Инклюзивный танцевальный коллектив: особенности организации, модели развития

Оставлен Лизавета

Описание: 

Статья педагога-хореографа, основанная на многолетнем опыте работы инклюзивного танцевального объединения, будет интересна всем, кто трудится в сфере творческого развития особых людей. В материале говорится о мотивации как основе творчества, моделях и этапах развития инклюзивного танцевального объединения, а также о месте в нем людей с синдромом Дауна.

Инклюзивный танцевальный коллектив объединяет людей с инвалидностью и без нее на основе принципов равенства прав и возможностей, полноценного участия, отсутствия каких-либо ограничений. Сегодня в мире успешно работают многие творческие инклюзивные коллективы, существуют они и в России. Примером такого объединения является студия «Танцующий дом», созданная в Москве в 2004 году[1]

Практически с момента своего основания она имела черты инклюзивного творческого объединения, однако потребовалось около десяти лет, чтобы стало возможным считать ее коллективом, где нет рамок и барьеров, где все участники работают и развиваются на каждом занятии. Сегодня мы взяли на себя смелость подвести промежуточный итог нашего непростого, но интересного эксперимента.

Люди с синдромом Дауна и танцевальное творчество

Сейчас мы знаем ряд успешных людей с синдромом Дауна, в том числе в нашей стране. И жизнь убеждают нас, что многие из них могут реализовать себя именно в творчестве, в том числе в танце. Артисты с синдромом Дауна способны проживать различные сюжеты, перекладывать их на пластику тела и создавать уникальные позиции и движения. Однако не хотелось бы формировать новые штампы по отношению к ним, которые стали сейчас модными в профессиональном сообществе («Дети с синдромом Дауна все от природы музыкальны» и т. п.). Несомненно, многие из них музыкальны и пластичны, но не все. Кому-то нужно искать другой путь развития, например, в том же театре или танцевальном коллективе, но уже не в роли танцора и актера, а как помощника по костюмам, фотографа, работника буфета, билетера. Мы же будем говорить о людях, для которых танец и творчество являются неотъемлемой частью жизни и возможностью профессионального становления и развития.

Хочется сразу отметить, что выбор того или иного стиля или танцевального направления не должен определяться физическими или умственными особенностями развития людей с синдромом Дауна. Результаты практической работы демонстрируют широкий диапазон их возможностей: мы изучали с ними классическую хореографию и элементы народного танца, работали с фигурами спортивного бального танца и модерна, много времени уделяли современным движениям, сюжетно-образным постановкам, а также импровизации. В любом из этих и во многих других направлениях могут заниматься танцами люди с синдромом Дауна. Часто приходится слышать, что им в большей степени свойственны спокойные, плавные, медленные движения и танцы, и во многом это верно. Как правило, гибкие и пластичные по своей природе, эти танцоры очень гармоничны в подобных танцах. Однако при грамотной организации творческого процесса у танцоров появляются высокая скорость и четкие движения, они также осваивают и быстрый ритм. На определенном этапе у танцоров с синдромом Дауна, имеющих определенную хореографическую базу, развивается особое пониманием музыки, они образно ощущают ее, переносят на язык своего тела. Такие воспитанники чувствительны к музыкальному фону, различают его оттенки, темп, ритм, настроение, характер; они воспринимают музыку разных стилей и готовы двигаться под нее. Таким образом, для танцевального коллектива, в котором работают люди с синдромом Дауна, нет барьеров и границ при выборе направления творческого развития.

Сейчас мы знаем ряд успешных людей с синдромом Дауна, в том числе в нашей стране. И жизнь убеждают нас, что многие из них могут реализовать себя именно в творчестве, в том числе в танце. 

Первые шаги. Мотивация как основа творчества

Первое, с чем сталкивается педагог в творческой сфере, особенно если он работает с особенными артистами, это формирование и закрепление адекватной мотивации воспитанников. Распространен миф, что все дети с синдромом Дауна от природы жизнерадостны и открыты. На самом деле нередко встречаются застенчивые, скованные ребята или, наоборот, излишне импульсивные, эмоциональные, своенравные. За десять лет работы у нас не было ни одной группы, в которой все танцоры пришли бы настроенными на серьезную работу и развитие.

Чтобы устранить стеснение, раскрепостить людей с синдромом Дауна, «оторвать» их от родителей, важно действовать постепенно. На первых занятиях присутствие родителей часто необходимо, их роль – поддержать ребенка в новой, стрессовой ситуации, помочь создать атмосферу доверия и наладить связь между воспитанником и педагогом. Поначалу родители могут буквально танцевать с ребенком, а когда он освоится, выполнять движения рядом, в линии, в позиции такого же ученика и постепенно увеличивать визуальную дистанцию вплоть до выхода из репетиционного класса. В организации занятий особого танцора новое пространство необходимо осваивать постепенно, формировать максимально комфортную атмосферу. Но если процесс затягивается, можно создавать «кризисные ситуации» намеренно, например, разыграть ситуацию «Мама ушла в магазин, она скоро придет», «Папа вернется, только когда ты протанцуешь все движения». Иногда после ухода ребенок не выполняет заданий, просто стоит на месте, но он самостоятельно отвечает за свои действия, и на следующих занятиях постепенно начинает включаться в процесс.

В случае если ребенок излишне эмоционален, избалован, своенравен и мешает вести занятие, часто нужно действовать жестко и однозначно или найти способы заинтересовать его. Например, предоставить ему важную роль: педагога (работать в линии с взрослым педагогом, показывать часть движений), помощника хореографа (помогать конкретному танцору), звукорежиссера (включить магнитофон, прибавить звук) или ассистента (раздать мячи, принести гимнастические палочки, развернуть коврики). Постепенно его нужно возвращать на место ученика, обучать правилам поведения в студии, настраивать на работу.

Сложно представить какие-то универсальные технологии создания мотивации, каждый воспитанник – это новая и индивидуальная история. Одним достаточно услышать музыку, увидеть, как танцуют другие ребята и педагог, а с некоторыми придется сложнее: придумывать танцевальные игры, инсценировать песни, обыгрывать стихи, базовые упражнения превращать в увлекательный танец, показывать мультфильмы с элементами танца, приносить элементы костюмов, придумывать новые визуальные образы.

На первых этапах включения ребенка в коллектив педагог должен быть достаточно гибким в отношении воспитательных моментов. С кем-то можно изначально вести серьезный диалог на равных, с другим надо занять строгую и требовательную позицию, с третьим – мягкую, ласковую. Во всех случаях важно сохранять баланс и внимательно наблюдать за реакцией ребенка, особенностями его поведения и восприятия социальных ролей. Люди с синдромом Дауна очень разные, и работать с ними нужно по-разному. Когда руководитель студии добился интереса со стороны воспитанников и готовности работать, он может вести занятие в удобной для него манере, а игровые моменты использовать в конце занятия как стимул и награду за труд. Опыт показывает, что большая часть танцоров, даже самых маленьких (ребята 2,5—3 лет), проходит стадию адаптации за 2—5 занятий, но всегда есть и те, для кого требуется гораздо больше времени.

Важно отметить, что танцоры с синдромом Дауна, имея определенную базу, динамично развиваются именно в инклюзивном танцевальном коллективе. В силу особенностей своего развития они хорошо подражают, копируют, повторяют движения, наблюдают за другими танцорами и потом используют новые фигуры в своих импровизациях, органично перекладывая их на пластику своего тела. И таких образцов для подражания у них должно быть много, так что даже на первых этапах обучения, если ребята готовы, стоит привлекать к занятиям волонтеров, других педагогов, сверстников, людей с разными особенностями развития. Однако необходимо помнить, что люди с синдромом Дауна эмоционально восприимчивы, они легко перенимают асоциальное поведение, нарушение дисциплины, лень и прочие нежелательные моменты. Поэтому приглашать на занятия в таких группах людей с явными расстройствами поведения не рекомендуется.

Когда этап адаптации пройден, необходимо определить позицию родителей в коллективе. Родители играют большую роль в жизни каждого ребенка, и именно поэтому привлекать их к работе студии следует осторожно, сохраняя определенную дистанцию. Это связано с тем, что воспитанники, независимо от наличия/отсутствия инвалидности, в том числе люди с синдромом Дауна, часто зависимы от своих родителей и в их присутствии ведут себя по-другому. Близким родственникам непросто находиться в одном творческом коллективе, работать в паре еще сложнее, они не воспринимают друг друга равнозначными партнерами, им трудно избавиться от своих социальных ролей. Кроме того, родители значительно старше своих детей, а разновозрастные группы часто выглядят неэстетично. Следует также учитывать, что родители имеют склонность вмешиваться в творческий процесс, комментировать методы работы, сравнивать танцоров между собой.

Конечно, не всегда, особенно на начальном этапе развития, у коллектива есть возможность на регулярной основе привлекать танцоров без инвалидности. Тогда волонтерами могут быть родители особых артистов, но это крайний вариант. Гораздо лучше, если в инклюзивный коллектив поступит брат, сестра или другой близкий человек. Еще один путь — дать родственникам возможность участвовать в занятиях, но не ставить их в одну пару или рядом друг с другом. Однако практика показывает, что родителей лучше приглашать в конце занятия, давать конкретные домашние задания, а также проводить для них открытые занятия, снимать видеотренинги. 

Важно отметить, что танцоры с синдромом Дауна, имея определенную базу, динамично развиваются именно в инклюзивном танцевальном коллективе. В силу особенностей своего развития они хорошо подражают, копируют, повторяют движения, наблюдают за другими танцорами. 

Инклюзивный танцевальный коллектив: модели и этапы развития

Анализ собственного опыта работы, а также практики некоторых известных инклюзивных коллективов позволяет нам описать модели и этапы, которые в той или иной мере проходит любое творческое объединение, если оно динамично развивается. Конечно, стартовые возможности у всех различны, в силу этого некоторые объединения проходят не все этапы, которые мы будем рассматривать ниже, или развиваются по уникальному сценарию. Однако в большинстве случаев начальные условия похожи: есть хореограф, не имеющий опыта общения с инвалидами, иногда даже человек без хореографической подготовки, и один ученик с особенностями развития. Такое объединение начинает работать по модели «Инклюзивная пара».

Приоритетными задачами для педагога на первых этапах работы в рамках этой модели является изучение своего партнера, особенностей его пластики и личности, поиск точек соприкосновения, выбор танцевального направления и конкретных техник. Специалисту очень важно накопить опыт взаимодействия с партнером «на паркете» и оценить возможности творческого развития пары. Если у педагога нет опыта работы с особыми людьми, то лучше начинать создавать коллектив именно с инклюзивной пары, в формате индивидуальных занятий. На первых занятиях полезно импровизировать сольно и в паре, изучать партнера, работать с разными танцевальными техниками и стилями. Этот процесс может продолжаться  не один месяц, но и искусственно затягивать его нельзя. На этапе, когда пара готова (иногда говорят «пара станцована», т. е. партнеры чувствуют друг друга), важно начать работу над концертным и конкурсным материалом.

Практика показывает, что поставить танец в паре проще, чем в большом инклюзивном коллективе. Поначалу человек с инвалидностью будет ведомым, ему понадобится помощь и поддержка педагога. Со временем воспитанник освоит танцевальную базу, станет увереннее использовать возможности своего тела, будет свободно исполнять сольные партии и займет равнозначную позицию в паре. Именно к этому мы стремимся, создавая инклюзивную пару, и, когда эта цель достигнута, педагог вправе сделать выбор: продолжать работу со своим партнером (или партнерами), экспериментируя и совершенствуя свой танец, или пригласить волонтеров и попробовать вести работу в рамках модели, которую мы условно называем «Ведущий и ведомый».

На этом этапе у педагога уже есть достаточный опыт работы с людьми, имеющими инвалидность, он понимает психофизические особенности своих партнеров, знает их сильные и слабые стороны. Только при этих условиях он может обучать других инклюзивным танцам и приглашать волонтеров. Важно понимать, что волонтерами в инклюзивном коллективе не могут быть случайные люди, перед началом занятий необходимо убедиться в серьезности их намерений, объяснить основные принципы работы и задачи инклюзивного коллектива, предупредить о возможных трудностях. Только после этого мы знакомим волонтеров с воспитанниками: представляем друг другу, формируем пары, проводим коммуникативные тренинги и игры. Партнерам необходимо познакомиться, заняться импровизацией, найти удобный контакт и способы взаимодействия. И только после этого можно разучивать фигуры, сложность которых зависит от возможностей танцоров. Как правило, сначала основная нагрузка в танце ложится на волонтеров: они должны исполнять более сложные танцевальные элементы.

Рассматриваемая модель подразумевает наличие ведущего и ведомого, поэтому в работе можно активно использовать простые перестроения, например хороводы; придумывать движения, в которых волонтер может незаметно для зрителя помогать танцору с инвалидностью, в том числе использовать прямой контакт или сочетанные действия. Если воспитанники могут выполнять движения без такой явной поддержки, как, например, в хороводе, им даются задания дойти до другого танцора, обежать партнера, встать в «ручеек», в круг и т. д. Необходимо постепенно усложнять сюжетные линии, уменьшать зависимость между волонтерами, с одной стороны, и танцорами с инвалидностью — с другой. Поддержкой танцорам на данном этапе творческого развития могут служить необычные сценические приемы, интересные декорации, костюмы. Например, если ребятам сложно передвигаться по сцене, сохраняя четкий рисунок, они могут выйти на сцену под прикрытием ширмы, парашюта, шкатулки или любой другой декорации и эффектно появиться перед зрителями уже на основных позициях танца. В рамках этой  модели необходимо использовать доступные движения и простые сюжетные танцы, идея которых понятна всем. Важно не оттолкнуть воспитанников, не испугать сложностью поставленных задач, показать, что они могут полноценно участвовать в постановке.

Представленную модель можно критиковать за пассивную позицию танцора с инвалидностью, но во многих случаях, если данный этап пропустить, у человека не появится уверенность в своих танцевальных способностях, выступление на сцене может стать для него стрессом, после которого занятия танцами придется вообще прекратить. Здесь важно не только оказать ему моральную поддержку, но в буквальном смысле вывести на сцену, поддержать физически. И если на этом этапе всё сложится удачно, последующая работа будет направлена на постепенное увеличение самостоятельности особого танцора, уход его от роли ведомого и переход на активную творческую позицию[2]

Модель эпизодического участия — промежуточный этап развития инклюзивного танцевального коллектива. Он подразумевает, что воспитанники могут находиться на сцене одни, в танце им не нужен личный помощник-волонтер, который водит их за руку и направляет, но в силу незначительного танцевального опыта и небольшого диапазона освоенных движений они не могут самостоятельно реализовать замысел танца. Поэтому ведущую роль в постановке выполняет опытная инклюзивная пара, солист или группа танцоров, которые полностью раскрывают идею танца. А начинающие танцоры создают соответствующий фон, но при этом самостоятельно отвечают за свои движения и роли в танце. Для воспитанников желательно продумать самые простые образы, например «цветы в саду», «волны» и т. п., они могут находиться на месте и выполнять простые движения на своих позициях (плавные качания рук, повороты, наклоны, приседания). Им также не обязательно всё время находиться на сцене: выполнив задачи, например, в начале танца, они могут появиться снова только в финале («прохожие на улице», «полет стаи птиц», «карнавальное шествие», «дождь начинается, раскрываются зонты» и т. д.). На этом этапе важно просто дать танцорам свободу в небольших ролях, в самостоятельном решении поставленных творческих задач и позволить почувствовать ответственность за свои действия.

Модель подражания и повторения возникает в условиях, когда танцоры уверенно чувствуют себя на сцене, могут выполнять сложные партии и перестроения, но не готовы самостоятельно исполнить весь танец. Им сложно запомнить последовательность движений, перестроений, хотя в отдельности они хорошо знают все элементы постановки. В этом случае можно разделить коллектив на основную танцевальную группу и солистов, которые будут ориентиром для воспитанников. Это не означает, что мы ставим лидеров в первую линию, прикрывая ими остальных танцоров: солисты могут находиться чуть впереди или среди основной группы, они также могут уходить на второй план. Очень важно, чтобы танцоры с инвалидностью почувствовали большую свободу в танце, осознали, что могут работать от начала и до конца номера. На этом этапе солисты в буквальном смысле показывают движения танцорам, задают ритм, ориентируют в рисунке танца, но они уже не держат ребят за руки, предоставляют им больше свободы, дают возможность не эпизодически, а полноценно отработать номер.

Постепенно дистанция между ведущими и ведомыми танцорами увеличивается, сокращается количество прямых подражаний и коллектив начинает развиваться по модели поддержки и сопоставления. На данном этапе также присутствуют солисты и основная группа танцоров, но у каждого из них имеются свои хореографические задачи, а их движения не совпадают. Солисты являются центром постановки, своими движениями ориентируют других танцоров в пространстве сцены, подсказывают дальнейшее развитие сюжета. Остальные участники танца сопоставляют их движения со своими; после регулярных репетиций они знают, что, например, во время поддержки солистов им нужно делать определенное движение, а затем идет перестроение. Часто солисту достаточно выполнить простой жест, чтобы эта связь заработала. Постепенно танцоры с особенностями развития должны научиться сопоставлять свои движения не только с солистами: полной реализацией этой модели станет ориентация всех танцоров на музыкальные акценты и фонограмму номера в целом.

Это далеко не предел развития творческого инклюзивного объединения, но практика показывает, что при переходе к следующему этапу своего развития — модели гармоничного равенства — коллектив, как правило, попадает в ситуацию кризиса, который напрямую связан с личностью педагога и устойчивыми шаблонами работы с людьми, имеющими инвалидность. Руководителю объединения необходимо окончательно отпустить воспитанников из-под какой-либо опеки, предоставить им полную творческую свободу, дать возможность свободно передвигаться в пространстве танцевального зала. Важно научиться доверять своим танцорам, уважать их творчество и инициативу. Сделать это крайне сложно, но если педагогу хватает сил побороть свои страхи и он видит, что ребята действительного готовы к такой самостоятельности, творческий коллектив выходит на новый уровень.

В таком коллективе нет границ и разделений по каким-либо принципам, танцоры занимают равнозначные позиции. Конечно, в творческих номерах подобных объединений присутствуют и солисты, и танцоры первой линии, и массовка, но все они находятся на более высоком профессиональном уровне: нет ведущих и ведомых, субъектов и объектов, танцорам с инвалидностью не нужны помощники и явные ориентиры, каждый работает над своей частью композиции, участвуя при этом в создании общего творческого продукта. На данном этапе развития инклюзивного танцевального коллектива люди с инвалидностью лучше педагога чувствуют свои возможности и могут по-своему преобразовывать знакомые движения, не стесняются переносить стандартные фигуры на язык своего тела. В хореографии известны случаи, когда танцоры с инвалидность становились лидерами творческого объединения, образцом подражания, ориентиром для обычных артистов, гармоничным центром постановки. Работа на таком уровне рождает неожиданные пластические формы, хореографические решения, даже новые танцевальные стили и направления, которые невозможно придумать человеку без каких-либо ограничений развития, даже самому опытному педагогу. Для руководителя здесь крайне важно не упустить момент, создать условия для трансформации шаблонов и стереотипов. Педагог уже не приходит на занятие с твердым намерением разучить набор фигур очередного танца, он только представляет общий сюжет, показывает несколько движений и предлагает творческий эксперимент на эту тему, предоставляя танцорам полную свободу, давая возможность прочувствовать музыкальный материал.

Достижение такого профессионального уровня предоставляет руководителю и всему коллективу широкое поле для творческих экспериментов, постановки уникальных разножанровых номеров. В таких постановках нет границ и ориентиров, танцоры чувствуют себя гармоничными и важными участниками творческого процесса. 

В хореографии известны случаи, когда танцоры с инвалидность становились лидерами творческого объединения, образцом подражания, ориентиром для обычных артистов, гармоничным центром постановки. 

Выбор пути

Сегодня в мире существует много инклюзивных творческих коллективов, которые находятся на разных уровнях и созданы в разных условиях. Поэтому невозможно описать все модели, ранжировать их по степени значимости — они все важны и уникальны. Представленный в статье опыт демонстрирует общее понимание проблемы и намечает некоторые векторы развития инклюзивного коллектива. Выбор той или иной модели зависит исключительно от возможностей объединения, профессионального уровня воспитанников с инвалидностью, волонтеров и руководителя. Анализируя имеющиеся творческие ресурсы и возможности, педагог может выбрать наиболее подходящую модель: найти партнера с инвалидностью и развивать дуэт, работать с двумя или несколькими инклюзивными парами, организовать инклюзивные танцевальные группы на основе принципа «ведущий — ведомый» «солист — зависимая группа», можно работать в группах только для людей с синдромом Дауна или создать открытое объединение — коллектив без каких-либо ограничений и условностей, наконец, выбрать собственный, уникальный вариант развития.

 

[1] См. о ней: Синдром Дауна. XXI век. 2010. № 1 (4). С. 42—45, 2011. № 1 (6). С. 42—45; Сделай шаг. 2010. № 3 (41). С. 8—10; 2014. № 2 (50). С. 23—25.

[2] Смотрите примеры хореографических постановок всех моделей на сайтах студии «Танцующий дом»: http://domhodunom.ru/nashi-luchshie-postanovki/ и фестиваля «Inclusive Dance»: http://www.youtube.com/user/InclusiveDance