Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    3643

    Для людей с синдромом Дауна запускают программу профориентации

    Описание:

    Сегодня в России трудоустроены всего пять человек с трисомией.

    В России люди с синдромом Дауна практически лишены возможности устроиться на работу. «Особенные» люди остаются в своеобразном вакууме без возможности жить полноценной жизнью, несмотря на то что они могут и хотят работать. Однако первые шаги в сторону решения проблемы сделаны. Уже в октябре 2016 года благотворительный фонд «Даунсайд Ап» запускает программу профориентации для подростков с синдромом Дауна.

    В США, например, около 10% людей с ментальными нарушениями, в том числе с синдромом Дауна, устраиваются на обычную работу. Остальные, как правило, трудоустраиваются в специальные мастерские.

    Фонд «Даунсайд Ап» оказывает раннюю помощь «особенным» детям уже 19 лет. За это время удалось побороть многие мифы: например, что носители синдрома необучаемы и агрессивны.

    — Мы начинали работать, когда отказы от таких детей, по нашим данным, достигали 90–95%. Родители просто не знали правды об их возможностях и потребностях, не имели профессиональной поддержки, — рассказала «Известиям» руководитель пресс-службы фонда «Даунсайд Ап» Юлия Колесниченко.

    Сегодня ситуация изменилась. Семьи обращаются за помощью к специалистам, учатся общаться со своими детьми. В фонд, где малышам оказывают помощь с рождения до 1-го класса, обращаются не только жители Москвы — люди специально приезжают из регионов.

    — Сейчас образ ребенка с синдромом Дауна стал позитивнее, привычнее для общества, дети ходят в сады и школы — как инклюзивные и коррекционные, так и в обычные. А в 1998 году в Москве был только один садик, который принимал таких малышей, — говорит Юлия Колесниченко.

    Однако каждый год в мае специалисты фонда прощаются со своими выпускниками – они идут в 1-й класс. В этом году «Даунсайд Ап» выпустил 447 детей. И какая жизнь их ждет, никто не знает.  У порога школы начинается один из сложнейших периодов жизни любого человека — период самоопределения.

    — В конце 2015 года у нас появилась идея создать программу профориентации для подростков с синдромом Дауна. Мы исследовали вопрос, нашли дополнительный персонал, — рассказал Александр Боровых, директор отдела стратегий. — Регулярные групповые занятия начнутся уже в октябре 2016 года. 

    Профессии разные важны

    Профориентация начинается с раннего возраста. Первый шаг — это занятия, на которых дети смогут обсудить и понять, куда ходят родители, зачем нужно работать, какие профессии существуют.

    — Мы предусматриваем и работу с родителями. Проводим консультации не только с детьми, но и с их семьями. Долгое время родители были рядом с «особенными» детьми, и сегодня не все из них готовы отпускать чадо во взрослую жизнь. Некоторые даже отказываются отдавать их в школы и садики. Этим вопросом надо заниматься, — говорит Александр Боровых.

    Эксперты сходятся во мнении: люди с синдромом Дауна могут и хотят работать. И для этого они должны иметь равные возможности и права. Новая программа — это первые шаги к лучшей жизни.

    — Главная задача программы — социализация. Пока мы говорим не о трудоустройстве, а об опыте трудовой деятельности, занятости. Ведь до этапа выхода на работу нужно сделать еще много шагов, — поясняет Юлия Колесниченко.

    Именно поэтому одна из целей групповой работы — развитие у подростков социальных навыков: поездки в метро, дресс-код, правила поведения в офисе и многое другое.

    После решения этих задач можно говорить о реальной занятости, которая может быть как в форме сопровождаемого трудоустройства (с куратором), так и самостоятельного. 

    Кадровый вопрос

    — От компании, решившей принять на работу человека с синдромом Дауна, требуются определенные усилия. Помимо физической адаптации офиса, люди с синдромом нуждаются в поддержке специально обученного куратора и в создании благоприятного климата в коллективе, но без гиперопеки. Ни одной компании не избежать этой адаптации, — поясняет Александр Боровых.

    Эксперт приводит такой простой пример: если человек с синдромом Дауна занимается на работе ксерокопированием, рядом с аппаратом нужно повесить инструкцию, написанную крупными буквами. Но для всех подобных нововведений требуется управленческая воля.

    Еще одна проблема, по словам Александра, — это отсутствие объективной статистики.

    — У нас нет данных, отражающих, сколько времени человек с синдромом Дауна проработал в той или иной компании. А такие данные важны — вдруг прием на работу был лишь пиар-акцией для руководства, — считает Боровых.

    Но даже таких примеров немного — трудоустроенных носителей лишней хромосомы в России не более 5–6 человек. Яркий пример — Мария Нефедова, которая официально трудится помощником педагога в фонде «Даунсайд Ап». Или Александр Юшин из Екатеринбурга, служащий администратором и помощником педагогов в общественной организации «Солнечные дети».

    Заключительная, одна из самых важных ступеней программы профориентации, — практика и стажировка.

    — Уже налажены контакты с организациями бытового обслуживания (парикмахерская, кулинария). С августа этого года мы начали сотрудничество с транспортной компанией, — рассказывает Александр Боровых.

    В начале этого года уже были сделаны пробные шаги: подростки с синдромом Дауна несколько месяцев практиковались в подмосковном кинологическом центре.

    Попробовала себя в новой роли и 17-летняя Даша. Ее мама, Анастасия Даунис, рассказала, что ухаживать за собаками Даше очень понравилось.

    — Даша училась работать помощником кинолога. Мы ездили в центр два раза в неделю. Все задания были четко озвучены, процесс выстроен — никаких проблем с пониманием не возникало. Даша любит заботиться о людях и животных, — рассказала Анастасия Даунис.

    Еще раньше девушка успела побыть и помощником парикмахера — в салоне она мыла и сушила клиентам волосы, наносила маски.

    — Я уверена, что Даша смогла бы работать, но до работы нужно добраться — скорее всего, возить ее придется мне. Было бы здорово, если бы куратор помогал и с этим вопросом, — сказала Анастасия.

    Похожие материалы