Открываем мир вместе. Комментарии матери в процессе игры с ребенком раннего возраста с синдромом Дауна

Оставлен Администратор

Описание: 

В статье представлена одна из характеристик материнского поведения в процессе игры с ребенком — комментирование всего, что привлекает его внимание. Анализ комментариев матери дает специалистам важную информацию о качестве коммуникации в диаде. Опыт работы с матерями, направленный на преодоление неблагоприятного развития коммуникации, показывает, что данному коммуникативному умению мать удается обучить.

Специалисты, которые работают с ребенком раннего возраста с ограниченными возможностями здоровья и его семьей, замечают, но не всегда придают должное значение тому, как мать общается с ребенком. А именно тому, что и как она говорит во время игры с ребенком, кормления, переодевания и т. д.

В статье рассматривается одна из характеристик поведения матери в процессе игры с ребенком раннего возраста: комментирование матерью всего, что привлекает внимание ребенка.

Анализ комментариев матери во взаимодействии с ребенком дает специалистам важную информацию о качестве общения в паре мать — ребенок.

Общение со взрослым является важным условием психического развития ребенка. Способность общаться не является врожденной. В развитии общения чрезвычайно важную роль играет поведение матери / близкого взрослого во взаимодействии с ребенком. Именно доброжелательный разговор матери с младенцем вызывает его реакции, которые мать видит, выделяет и расценивает как ответ. Позже у ребенка появляются инициативы — приглашения взрослого к «разговору». От матери, поддерживающей или не поддерживающей инициативное поведение, зависит время появления этих инициатив и их развитие. Так возникает заинтересованность ребенка в общении, которая стимулирует и саму мать. Появление первых актов общения (инициатива — ответ), соединение их в цепочки, объединение темой, разворачивание чередующегося обмена репликами — все это также зависит от поведения взрослого во взаимодействии. В диалоге, в общении взрослым передаются ребенку жизненно важные культурно­исторические компетенции.

У ребенка с ОВЗ на пути развития общения в раннем периоде детства (до 3 лет) могут возникнуть те или иные сложности. Эти сложности могут быть связаны как с нарушениями в развитии ребенка, так и с особенностями ближайшего окружения. «Типичное» коммуникативное поведение взрослого, характерное для взаимодействия с нормально развивающимся ребенком, может оказаться неадекватным или недостаточным для того, чтобы ребенок с ОВЗ мог перейти на новую ступень в общении.

С целью выявления и определения коммуникативных умений взрослых, обеспечивающих развитие общения ребенка с ОВЗ в логике онтогенеза, в Институте коррекционной педагогики РАО изучается взаимодействие близких взрослых с детьми младенческого и раннего возраста с разными категориями нарушений. Базовой составляющей исследования взаимодействия матери / близкого взрослого и ребенка является анализ видеозаписей общения и игры в парах [1–5]. В ходе исследования был выделен целый ряд характеристик в поведении взрослого и ребенка.

Выявлено и доказано, что трудности развития общения детей младенческого и раннего возраста с ОВЗ обусловлены несоответствием содержания и форм коммуникативного поведения близкого взрослого возможностям и потребностям ребенка [5].

Сосредоточим внимание на различиях в поведении тех матерей, у которых наблюдается феномен «Мать комментирует внешний мир для ребенка», и тех, у которых он отсутствует. Мы предполагаем, что отсутствие материнских объяснений окружающих событий и явлений не соответствует потребностям ребенка и является одной из причин, затрудняющих развитие общения.

Феномен «Мать комментирует внешний мир для ребенка» был выявлен при изучении взаимодействия в парах мать — ребенок второго и третьего года жизни. В эксперименте принимали участие дети с типичным развитием и дети с синдромом Дауна. Характеристики матерей и детей, принявших участие в исследовании, представлены в нашей монографии [4, с. 34–39].

Суть поведения матери при наблюдаемом феномене заключается в следующем: мать, используя «смысловой комментарий», называет действия ребенка, предмет или явление, которые привлекли его внимание, заинтересовали, при этом увлекли ребенка чаще неожиданно.

Пример. Ребенок В. (2 года) сидит на полу с игрушками, немного отвернувшись от матери. Мать просит дать ей пирамидку. Ребенок берет машинку. Мать спрашивает, что это. Ребенок отвечает: «Бр-бр». Она «отзеркаливает» (повторяет его звуки), говорит, что это машина, и просит дать пирамидку. Ребенок бросает машинку, берет куклу и теребит ее. Мать: «Кукла. Да? Кукла, ляля». Ребенок пытается повторить: «Ляля». «А пирамидку дай!» Ребенок берет птичку, только потом пирамидку.

Таким образом, мать называла все игрушки, которые брал в руки ребенок.

Можно предположить, что подобные действия матери обслуживают решение следующих задач:

  1. Мать удерживает ребенка в коммуникации тогда, когда его внимание случайно привлекают окружающие явления и предметы и появляется угроза прерывания общения. Своими действиями она вовлекает ребенка в общение, когда он самостоятельно изучает предметный мир.
  2. Называя все, что окружает ребенка, мать учит его языку. Она «навешивает ярлыки» на окружающие предметы и явления и все время контролирует (чаще при помощи вопросов), насколько успешно ребенок продвигается в своем познании [6, с. 7].
  3. Через язык мать знакомит ребенка с устройством мира («Это горячо, не трогай!»).
  4. Мать разделяет внимание ребенка. Придавая значение тому, что заинтересовало ребенка, и называя это, она организует его внимание (пример совместно­разделенного внимания).

В названии феномена слова «внешний мир» надо понимать не в широком, а узком смысле: центральной темой материнского комментария является сам ребенок, все, что привлекает его внимание, что с ним происходит, причем здесь и сейчас.

Мать называет то, что доступно восприятию ребенка, и делает это в наиболее приемлемой для него форме («Там Дюдюка у нас сидит!»; «Кукла, ляля»).

В исследовании Ю. А. Разенковой, в котором анализировалось взаимодействие более 200 пар близких/ухаживающих взрослых и детей младенческого и раннего возраста с разными категориями нарушений, феномен, имеющий аналогичное значение, обозначен так: взрослый «нейтрально или позитивно комментирует все, что привлекает внимание ребенка» [5, с. 28].

Феномен «Мать комментирует внешний мир для ребенка» отсутствует в следующих случаях:

  • мать дает сложные, не ориентированные на возраст ребенка объяснения;
  • мать называет то, что находится вне зоны сосредоточения ребенка, направляет его внимание на что­то другое, критикует ребенка («Ну зачем тебе это! Не надо это тебе!»);
  • мать говорит о том, что привлекло ее собственное внимание, и это не связано с ситуацией общения (посмотрела в окно и сказала: «Какая погода сегодня плохая»).

При отсутствии данного феномена мать не называет ребенку то, что привлекло его внимание, а его самостоятельный интерес к окружающему явлению или предмету может расценить как отвлечение. Если ребенка привлекает игрушка и он начинает манипулировать ею, мать становится пассивной, эмоционально нейтральной, замолкает, не показывает ребенку другие возможные действия с игрушкой. Также она может привлекать внимание ребенка к себе или к какому­либо предмету, более интересному или нужному на ее взгляд («Смотри, какие игрушки интересные!»).

Пример. Мать кладет игрушки в машину и катает ее. Ребенок К. (1 г. 7 мес.) тянется к машине. Мать молча продолжает показывать игру – катает машину и отпускает ее тогда, когда ребенок взялся за игрушку. Ребенок немного отворачивается от матери, катает машину, опрокидывает ее, игрушки рассыпаются. Мать сидит на расстоянии от ребенка и вокализирует: «Ох-о-хо!», сдержанно смеется. Ребенок продолжает катать грузовик, стучит кузовом. Мать молча наблюдает за ним. Ребенок стучит машиной по полу, в его действиях и вокализациях появляются элементы агрессии.

Мать не называет игрушки, не комментирует свои действия и действия ребенка, не предпринимает попыток вовлечь ребенка в коммуникацию.

Иногда комментирование действий ребенка сопровождается рядом вопросов матери. Например: «Пошла туда, к мячам, а зачем? Что будешь делать?»; «А танцевать хочешь? Упадешь ведь сейчас!»; «Смотри, какие мячики. У нас таких нет. Давай, бросай их мне! Ну, давай! Не хочешь?!».

Такие примеры не были отнесены нами к комментированию внешнего мира. Иногда мать так реагировала, когда ребенок уходил от нее. Игнорируя его потребности (привлекли игрушки, хочет двигаться), она задавала вопросы и побуждала ребенка к ответным действиям. Исследователи говорят о том, что вопросами мать заполняет паузы во взаимодействии и таким образом сглаживает малую активность, слабую заинтересованность ребенка в общении [7]. Возможно, так она пытается контролировать поведение ребенка.

Изучая детскую речь, С. Н. Цейтлин в своих работах уделяет большое внимание речи взрослого (матери). Она приводит пример западных исследований, которые показывают, что есть два преобладающих типа матерей [6, с. 25]. Одни матери преимущественно предписывают ребенку, что ему следует делать, в их речи преобладают побудительные высказывания (императивный стиль общения). Другие преимущественно рассказывают ему о происходящем, в их речи превалируют повествовательные и вопросительные (побуждающие к ответу, к диалогу) высказывания (декларативный стиль общения). В чистом виде эти стили встречаются нечасто (мать переключается с одного на другой в зависимости от своего настроения, состояния ребенка, окружающей обстановки и т. п.), и следует говорить о преобладающем стиле общения матери с ребенком.

Императивный стиль общения часто наблюдается у нянь и воспитателей в дошкольных заведениях, учреждениях закрытого типа. В основе такого стиля — регулирование поведения ребенка.

Декларативный стиль общения (когда мать объясняет мир, действия ребенка и взрослых, поступки и эмоции самого ребенка, изменения в природе) можно соотнести с тем, что мы называем феноменом «Мать комментирует внешний мир для ребенка», а императивный стиль — с одним из проявлений отсутствия этого феномена.

Отсутствие феномена «Мать комментирует внешний мир для ребенка» встречается как в парах мать — ребенок с типичным развитием (у 3 матерей из 18), так и в парах мать — ребенок с синдромом Дауна (у 5 матерей из 15).

Рассмотрим, как связан этот феномен с благоприятным и неблагоприятным вариантом развития общения в парах мать — ребенок с синдромом Дауна[1]. Описание благоприятного и неблагоприятного варианта развития общения представлено в нашей монографии [4, с. 105–107].

При благоприятном варианте развития общения 6 из 7 матерей (85,7 %) озвучивали внешний мир: нейтрально или позитивно называли то, что окружает ребенка и интересует его в данный момент. Чаще такое поведение наблюдалось в случаях, когда ребенок отвлекался. Мать благодаря комментированию присоединялась к ребенку, приписывала его действиям исследовательский интерес и таким образом сохраняла его пребывание в коммуникации.

При неблагоприятном варианте развития общения феномен «Мать комментирует внешний мир для ребенка» отсутствовал в поведении 4 из 8 матерей (50 %).

Почти у всех матерей типично развивающихся детей при неблагоприятном варианте развития общения этот феномен отсутствовал.

Специалисты, работающие с семьей ребенка раннего возраста с синдромом Дауна, могут наблюдать, комментирует мать внешний мир для ребенка или нет, могут оценить качество этого комментария. Наличие этого феномена может указывать на благополучие во взаимодействии, а отсутствие — быть показателем неблагополучия, при котором коррекционной работы только с ребенком будет явно недостаточно и потребуется работа с парой по налаживанию взаимодействия.

Технология работы с семьями, направленная на преодоление неблагоприятного хода развития общения матерей и детей с синдромом Дауна, показывает, что данному коммуникативному умению мать удается обучить.

Именно называние матерью для ребенка того, что в окружении его интересует, адаптированное комментирование, попадающее в зону его восприятия, представляет собой ту форму и то содержание, которые соответствуют потребностям и возможностям ребенка.

В дальнейшем следует рассмотреть значимость этого феномена в поведении матерей детей раннего возраста с другими категориями нарушений. Предположительно данный феномен является важной характеристикой при диагностике качества взаимодействия в паре мать — ребенок с ОВЗ.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Айвазян Е. Б. Исследование общения взрослого и ребенка первых лет жизни с ограниченными возможностями здоровья : методический инструментарий / Е. Б. Айвазян, Т. П. Кудрина, Г. Ю. Одинокова, Е. В. Орлова, Ю. А. Разенкова // Альманах института коррекционной педагогики. 2018. № 32: Ранняя помощь: от исследований к практике. URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac­32/ (дата обращения: 3.11.2018).
  2. Выродова И. А. Исследование характера взаимодействия воспитателей с младенцами­сиротами в ситуации специально организован­ ной игры // Дефектология. 2008. № 2. С. 45–51.
  3. Кудрина Т. П. Преодоление трудностей в развитии общения матери и слепого младенца : автореф. дис. … канд. пед. наук. М., 2015. 24 с.
  4. Одинокова Г. Ю. Общение матери и ребенка раннего возраста с синдромом Дауна : монография. М. : Полиграф сервис, 2016. 210 с.
  5. Разенкова Ю. А. Предупреждение и преодоление трудностей развития общения у детей раннего возраста с ограниченными возможностями здоровья : автореф. дис. … д­ра пед. наук. М., 2017. 50 с.
  6. Цейтлин С. Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М. : ВЛАДОС, 2000. 240 с.
  7. Cicchetti D. An organizational approach to the study of Down syndrome: contributions to an integrative theory of development // Children with Down syndrome: a developmental perspective / Ed. by D. Cicchetti, M. Beeghly. N. Y. : Cambridge University Press, 1993. P. 29–62.

[1] Пары мать — ребенок с синдромом Дауна, принимавшие участие в исследовании, с рождения были зарегистрированы в Благотворительном фонде «Даунсайд Ап» и получали психолого-­педагогическую помощь.