Родителей детей-инвалидов встревожило предложение сделать их тьюторами

Оставлен Администратор

Описание: 

Предложение депутата Государственной Думы Алены Аршиновой о привлечении родителей детей с ОВЗ в качестве тьюторов, сопровождающих ребенка в детском саду или школе, вызвало неоднозначную реакцию в родительском сообществе. Обсуждая инициативу в социальных сетях, многие из родителей указывают на опасности, которые могут быть связаны с ее реализацией.

Предложение депутата Государственной Думы Алены Аршиновой о привлечении родителей детей с ОВЗ в качестве тьюторов, сопровождающих ребенка в детском саду или школе, вызвало неоднозначную реакцию в родительском сообществе. Обсуждая инициативу в социальных сетях, многие из родителей указывают на опасности, которые могут быть связаны с ее реализацией.

По словам Аршиновой, привлечение родителей позволило бы увеличить число детей с ограниченными возможностями в группе или классе. Такая идея была предложена самими родителями детей с ОВЗ, и одобрена в Минобрнауки. Речь идет лишь о добровольном выборе такой возможности, и о зачислении времени такой работы в счет трудового стажа, а если родитель является педагогом — то и педагогического стажа.

«Это предложение не рассматривается как решение существующих проблем с обучением детей с ОВЗ, а лишь как некоторая, дополнительная возможность содействия.

В случае нежелания родителей никто не должен навязывать им это решение»,

— отметила депутат при обсуждении своего предложения в соцсетях.

 

Предложение о привлечении родителей в качестве тьюторов изначально сформулировано неверно, считает сопредседатель КС по делам детей-инвалидов при ОПРФ Елена Клочко, ведь работа тьютора предполагает соответствующий образовательный ценз, который есть далеко не у всех родителей. Для того, чтобы иметь право работать тьюторами, родителям придется каким-то образом получить соответствующую квалификацию.

 

Возможно, в действительности речь идет о выполнении родителями функций не тьютора, а ассистента-помощника, однако такой вариант не отменяет множество недостатков проекта, отмечает эксперт.

Круглосуточное нахождение родителя с ребенком-инвалидом требует напряжения всех сил и в итоге приводит к выгоранию, что подтверждается многократным опытом родителей, говорит Елена Клочко. В том числе, некоторые из московских активистов родительского сообщества прошли этот путь, и убедились, что родителю не следует брать обязанности тьютора на себя.

Еще один негативный аспект – вред для развития детей, постоянно находящихся с родителями. В таком случае они становятся единственным для ребенка социумом, и он растет, ориентируясь лишь на них.

«Опасность в том, что Госдума примет решение, и в государственных учреждениях будут считать, что это решение – правильное.

Никто не будет разбираться: просто разрешено это, рекомендовано, или это практика, которая должна войти в нашу жизнь. Это небезопасно», — подчеркнула Елена Клочко.

«Я была и тьютором, и ассистентом для своей дочери до 6 класса, до 8 ассистентом, — рассказала председатель совета Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов Юлия Камал.

— Считаю это категорически неправильным. Полностью выматывающим мать, и от этого бесполезным и даже вредным для ребёнка».

«Родители опасаются, во-первых того, что будет как всегда: предложенное разрешение на местах будет воспринято как непреложное указание, и может обернуться отсутствием выбора: тем, кто будет требовать для своих детей тьютора, предложат заниматься этим самим, — подтвердила порталу Милосердие.ru глава региональной общественной организации помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт» Елена Багарадникова.

— Есть и другая сторона проблемы: некоторые родители сами добиваются возможности сопровождать ребенка. А им в этом школа отказывает, но и тьютора не предоставляет. Действительно, для тех родителей, которые хотят и могут сопровождать своих детей, надо это сопровождение легализовать и поощрять, потому, что они могут приобрести новую профессию, имеют возможность помочь своему ребенку, а также получать за это заработную плату.

Но надо понимать, что чаще всего это хорошая идея для родителей детей, находящихся на длительном лечении, после которого они надеются на их выздоровление и возвращение к обычной жизни.

Например, я знакома с хорошим проектом «Учим-Знаем», в рамках которого родителей детей, находящихся на длительном лечении, бесплатно обучают тьюторским навыкам. Но речь все равно не идёт, на мой взгляд, о приобретении полноценной профессии. Хотя то, что они делают — и важно, и нужно, и решает для этой категории детей и родителей определенные задачи.

Нововведений опасаются прежде всего родители детей с аутизмом. Ведь для таких детей нужно высокопрофессиональное тьюторское сопровождение. И специальная подготовка тьюторов с обязательной практикой. Поэтому сопровождение родителей нисколько не решает проблему нехватки тьюторов для таких детей.

Сейчас формально никто не запрещает родителям пройти обучение и устроиться работать тьюторами собственных детей-инвалидов, и некоторым это удается.

Но для этого нужно базовое специальное образование, и в дополнение — специальные курсы повышения квалификации. А это — затраты как финансовые, так и временные. Это не многим по силам.

Нужно, чтобы инициатива не превратилась в оправдание отказов в надлежащей помощи детям, как это у нас часто бывает — «тьютора у нас нет, взять неоткуда, вы сопровождать не хотите, значит, ничего делать не будем».

Привлечение родителей может стать временным, тактическим выходом, который не отменит необходимости подготовки большого числа специалистов. Проблема еще и в том, что пока у нас под тьюторством могут понимать самые разные вещи. Если говорить про тьюторов для ментальных инвалидов, то спрос на их услуги крайне востребован — но, прежде всего, родителями, а не образовательными учреждениями.

У Координационного совета по делам инвалидов при ОП РФ есть по тьюторам мониторинг двухгодичной давности , и свежий мониторинг по стране вообще по образованию детей с ОВЗ — из них очевидно, что ситуация и с тьюторами печальна.

Еще одна причина государству серьезно поработать над темой тьюторства: у нас очень мало аутистов с подтвержденным диагнозом — по подсчетам, их должно быть выявлено в разы больше. Выявляемость улучшилась, но цифры несомненно будут ещё будет расти. Соответственно, дети без установленного диагноза “аутизм” чаще всего не могут получить заключение ПМПК с заветной строчкой “сопровождение тьютором”.

И федеральное законодательство тоже не совершенно. Например, в приказе №1015 Министерства Образования РФ есть формулировки, позволяющие школам допускать очень вольные трактовки относительно того, кому и при каких условиях необходим тьютор. Не урегулирован однозначно вопрос и с тем индивидуальный это специалист, или полагающийся на группу детей, и в каком случае. И так далее.

Кто-то услышав новость об этой законодательной инициативе обрадовался: полагают, что для родителей это может стать способом получать деньги за сопровождение своего ребенка. Увы, и здесь все не так уж просто.

В соцсетях, например, свою историю рассказывала женщина, которой с трудом удалось добиться устройства тьютором к своему ребенку.

В результате она получила мизерную по московским меркам зарплату около 14 тысяч — и лишилась надбавки по уходу за ребенком-инвалидом, которая превышала эту сумму. Но печалило ее не это — педагогический коллектив не принял ее, а значит роль тьютора как человека, регулирующего и выстраивающего среду вокруг ребенка, своего рода “переводчика”, оказалась тоже не исполнила.

Человек не может находиться на работе 24 часа в сутки и оставаться работоспособным. А если мама работает тьютором, получается именно так. Ни выходных, ни отпусков. Днём с ребенком — потому что она тьютор, вечером — потому что она мама. Это постоянное напряжение. И выгорание происходит, конечно, очень быстро, тем более — если ребенок еще и «тяжелый», как это часто бывает.

При таком режиме мама за год или за два может физически выйти из строя.

Ещё один риск, что в школе маму ребенок не будет воспринимать как педагога. А будет продолжать воспринимать как маму. Иногда можно отметить, что ребенок в присутствии матери ведёт себя значительно хуже, чем без нее.

И все же, дать родителям, которые хотят и могут, и уже сопровождают своих детей, возможность делать это на законных основаниях, за зарплату, с трудовым стажем и бесплатным обучением — было бы прекрасно. Но не надо называть их во всех случаях тьюторами — это усугубит общую непростую ситуацию».