Мой Коля

Оставлен Администратор

Описание: 

Письмо жительницы провинциального городка Екатерины М. о том, как в ее жизнь вошел особый ребенок, с какими трудностями ей пришлось столкнуться, борясь за жизнь сына, и как изменилось ее сознание, когда ей удалось принять и полюбить «солнечного» мальчика.

Роды были в самом разгаре. Страха не было, только ощущение дикой боли, которой, казалось, не будет конца. И вот наконец мой малыш родился! Волна любви и бесконечной нежности накрыла меня, от счастья хотелось плакать. Акушерки, закончив со мной, переключились на следующую роженицу. Они суетливо продолжали свою работу, стараясь не смотреть в мою сторону...

Была пятница,13 ноября. Этот день стал переломным в моей жизни, вообще в жизни нашей семьи. Ночью мне приснился кошмарный сон: якобы меня избивают, зверски, нечеловечески. Я проснулась в липком, холодном поту. Было ранее-ранее утро, рядом в кроватке тихо посапывал мой новорожденный сын. Мысли о ночном кошмаре все не оставляли меня. К чему бы это? Я жива, слава Богу, здорова, роды прошли нормально, дома меня ждут муж и двое старших сыновей. Постепенно я успокоилась. В палате было холодно, из-под старых рам нещадно дуло. Но постепенно палата заполнилась новоиспеченными мамочками. Они ворковали со своими малышами, кто-то осваивал навыки грудного вскармливания, телефоны пищали от смс-поздравлений.

Так прошло два дня. Мой малыш стал все чаще беспокоиться, плакать. Опытная медсестра пыталась помочь нам, но все безрезультатно. Ребенок никак не мог освободить кишечник...  В понедельник утром пришла на обход врач-неонатолог. Отозвав меня к окну, она сказала: «У ребенка подозрение на синдром Дауна, вам нужно пройти обследование, сдать кровь на анализ». Она еще что-то говорила, но я слов не слышала, уши словно заложило ватой, в голове зашумело. С большим трудом подбирая слова, я пыталась объяснить ей, что она ошибается, такого не может быть! Синдром Дауна! То, чего я боялась, что вызывало во мне ощущение брезгливости и омерзения – и мой сын… В тот момент мир перевернулся для меня. Я решила, что в роддоме больше не останусь ни на минуту, ведь это место, где предали меня, растоптали мое материнское счастье, где рухнули все мои планы мечты об идеальном ребенке. Единственная мысль сверлила мне голову: «За что мне это? Как нужно прогневить бога, чтобы он дал мне такого ребенка?» Я позвонила мужу, и он забрал нас домой.

Просматривая фотографии того времени, я вижу свое заплаканное лицо, грустные глаза акушерки, что провожала нас на выписку, осунувшееся лицо мужа после недавно перенесенной пневмонии. В руках у нас наш сын в одеяле с голубой ленточкой, который сам не знал, с какой миссией он при шел в нашу жизнь. Дома я все никак не могла успокоиться. Уже через два дня стало ясно, что с нашим Колей, так мы назвали сына, что-то не так. Его живот раздулся, словно мячик, его рвало зеленой желчью. Меконий (первородный кал) так и не отошел, кишечник не работал. В ужасе я звала мужа: «Наш сын умирает! Срочно в больницу!» Осмотрев Колю, педиатр вынесла свой вердикт: срочная госпитализация в детскую хирургию республиканской больницы. Я поняла, что речь идет об операции. Мы с мужем находились в ступоре, решили срочно окрестить сына, не зная, что ждет нас впереди. Около поликлиники была церковь, батюшка окрестил нашего Николая по сокращенному чину. Скорая помощь, взвыв сиренами, повезла нас за 100 км в республиканскую больницу. Оставалось только молиться!

В больнице Колю долго обследовали и в конце концов поставили диагноз «Болезнь Гиршпрунга». Хотя по образованию я медсестра, но с подобным заболеванием столкнулась впервые. У больного нарушена иннервация кишечника, вследствие чего самостоятельно ходить в туалет он не может, лечение только хирургическое. Данное заболевание является одним из многочисленных сопутствующих недугов, с которыми приходят в этот мир «солнечные» детишки…

Колю поместили в реанимацию, я металась, пытаясь его кормить, но молоко на фоне стресса быстро пропало... Через месяц Коле сделали операцию, вывели колостому, потом через год стому закрыли. Это было страшное время для нашей семьи, Коля месяц находился на ИВЛ, не мог самостоятельно дышать, одно легкое спустило, потеряв свою воздушность, заразился пневмонией. Врачи поводов для оптимизма тоже не давали.

И все-таки он выжил! Всем смертям назло!

Я очень долго не могла понять и принять своего необычного сына. Сейчас, когда Коле уже исполнилось 8 лет, мое сознание повернулось на 180 градусов! Как мама троих сыновей могу сказать, что дети с синдромом Дауна ничем не хуже, чем обычные здоровые дети! Столько бескорыстной любви, тепла, ласки готовы дарить они близким! Мне кажется, что обычным детям до них в этом плане очень и очень далеко! Такие дети способны делиться последним, не помнят зла, не мстят. Только нужно понять и принять их!

Екатерина М., мама мальчика с синдромом Дауна