Вокруг света... за музыкой! Всемирный фестиваль для особенных музыкантов

Оставлен Администратор

Описание: 

Летом 2018 года в корейском городке Пхенчхан, который за полгода до этого был местом проведения XXIII зимних Олимпийских игр, встретились особенные музыканты со всего мира. Россию на фестивале представлял 11­летний пианист Даниил Шипунов. Его выступление стало заметным событием. Автор статьи рассказывает о нескольких участниках фестиваля и отмечает значение, которое в Корее придают развитию музыкальных способностей людей с ОВЗ.

Всемирный фестиваль для особенных музыкантов

Пхенчхан. В 2018 году труднопроизносимое название этого корейского городка было на устах у всего мира и ассоциировалось исключительно с зимними Олимпийскими играми. Но для некоторых — не только с ними. Особенные музыканты из разных стран тоже побывали здесь — не зимой, а летом. В Пхенчхане их собрал Всемирный музыкальный специальный фестиваль. И не для того, чтобы состязаться и доказывать, кто лучше, а чтобы в очередной раз убедиться: музыка объединяет людей и стирает границы.

Даниил, Россия. На празднике Музыки

По правилам фестиваля страну может представлять только один участник. От России это был 11­летний московский пианист Даниил Шипунов. Даня приехал в Корею вместе с мамой Вероникой. Почти 10 часов полета, затем 2,5 часа езды от аэропорта — и вот они в большом горнолыжном комплексе города Пхенчхан. Стартовал фестиваль на сле­дующий день, так что было время осмотреться.

Даня занимается музыкой пятый год и очень успешно, но на международные гастроли не замахивался. Поездка состоялась довольно неожиданно: Шипуновы случайно узнали о фестивале, долго сомневались, разбирались, как подать заявку. В итоге отправили видеозаписи несколь­ких музыкальных произведений в исполнении Даниила и все сопроводительные документы. Долго ждали ответ — и дождались, их пригласили на фестиваль!

Хотя прошло уже несколько месяцев, но сегодня Вероника и Даня признаются — фестиваль до сих пор и в памяти, и в сердце. «Он шел неделю, — рассказывает Вероника Шипунова, — и каждый день был наполнен музы­кой с утра до вечера. И не только музыкой: для участников проводились веселые спортивные соревнования, фотосес­сия в корейских народных костюмах, творческие мастер­-классы. Если честно, мы с Даней мало где участвовали, потому что все свободное время репетировали. И гуляли, конечно. Правда, Пхенчхан не то место, где можно прикос­нуться к корейской культуре, — это модный горнолыжный комплекс. Но в гору на подъемнике мы поднялись, не поле­нились».

По словам Вероники, на фестивале было много уди­вительного. Самое главное — это музыка в исполнении особенных артистов: разных, уникальных, творческих. Два раза в день проводились открытые концерты, а вечером — большой концерт, где особенные музыканты играли с профессионалами, ведь девиз фестиваля — «Играем вместе!». И он был полностью реализован: музыканты из разных стран выступали вместе, кто-­то играл, кто-­то пел. Некоторые музыканты с особенностями развития были при­глашены на фестиваль именно как «звезды». К примеру, певица ДжейДжей (JJ Thames) из США, девушка с синдро­мом Аспергера, — теперь Даня мечтает аккомпанировать ей на фортепиано. Хедлайнерами выступили также певец Артур Шорти (Arthur Shorty) из Нидерландов и пианист Вильям Тевью (William Theviot) из Франции — они откры­вали и закрывали фестиваль, произносили речи на англий­ском языке (хотя он для них не родной) об искусстве, о важ­ности подобных музыкальных мероприятий.

На фестивале были представлены разные жанры музыки и множество музыкальных инструментов. И вот еще одна уникальная особенность фестиваля в Корее — все участни­ки могли в рамках фестивальной недели пройти обучение у профессиональных педагогов-­наставников. Например, Даня в группе пианистов получил три мастер-­класса от раз­ных учителей.

Что еще удивило россиян в Корее? «Корейские музыкан­ты — необыкновенные исполнители, — говорит Вероника. — У них просто летали пальцы по инструменту. Я честно пыталась понять, как возможно достичь такого результата. Уверена, что там существует если не государственная систе­ма подготовки особенных музыкантов, то уж точно какие-­то специальные методики. Мы узнали, что в Корее есть знаме­нитости с особенностями развития. На открытии фестиваля лично присутствовал его почетный председатель, генераль­ный секретарь ООН Пан Ги Мун с супругой и еще много ува­жаемых в Корее людей. Это говорит о том, как здесь ценится творчество особенных людей. Все VIP-­персоны при этом держались с невероятным достоинством, были скромны, приветливы: например, они обедали в одном зале с участ­никами, но к фуршету подошли последними. Теперь можем похвастаться, что обедали вместе с генсеком ООН!»

Любой фестиваль — это место встреч, знакомств, обме­на опытом. Вероника и Даня познакомились с музыканта­ми из разных стран, с некоторыми с тех пор общаются по Интернету. «Иностранцы все удивительные! — рассказывает Вероника. — Многие музыканты произвели неизгладимое впечатление волей к жизни, энергией, талантом. Когда маль­чик с аутизмом из Монголии вышел на сцену, было видно, как ему трудно, он прямо на глазах у зрителей буквально боролся с собой, со своими страхами — но в итоге сел и все же сыграл. Веселый парень Сэм из Тайваня, мальчик с син­дромом Дауна, — отличный музыкант. Еще бы, ведь он зани­мается с четырех лет! 14­летний пианист из камбоджийской деревни играл одной рукой. Просто потому, что пока второй играть не научился. В стране всегда война, очень тяжело с музыкальными инструментами, но он попал в образователь­ную программу и начал заниматься. Ребята из Нидерландов в составе особенных музыкальных групп гастролируют по стране и по миру и даже что-­то зарабатывают от продажи билетов. Все это доказывает, что музыка — это не просто досуг и развлечение. Для наших детей она может стать делом жизни, полем для реализации их талантов и способностей».

Даниилу очень хотелось бы еще раз приехать в Корею. Ведь его здесь так полюбили! На итоговом концерте имен­но он выходил на сцену, чтобы принять благодарность орга­низаторов фестиваля всем его иностранным участникам. Согласитесь, неплохое начало творческого пути!

Дэвид, Корея. Только факты

Восторженный рассказ Вероники и Дани о специальном музыкальном фестивале в Корее вдохновил нас связаться с его организаторами и расспросить их о том, как удалось создать и развить такой проект. Дэвид Шин (David Shin), пресс-­секретарь оргкомитета фестиваля, любезно согласил­ся ответить на наши вопросы.

— Дэвид, расскажите историю возникновения и развития фестиваля.

— Во время подготовки Всемирных Специальных Олимпийских игр в Пхенчхане зимой 2013 года На Гён Вон (Kyungwon Na), президент организационного комитета (а также член корейского парламента), решила добавить в них музы­кальную часть. Были подготовлены совместные выступления профессиональных музыкантов и исполнителей с особенно­стями развития. Так из чисто спортивного мероприятия Игры превратились в культурно значимое событие и было положено начало ежегодному Всемирному специальному музыкальному фестивалю. До сих пор он остается единственным междуна­родным творческим фестивалем для музыкантов с интеллек­туальными нарушениями. С самого начала фестиваль служит важной цели — разрушать стереотипы, касающиеся людей с интеллектуальными нарушениями, и доказывать миру важ­ность и необходимость инклюзии.

— Кто выступает организатором этого масштабного мероприятия?

— Фестиваль организует Специальный Олимпийский комитет Кореи. В него входят признанные мастера, профес­сионалы своего дела, которые имеют большой опыт в сфере искусства, организации мероприятий, фандрайзинга. Господин Пан Ги Мун, восьмой генеральный секретарь ООН, является почетным президентом организационного комитета. Госпожа На Гён Вон, член конгресса и почетный председа­тель Специального Олимпийского комитета Кореи — прези­дент оргкомитета. Также в него входят господин Ко Хын Гиль (Heungkil Ko), бывший министр и президент Специального Олимпийского комитета Кореи, скрипач Ким Ён Гук (Yonguck Kim) и еще 40 человек.

— Как происходит отбор участников фестиваля?

— Обычно каждый год в фестивале принимает участие около 70 музыкантов из Кореи и 30 — из других стран. Подать заявку могут молодые люди от 12 до 35 лет, кото­рые занимаются музыкой и любят ее. Для корейских участ­ников проводятся прослушивания, их оценивают преподава­тели-­наставники, известные профессиональные музыканты. Иностранные конкурсанты присылают видеозаписи своих выступлений. Ни для тех, ни для других строгих критериев отбора нет. Наоборот, мы стараемся дать возможность почувствовать силу музыки и ее красоту как можно боль­шему числу людей с интеллектуальными нарушениями. Это принципиальная позиция — нужно дать шанс поучаствовать в фестивале разным людям.

После того как первоначальный отбор состоялся, начи­нается процесс подготовки: планирование и репетиции инклюзивных выступлений (кому-­то приходится готовиться заранее, репетировать совместные номера), приглашение иностранных гостей. Параллельно мы рассказываем о фести­вале широкой аудитории через СМИ, приглашаем зрителей, набираем волонтеров, помощь которых необходима во время фестиваля, — а это более 200 человек! Их роль велика еще и потому, что корейских участников родители сопровождать не могут, в течение всего фестиваля о них заботятся волон­теры. Это помогает развивать самостоятельность и социаль­ные навыки молодых музыкантов.

— Мы знаем, что уровень исполнительского мастерства на фестивале очень высок. Но если нет строгих критериев отбора участников, то как получается держать такую планку?

— Мне кажется, главная причина столь высокого уровня исполнения на фестивале — это участие в нем 29 профес­соров­-наставников, которые работают с музыкантами. Все они известные профессиональные музыканты, но трудятся на фестивале как волонтеры. Они прекрасно понимают, что именно нужно дать на индивидуальном занятии конкретному ученику. Такое наставничество позволяет очень быстро улуч­шить уровень исполнения молодых людей.

Многие наши наставники не только известные музыканты, но и профессора ведущих университетов. Все они знакомы с природой основных нарушений развития, так как большин­ство из них работает с нами уже несколько лет. Это также дает возможность поддерживать высокий уровень обучения и развивать его.

Следуя принципам Специального Олимпийского движе­ния, мы делаем большинство выступлений на концертах фестиваля инклюзивными. Именно такие постановки очень нравятся зрителям. Выступление на одной сцене с извест­ными музыкантами — замечательный опыт для особенных артистов, он надолго остается в памяти, мотивирует их заниматься.

— Бесспорно высок уровень исполнения корейских музыкантов. Как удается этого добиться?

— В Корее нет единой системы государственной поддерж­ки музыкального образования людей с интеллектуальными нарушениями. Однако развитие в этом направлении проис­ходит довольно активно, например появляется все больше школ и вузов, где люди с особенностями развития могут получить музыкальное образование. Музыка становится все более доступной для людей с интеллектуальными нарушениями. Соответственно и количество выступлений, подго­товленных особенными музыкантами, тоже увеличивается. Специальный Олимпийский комитет Кореи ежегодно обеспе­чивает выступления участников фестиваля более чем на 30 площадках по всему миру.

— Расскажите об особенных «звездах» фестиваля.

— Их за годы существования фестиваля было много, но я расскажу о четырех. Эмиль Корицкий (Emil Korickij) из Литвы впервые принял участие в фестивале в 2016 году, он брал уроки классического вокала у профессора Сеульского национального университета. После этого Эмиль занял вто­рое место в шоу «В Литве есть таланты» и вернулся на наш фестиваль через год уже как профессиональный артист. Эммануэль Бишоп (Emmanuel Bishop), скрипач с синдромом Дауна из США, принимал участие в фестивале два года назад, его обучал профессор Национального университета искусств Кореи. Это известный человек с синдромом Дауна, атлет Специального Олимпийского движения и прекрасный спикер. Он гастролирует по миру и планирует приехать к нам в следующем году. В этом году к нам приезжала ДжейДжей Тэмз (JJ Thames), певица с синдромом Аспергера из США, которая входила в топ 10 музыкантов по версии известно­го в США чарта «Billboard Single Charts». Не могу не ска­зать о Данииле Шипунове из России — он стал любимчиком всех волонтеров и других участников, его лучезарная улыбка и страсть к музыке заряжали всех счастьем и вдохновением.

— Как бы вы определили основные результаты фестиваля?

— Наш фестиваль стал действительно важным собы­тием культурной жизни Кореи и повысил осведомленность о людях с интеллектуальными нарушениями. За время его проведения зрителями и участниками концертов, выступле­ний, различных мероприятий стали около 3 тысяч человек. И более 80 тысяч посетили медиапортал Специального Олимпийского комитета Кореи.

Участникам фестиваль дал прекрасную возможность повысить собственную мотивацию к занятиям музыкой и вдохновить других. Для 40 % иностранных участников путе­шествие в Корею было первым в жизни выездом за границу, так что фестиваль, надеемся, расширил их восприятие мира.

— Как вы планируете развивать фестиваль?

— Фестивальное движение с каждым годом набирает обороты, растет число участников и просто людей, вовлеченных в него. Совершенствуется качество исполнения и концерт­ных постановок. Музыканты получают больше возможностей выступать на открытых сценах, участвовать в различных мероприятиях.

Специальный олимпийский комитет Кореи стремится раз­вивать идею инклюзии. Мы продолжаем бороться с предрас­судками в отношении людей с интеллектуальными нарушени­ями, делая инклюзивные концерты.

Что касается развития фестиваля, то мы хотим доба­вить в него художественный элемент, например занятия арт­терапией. Планируем увеличивать число участников. И последнее, но не менее важное: мы хотим сделать фестиваль более… фестивальным! До сих пор он был скорее похож на мастер-­класс, воркшоп. Мы же хотим, чтобы все события фестивальной недели приносили удовольствие и радость участникам и вдохновляли их.

Йореш и Артур, Нидерланды. С музыкой по жизни

Йореш ван Вейхаден (Joris van Wijngaarden) до недавнего времени не знал о музыкальном фестивале в Корее. Но так или иначе, он все равно должен был на нем оказаться — просто потому, что уже много лет занимается развитием музыкального движения людей с интеллектуальными нарушениями не только в родных Нидерландах, но и в других странах мира. Это движение называется «Объединенные музыкой» (United by Music) и существует почти 15 лет. В Корею Йореш приехал как сопровождающий вокалиста Артура Шорти.

Кто как не Йореш мог проанализировать и оценить то, что происходит на фестивале в Корее? По словам Йореша, уро­вень фестиваля действительно высок, это уникальное собы­тие мирового уровня. Но были моменты, которые особенно впечатлили голландца.

«Отличительная черта фестиваля — большое количество классической музыки, — говорит Йореш. — И исполняют ее замечательно. В Европе, на мой взгляд, больше играют рок, джаз, импровизацию. Например, наш проект “Объединенные музыкой” на сегодня включает в себя три музыкальные группы, все они играют в стиле блюз — он очень популярен в Нидерландах.

Очень важно, что участники фестиваля много работа­ли вместе. Это позволило им не только cделать новый шаг в музыкальном развитии, но и стать более открытыми, ком­муникабельными. Мы с Артуром говорим по­-голландски, кто­ то — на других языках. Но как же быстро в такой интернацио­нальной среде ребята адаптируются, осваивают английский! У них появляются новые друзья — пусть и виртуальные, но они потом общаются в соцсетях. Мне кажется, для самих участников фестиваль — яркое событие в их музыкальной жизни. Он дает им невероятную уверенность в себе. И вооб­ще это хорошо — встречаться с другими людьми, культурами, языками… Я видел, как родители и наставники гордятся своими особенными детьми и подопечными, видя их на сцене. Каждый человек в этом мире заслуживает того, чтобы быть успешным. Итоговый концерт фестиваля длился примерно полтора часа, в нем участвовало около ста человек! Конечно, в таких условиях показать каждого музыканта во всей красе невозможно. Но я уверен: цель не в том, чтобы достичь какого-­то суперуровня исполнения и выступлений, — важно показать широкий диапазон возможностей и талантов особенных людей, дать им шанс проявить себя».

Йореш, человек неравнодушный и действительно влю­бленный в музыку, не мог не предложить свои идеи развития корейского фестиваля: «Мне кажется, хорошо было бы сделать две части: классическую и современную, которая включала бы в себя джаз, блюз, рок и даже диджеинг. Важно подключать к фестивалю больше стран, и будет замеча­тельно, если в результате образуются интернациональные группы из музыкантов с интеллектуальными нарушениями. Мы участвуем в движении “Музыка объединяет Европу” (Music Unites Europe) — пока в нем представлены Германия, Швеция, Дания и Нидерланды — и в течение года встречаемся группами. Я думаю, мировое сообщество должно понять, что обязательно нужно проводить Специальную Олимпиаду и в области музыки».

А еще Йореш подробно рассказал о своем проекте «Объединенные музыкой», который реализуется не только в Нидерландах, но и в других европейских странах. Ничего подобного в России пока нет. Фестиваль в Корее вдохновил его продолжать двигаться к цели — выводить людей с интеллектуальными нарушениями на сцену и показывать миру то хорошее, на что они способны, тем самым способствуя насто­ящей инклюзии.

В Нидерландах есть ежегодное телевизионное шоу, в котором участвуют 8 известных исполнителей, большой оркестр и 8 людей с особенностями развития — они поют вместе. И это шоу не про «звезд», а про таланты особенных людей. Для телевидения в России это пока невероятно.

Стоит ли говорить о том, что и форматы выступлений особенных музыкантов в Нидерландах другие? С 2006 года «Объединенные музыкой» выступили более 600 раз. «Мы стремимся к инклюзии, — говорит Йореш, — и это значит, что нам нужна своя публика. В формате обычного концерта устроить это нелегко — новые зрители боятся, не знают, чего ожидать. Поэтому команда сменила стратегию и последнее время мы стараемся проводить ежегодные фестивали. Для этого у нас есть собственная мобильная сцена, так что, если люди не приходят к нам, мы сами идем к людям и можем выступать в любом месте, например на разных мероприятиях, ярмарках».

Йореш рассказал также, что проект «Объединенные музыкой» финансируют спонсоры, а кроме того, сами участники проекта занимаются фандрайзингом, проводят благотворительные мероприятия. Также небольшой доход приносят концерты. Еще они стараются установить пар­тнерство с организациями, которые помогают особенным людям, но большинство из них не хочет тратить деньги на музыку, считая это роскошью. «Все это, конечно, затрудняет работу, но, тем не менее, мы на плаву уже 12 лет. Вывели на сцену в Нидерландах три группы, еще две — в США, одну — в Норвегии и надеемся в этом году создать группу в Румынии».

Но все же, если честно: может ли широкая аудитория заинтересоваться музыкой особенных артистов? Как сделать так, чтобы зрителями были не только родные и друзья музыкантов? «В этом плане во всех странах ситуация похожая», — признается Йореш и шутит: «Возможно, мы недостаточно внешне привлекательны, чтобы заинтересовать миллион­ную аудиторию... Как говорится, “неформат”. Но это вообще проблема всех групп и музыкантов: найти свою аудиторию. Я думаю, что родители особых музыкантов и организаторы подобных проектов все равно должны ходить на выступления своих групп, приглашать друзей и знакомых, рассказывать про особенное творчество. СМИ — важный партнер в деле распространения информации, и на радио и телевидении нужно иметь своих “послов” из известных людей. Сделать это сложно, но если поверить в то, что выступления нашим музыкантам нужны как воздух, можно горы свернуть!»