Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    8322

    Быть или не быть...

    Описание:

    По странной иронии судьбы 2009 г., провозглашенный в России «Годом равных возможностей», завершился выходом газетной статьи «Добей, чтобы не мучился», в которой некий журналист призывал разрешить родителям, будет на то их желание, умерщвлять новорожденных, появившихся на свет с отклонением от нормы.

    По странной иронии судьбы (или это не ирония вовсе, а законо­мерность?) 2009 г., провозглашенный в России «Годом равных возможностей», завершился выходом газетной статьи «Добей, чтобы не мучился», в которой некий журналист призывал раз­решить родителям, буде на то их желание, умерщвлять новоро­жденных, появившихся на свет с отклонением от нормы.

     Вот выдержки из этой публикации: «Рождение в семье дебила — трагедия. Поэтому абсолютное большинство нормальных людей сдают брако­ванных детей государству. Может показаться, что дебилу лучше расти в семье, но это обманчи­вое впечатление. Не гуманнее ли было таких детей усыплять при рождении? Ведь ликвидация новорожденного по сути ничем не отличается от аборта... — в обоих случаях прерывается жизнедея­тельность не самосознающей человеческой лично­сти, но лишь болванки для будущей личности. И если болванка бракованная... Убежден: такое же право должны иметь и родители новорожденного дебила. ...Жизнь непол­ноценного — сплошное мучение. И сам он попросить об этом (об эвтаназии) не может. Надо ему помочь. Это и есть гума­низм». Возможно, статейка прошла бы не замеченной, если бы не попалась на глаза двум мамам как раз таких вот «бракованных болванок». Женщины обратились в Общественную коллегию по жалобам на прессу, и... волна пошла: программа на радио­станции «Эхо Москвы», «Пусть говорят» на Первом телека­нале, другие телепрограммы и телерепортажи, пуб­ликации в различных изданиях. Дискуссия бук­вально взорвала прессу и охватила всю стран)', деля наших сограждан на два примерно рав­ных в процентном соотношении лагеря: тех, которые «за», и тех, которые «против». Обсуждения ведутся бурно, эмоциональный уровень обеих сторон то и дело зашкаливает, превращаясь в истерию. В общем, это понятно: моя первая реакция на автора публи­кации тоже состояла сплошь из примерно таких эмоций: «Гад! Да тебя самого убить мало!»

    Потом, слегка остыв, я «включила мозги», зашла в ЖЖ г-на журналиста, словом, стала разбираться в теме. Сама по себе проблема эвтаназии — очень сложная и болезненная для человечества — меня не пугает. Возможно, в безысходной ситуации (хотя кто дал нам право судить, безысходна она или нет?) и я хотела бы иметь право выбора. Что же касается эвтаназии младенцев... В своем ЖЖ автор скандальной пуб­ликации выложил жуткие фотографии детишек, у которых не понятно, где голова, где ноги, и сообщил, что именно такие случаи он имел в виду. Однако г-н журналист либо лука­вит, либо непреднамеренно путается в показаниях, ибо, если читать статью, становится понятно, что круг тех, кому он хочет предоставить право не жить, пугающе широк: в него попадают инвалиды всех мастей — люди с физическими, пси­хическими, умственными проблемами, словом, с любыми отклонениями от нормы. Все они усилиями автора объедине­ны в понятие «дебилы», а в стилистике высказываний нет ничего, кроме презрительного пренебрежения. Впрочем, дело не в позиции одного конкретного журналиста. Главное, что он, возможно, сам того не сознавая, вскрыл давно зрею­щий нарыв. И оказалось, что «Год равных возможностей» — только лозунг, помощь инвалидам большей частью — чистая формальность. Да и какие могут быть «равные возможно­сти», если, как выясняется, половина наших соотечественни­ков согласна с тем, что инвалиды просто не должны суще­ствовать физически?!

    Нет, проблема, конечно, не нова и уже не раз поднима­лась за историю человечества. В древности отношение к инвалидам было очень жестким. Так, один греческий царь, не желая отпускать своего сына на опасную охоту, говорил: «А вдруг ты погибнешь? Ты же мой единственный сын! Ну, этого второго, глухонемого урода, я не считаю». Платон был убежден, что не следует растить детей с дефектами или рожденных от неполноценных родителей. А Плутарх так описывал заведенные в Спарте порядки: «Если же ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Апофетам (так назывался обрыв на Таигете), считая, что его жизнь не нужна ни ему самому, ни государству, раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе». Практика убийства физически неполноценных новорожденных, как не способных выжить в суровых условиях тундры, была распространена и у наро­дов Крайнего Севера. А XX век «прославился» признанием в ряде стран евгеники — учения о наследственном здоровье человека и путях улучшения его наследственных свойств. К примеру, в 1920 г. в Германии вышла книга «Разрешение на уничтожение жизни, не достойной жизни», в которой авторы, психиатр Альфред Хохе и юрист Карл Биндинг, утверждали, что «идиоты не имеют права на существова­ние, их убийство — это пра­ведный и полезный акт».

    С приходом к власти Гитлера теория стала под­крепляться практикой.

    Нацистская программа уничтожения «Т- 4» имела и еще одно название: «Акция — смерть из жалости». (Красиво, не правда ли?) Программа эта предусматривала «очищение» арийской расы от людей, существование которых могло отрица­тельно повлиять на появление здорового потомства. Оправдательным мотивом, а также мотивом, призванным стимулировать ненависть гра­ждан к «неполноценным» как к лишним членам общества, на заботу о которых идут средства налогоплательщиков, служи­ла высокая стоимость содержания и лечения инвалидов. (Кстати, автор статьи, с которой мы начали разговор, тоже пишет о том, что деньги, идущие на поддержание жизни инвалидов, можно было бы направить на улучшение условий проживания полезного для государства контингента.) Начиналась нацистская «расовая гигиена» с умерщвления только «некондиционных» младенцев. Очень скоро, однако, сроки ликвидации сдвинулись в сторону увеличения возраста детей сначала до 3 лет, а позднее и до 17, причем приговор о смерти выносился без серьезной диагностики. Кроме того, расширился круг подлежащих уничтожению: в него вошли цыгане, евреи, лесбиянки (как не дающие потомства) и др. Кульминацией «Т-4» стал Холокост.

    В конце прошлого века разразился скан­дал в Швеции, связанный со всплывшими фактами насильственной стерилизации.

    Оказывается, в 1934 г. в этой стране был принят закон о стерилизации, под который подпадали социально плохо адаптирован­ные или умственно отсталые люди — счита­лось, что они портят имидж общества и обходятся ему в круглую сумму. Созданная комиссия по расследованию подтвердила: с 1935 по 1975 г. этой операции подверглись 63 тыс. человек! (Сейчас государство выплачивает пострадавшим компенсацию.)

    Одна из жертв рассказала, что в детстве у нее иногда случались судороги и был поставлен диагноз — эпилепсия. Когда жен­щина забеременела, ее лечащий врач настоял на аборте и последующей стерили­зации. А вот архивный документ конца 30-х гг. XX в. — письмо, написанное священником в полицию. Он жаловался на то, что 13-летняя девушка не способна выучить катехизис. Этого оказалось достаточно, чтобы девочку стери­лизовали! Таких случаев было великое множество. Казалось бы, вся история цивилизации показывает, что попытки отфильтровать норму от отклонений, здоро­вых от нездоровых, приносящих пользу от не приносящих — это тупиковый путь. Так нет же! Совсем недавно, в 1999 г., в США поднялась шумиха в связи с тем, что Принстонский университет пригласил на должность профессора биоэтики Питера Сингера, выступающего за уничтожение детей-инвалидов и считающего, что родите­ли в течение 28 дней после рождения непол­ноценного ребенка должны решить, жить ему или умереть. Прошел десяток лет, и ана­логичная теория высказана у нас. А ведь говорил святой апостол Павел в послании к коринфянам: «Ибо... тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело.... И Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. ...Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Напротив, члены тела, которые кажутся сла­бейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее бла­городными в теле, о тех более прилагаем попечения... Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; сла­вится ли один член, с ним радуются все члены».

    Вот так — просто и ясно. Так же, как абсолютно понятно, что разрешение убить хоть одного самого больного ребенка, для которого каждая секунда на этом свете — мука мученическая, немедленно потянет за собой вереницу, а потом толпу последователей, а закончится все, как и прежде, Холокостом. И если, не приведи Господи, сторонники этой теории и практи­ки окажутся в большинстве, я, пожалуй, примкну к «бракованным болванкам» и «дебилам» — пошел же Януш Корчак за еврейскими детьми в газовую камеру.

    Р.S. В то время, как теле- и радиоэфиры рас­каляются от споров, благотворительный фонд «Даунсайд Ап» делает то, что и должен, — помо­гает малышам с синдромом Дауна. 10 апреля в рамках программы «Спорт во благо» фонд прово­дит весенний турнир по мини-футболу среди кор­поративных команд, а 29 мая — легкоатлетичес­кий кросс ко Дню защиты детей. Присоединяйтесь — будет здорово!

    Узнать условия участия можно на сайте www.downsideup.org

    ТЕКСТ - ОЛЬГА БОРИСОВА

    Похожие материалы