Открытие памятника матери Терезе в Москве

Оставлен Лизавета

Описание: 

Статья об открытии в Москве памятника Матери Терезе Калькуттской, об истории ее монашеской общины и деятельности московского представительства, чьими подопечными были дети с синдромом Дауна.

В Москве у стен кафедрального католического собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии 24 сентября 2011 года, в день юбилейных торжеств в честь столетия храма, открылся памятник Матери Терезе Калькуттской (1910–1997). Статуя – дар скульптора Григория Потоцкого и его сподвижников по Международной академии доброты кафедральному собору. Рассказывая о создании памятника, скульптор объяснил, почему он символично изобразил Мать Терезу с открытыми, обращенными к людям пустыми ладонями: не имея ничего сама, маленькая монахиня помогала тысячам людей. «Чтобы быть такими, как Мать Тереза, нужна только любовь, больше ничего», – сказал Григорий Потоцкий.

На открытии памятника прозвучало множество поздравлений и благодарственных речей, в том числе было зачитано письмо директора Центра Матери Терезы отца Брайана Колодейчука. По его словам, открытие памятника в Москве – это «возможность почтить не только саму подвижницу, но и ее дело, то, что она всю жизнь проповедовала – Божью любовь ко всем нуждающимся. Мать Тереза учит делать маленькие дела, но с большой любовью». На церемонии выступили послы Албании, Индии, Пакистана в России, представитель кабинета министров Великобритании и другие почетные гости.

Памятник Матери Терезе существует в ее родном городе Скопье. Кроме того, ее именем назван крупнейший международный аэропорт Албании. А в 2010 году в Индии была выпущена в обращение монета достоинством в 2 рупии, посвященная Матери Терезе. В том же году в честь столетия со дня ее рождения в России, в Калужской области, в индийском дворе культурно-образовательного центра «Этномир» был установлен памятник (автор скульптуры Алексей Леонов). Это место выбрано не случайно, ведь долгие годы ее монашеского служения связаны с индийским городом Калькуттой и именно поэтому ее называют Терезой Калькуттской. Открывали памятник представители индийского посольства и администрации Калужской области. Вместе с ними в небо запустили шары десятки велосипедистов, участников благотворительного велопробега, который ежегодно проводит Фонд «Даунсайд Ап».

На открытии нового памятника в Москве звучали и тревожные нотки в связи с недавним сносом здания приюта, принадлежащего филиалу общества «Миссионеры милосердия» («Сестры Матери Терезы»). Архиепископ Иван Юркович (представитель Ватикана в России) сказал: «Мы открываем этот памятник в трудные для сестер Матери Терезы дни. Но я хочу надеяться, что любовь к ближнему, самоотдача, высокое социальное служение, которые в течение многих лет демонстрируют сестры Матери Терезы, откроют сердца людей в России и заставят действовать по законам милосердия. Хочется верить, что жители столицы и местные власти посодействуют миссии в получении достойного помещения, где сестры могли бы проводить работу среди обездоленных».

Начало работы миссии в России было связано с большими трудностями. В советское время считалось, что наше государство не нуждается в помощи и граждане получают все необходимое. Но миссии удалось преодолеть этот барьер, ведь к тому времени у самой Матери Терезы за плечами был долгий подвижнический труд. Известно, что в восемнадцать лет она уехала из родного македонского города Скопье в Ирландию, где вступила в монашеский орден «Ирландские сестры Лорето». В 1931 году она приняла постриг и взяла имя Тереза в честь монахини-кармелитки Терезы из Лизье, известной своей добротой и милосердием. Вскоре орден направил Терезу в Калькутту, где она преподавала в женской школе святой Марии около 20 лет. В 1948 году она основала там общину – монашескую конгрегацию «Сестры Миссионерки Любви», деятельность которой была направлена на создание школ, приютов, больниц для бедных и тяжелобольных людей, независимо от их национальности и вероисповедания. На момент ее смерти более 4000 миссионеров ордена Матери Терезы работали в 610 представительствах в 123 странах.

О деятельности одного из таких представительств в Москве рассказала ведущий специалист Даунсайд Ап Полина Львовна Жиянова, которая участвовала в организации занятий с детьми, находящимися на попечении миссии. Ее опыт работы с малышами с синдромом Дауна берет начало именно в деятельности монашеской общины Матери Терезы. Эти воспоминания позволили нам восстановить события тех дней.

Молитвенный подвиг сестер в миссии всегда был сопряжен с трудом. Даже обычная стирка сопровождалась молитвой, ведь здесь все делалось своими руками, и облегчить этот труд с помощью стиральных машин никто не пытался. Сари, которые носят сестры, были сотканы больными из лепрозориев. Сестры объясняли: «Когда больные создавали эту одежду, они молились о нас, а сейчас, стирая, мы молимся о них». Интересно, что среди волонтеров встречались даже супруги дипломатов, и эти женщины не брезговали любой работой в миссии.

Монашеская община занималась воспитанием нескольких тяжелых «отказных» детей, требующих особого ухода, среди них были и малыши с синдромом Дауна. В доме, где располагалась миссия, была игровая комната для детей, спальня, раздевалка, ребята получали хороший уход, любовь и заботу, но не было специалистов, которые бы профессионально занимались с ними. Сестры всегда с радостью принимали любую помощь, в том числе педагогическую. Сначала это были консультации в плане воспитания и развития детей, а затем и еженедельные групповые занятия. Увидев результаты, сестры пригласили специалиста работать с детьми на постоянной основе.

В миссии был удивительный случай: мальчика Андрея, имеющего среднюю степень снижения интеллекта, захотела усыновить католическая семья из Новосибирска, не имеющая своих детей. Несмотря на то, что среди воспитанников были лучше развивающиеся дети, эта семья совершенно определенно решила усыновить именно его: Андрей был похож на будущего отца как две капли воды. До начала процедуры усыновления оставалось время, и ребенка решили устроить в детский сад. Это был первый малыш из миссии, которого приняли в садик. На тот момент Андрею исполнилось 4 года, но в группу своего возраста он не попал, поэтому находился в группе с семилетними детьми. Насколько было возможно, его включали в общие занятия, и Андрей, несмотря на то что индивидуальных занятий с ним не велось, стал активно развиваться, у него появилась речь. Прошло около полугода, когда будущий отец Андрея приехал оформлять документы на усыновление. Андрей очень радовался, рассказывал всем, что у него теперь есть папа и мама. Папа стал приходить на занятия, интересоваться методиками развития ребенка, просил совета, как организовать дальнейшую жизнь мальчика. Было известно, что будущая мама Андрея занимается музыкой с детьми при храме, и специалисты посоветовали включить его в занятия этого кружка. Родители очень активно приступили к воспитанию и развитию малыша. Конец этой истории иначе как чудом не назовешь – диагноз был снят. Мама и папа Андрея сумели так организовать его жизнь, что он сначала ходил в обычный детский сад, затем в среднюю школу, потом перешел в гимназию, закончив которую поступил в Новосибирский университет.

Дети, воспитывавшиеся в миссии сестер Матери Терезы, росли, взрослели, заканчивали школу. К сожалению, проблема трудоустройства людей с особенностями развития, типичная для нашей страны, не обошла стороной и воспитанников общины. Почти все они продолжают жить на территории миссии, помогая сестрам в их делах. Здесь они обрели свой дом, свою семью.