У Бога нет ничего лишнего

В апреле 2015 года у меня родилась девочка Лидия. Для нас с мужем это второй ребенок, старшему сыну 10 лет, а в ноябре 2015 года я узнала, что снова беременна. Ребенка решили оставить. Встала на учет в женскую консультацию, но на УЗИ пошла в платный центр к врачу высшей категории, у которого я наблюдалась с Лидией. Он очень долго смотрел, потом сказал, что ему не нравится, как лежит ребенок и попросил немного погулять и прийти через полчаса - может, перевернется. Я пришла, он еще раз посмотрел, поставил «расширенное ТВП (2,99), носовая кость в норме» и срочно отправил в женскую консультацию.

Я работаю медсестрой и сразу поняла, что подозрение на хромосомные аномалии. Пока ехала в женскую консультацию, все время плакала. Мне повезло, и мой врач еще работала, она отправила меня в перинатальный центр. 31 декабря рано утром я приехала в перинатальный центр, меня там не хотели принимать, потому что городских в этот день не принимают. Но я настояла, чтобы мне сделали еще одно ТВП, поставили уже 3,6 и отправили на прием в стационар на амниоцентез, который можно было делать только с 16 недели.

Все 10 дней праздников я плакала. Решили убрать, если будет положительный анализ. Все родные меня поддерживали в этом решении. Я все думала, почему именно у меня, ведь у нас семья не асоциальная (всегда считала, что такие детки могут родиться только в асоциальных семьях), что я сделал, что мне Бог дал такого ребенка. Ни у кого никогда не было таких деток… Слезы «лились рекой».

В середине января 2016 года я пришла в стационар. Сказали прийти еще через неделю, потому что было 15-16 недель, а нужно, чтобы 16 полных. Я начала ощущать шевеление и поняла, что не смогу убрать, и мне все равно, какой будет результат анализа. Это мой ребенок и он не виноват, что природа так зло пошутила и дала ему лишнюю хромосому. Сделали анализ, и сказали, что ответ готов будет через 14 дней. Прошло две недели, я позвонила узнать, готовы анализы или нет, мне сказали, что нет. Позвонила еще через неделю, и меня отправили на прием к генетику. Перед приемом я сделала второе плановое УЗИ (20 недель), по его результатам у меня был абсолютно здоровый ребенок. На приеме у генетика я сказала, что хочу оставить его. Врач меня отговаривала, как могла, выписала направление в перинатальный центр на комиссию на прерывание беременности, говорила «вы еще молодая, родите здорового ребенка». Но я уже точно знала, что мне нужен именно этот ребенок, здоровый или больной - неважно, главное - мой. Муж и родные, кроме мамы, были против моего решения оставить, что только не говорили: что это будет «овощ», что она нам спалит дом (по анализу будет девочка), если за ней не смотреть, будет есть землю, фекалии, в лучшем случае принесет мне тапки. Обуза на всю жизнь, от меня отвернуться все, даже родные, мои дети будут стыдиться ее, будут винить меня, от меня уйдет муж и т.д. Я стояла на своем.

Мама поддерживала меня. Мой старший сын встал на мою сторону. Мы с мужем пошли в церковь (не могу сказать, чтобы мы были очень верующие, но может действительно там что-то есть), священник нас выслушал и ответил: «Почему вы думаете, что это наказание, может, наоборот…». Мой муж задумался… Однажды он увидел, как у меня шевелится наша дочка (был настоящий «футбол»), живот ходуном ходил, и он сказал: «Она наша». Предложил выйти за него замуж, хотя мы 12 лет жили без регистрации. В марте мы расписались. Родные смирились с нашим решением. А 12 июня 2016 года я родила девочку, на месяц раньше срока, весом 2240 и рост 46 см, из сопутствующих заболеваний у нее только кардиология - «открытое овальное окно». Назвали дочь Полина.

Мои родные все знали, что у нас будет особый ребенок, а его родне мы не сказали, они не поймут (по их мнению, ничего плодить инвалидов).  Мы решили сказать, когда Полинке исполниться год. Даже сейчас мне становится страшно за будущее моей дочки и начинает мучить вопрос «а правильно ли я поступила?» Но я смотрю на нее и понимаю, что ни за что в жизни  не убрала бы такое чудо… Хотя нет, если бы не 10 дней праздников, убрала бы и совершила самый большой грех (первая заповедь гласит «не убий»). Мои дети приняли ее: Лидия, конечно, ревнует, но любит ее, а мой старший сын готов защищать ее от всех и нисколько не стесняется, что у него такая сестра. Мы ее очень любим и нам все равно, что у нее дополнительная хромосома. Как нам сказал священник  - у Бога нет ничего лишнего.

 

Русский