От мамы

Русский
10.03.2017

Не думала, приезжая впервые на «песочницу» к психологам в Даунсайд ап, что настанет тот день, когда я смогу внятно и спокойно рассказать и проанализировать свои ощущения от этих поездок и вообще от появления в семье, в моей жизни, ребёнка с синдромом Дауна.

Говорят, что сейчас родители стали другими и воспринимают рождение такого ребёнка спокойно, как данность, которую они могут психологически контролировать внутри себя и быть готовыми к «оценке рисков». Не чувствуя при этом себя и свои семейные надежды, вИдения будущего, планы,  срубленными под корень.

Но что тогда мог сказать человек, подобный мне, будто попавший на Северный Полюс один, полярной ночью, без «шарфика» и без опыта выживания в подобной ситуации? Готовый только бегать от белых медведей, прячась за огромными ледяными торосами и оплакивая потерю своего континента с зелёной травкой под ногами. Именно так ощущала себя я, «заходя за очередной торос», т.е. готовясь к встрече с другими родителями и психологом.

И каково же было моё удивление, когда я начинала ощущать себя у тёплого очага, с чашкой чая в руках и слушая неспешный задушевный разговор, сначала доносящий как будто издалека и доходящий с трудом до глубин сознания. О том, что белые мишки – это вовсе не маленькие детки с синдромом, а, на самом деле, мои собственные страхи и невежество, их тени в моём сознании, выросшие до огромных размеров и подавляющие все остальные мысли и эмоции.. И, при рассмотрении на свету, они начинают умаляться и превращаться в «жидконогую козявочку-букашечку» из сказки Чуковского.

А детки с синдромом Дауна…  Как любые маленькие дети они просто нуждаются в любви и заботе, родительских руках, ласковых словах и интонациях, поглаживании по головке, щекотаниях пузика пальчиками, – во всём том, что приводит в восторг каждого младенца и даёт ему ощущение нужности  в мире и прочности его места здесь и сейчас в родительских сердцах…

Дети ползают по  комнате, где происходят «песочницы», сидят, лежат, щупают игрушки, плачут, если родителей нет рядом. И никаких белых медведей и потерянных во льдах шарфиков! Только наши любимые психологи, ставшие за встречи, продолжающиеся не единожды, родными, которым ты доверяешь не что-нибудь, а ключи от своих сокровенных страхов и потерянных и обретённых надежд... И родители, общении с которыми продолжается годы после знакомства…

Наверное, поэтому я никогда не сказала психологам банальных слов благодарности. Любых из них слишком мало, чтобы выразить свою признательность за мысленное и душевное возвращение на континент с зелёной травой, который, впрочем, уже никогда не станет прежним.