Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
457

История одной стажировки

Описание:

Статья рассказывает об опыте трудоустройства девушки с синдромом Дауна в модный магазин. В материале подробно описано, что представляет собой рабочий день человека с особенностями развития, с какими трудностями можно столкнуться при организации рабочего процесса и какую роль в жизни человека с синдромом Дауна играет труд.

Каждый понедельник и среду в 9.30 утра Арина Ипатова выходит из метро «Китай-город», что в самом центре Москвы, и идет вверх по старинной улице Покровка. Поездки в метро мало кто любит, но Арина исключение, ведь она направляется на работу! И между прочим, по своей, «оранжевой» ветке метро, ездит сюда одна, без сопровождающих. Пройдя по улице, полюбовавшись красотами исторических зданий (а обернувшись – и звездами на башнях Кремля), она ныряет в небольшое полуподвальное помещение под вывеской «Модная лавка Le BonBon». Это место, где она проведет ближайшие четыре часа. А я нырну туда за ней, чтобы увидеть, как проходит стажировку эта замечательная девушка с дополнительной 21-й хромосомой.

Важно, чтобы всем было комфортно и радостно 

«Модная лавка» – это действительно лавка. Небольшое уютное помещение, от пола до потолка наполненное невероятной красотой: очень женственными платьями и костюмами, шляпками, авторскими сумками и украшениями. Любой девушке даже просто находиться здесь – радость. Рабочее место Арины – небольшой уголок вроде примерочной, где есть вешалка для одежды и стоит главное орудие труда – отпариватель. Задача Ариши – отглаживать платья. Кажется, работа нетрудная, но, подержав в руке отпариватель минут пять, я почувствовала его вес. Конечо, у Арины в рабочем графике есть перерывы, но всё равно – дело это очень ответственное. «Мне приносят одежду, я ее отпариваю», – рассказывает Арина, водя машиной по длинному льняному платью из новой коллекции. Все вещи здесь – из натуральных тканей, не синтетика, и хорошо их прогладить – непростая задача. Но у Арины получается.

– А если что-то всё же не получается? – спрашиваю я.

– Исправляю, – скромно улыбается Ариша.

Продавец магазина подтверждает: «Арина выполняет работу хорошо. Но иногда приходится просить ее переделать – лучше прогладить смятые боковые швы, какие-то детали костюма. Она никогда не обижается на замечания и всё переделывает».

Пока Арина трудится, приезжает Екатерина Хахан – директор сети магазинов «Модная лавка Le BonBon». По-хозяйски решив несколько рабочих моментов с продавцами, она отвечает на мои вопросы. Ариша рядом – продолжает отпаривать. Видно, что присутствие начальника ее немного смущает. С первого взгляда понятно, что Екатерина – человек широких взглядов: открытая, решительная, добрая. «Для меня очень важно, чтобы человек с особенностями развития, который работает в моих магазинах, получал удовольствие от работы и чувствовал, что действительно приносит пользу», – говорит она.

Всего у Екатерины пять магазинов дизайнерской женской одежды в Москве, и в каждом из них она готова видеть среди своих сотрудников людей с ментальными особенностями. Сегодня дизайнерам и продавцам Le BonBon поддерживать безукоризненный вид коллекций одежды помогает не только Арина Ипатова, но и Кристина Козик. Обе они – участницы программ по профориентации и трудоустройству Даунсайд Ап. Но Арина попала на стажировку первой.

– Я не могу сказать, что до сотрудничества с Даунсайд Ап близко пересекалась в жизни с людьми с синдромом Дауна, – рассказывает Екатерина. – Всё, что я знала, – это что они есть. Что-то читала о них, мои дети ходили в детский сад в инклюзивную группу вместе с мальчиком с синдромом Дауна. Но у меня достаточно широкий круг общения, и в него входят дефектологи, психологи – благодаря им у меня сложилось понимание, что существует много особенных людей, которые не могут устроиться на работу. Мне всегда казалось это неправильным: именно труд делает человека человеком, почему же кто-то лишен возможности трудиться?! Но идея самой стать работодателем возникла совсем недавно. Мы с подругой решили создать что-то специально для людей с особенностями развития, и вдруг мне в голову пришло, что у меня же есть сеть магазинов – можно уже сейчас привлекать их к работе и получать от этого удовлетворение!

Екатерина начала активно искать таких сотрудников, но, как ни странно, найти их оказалось не просто. Кажется, за каждой десятой дверью сидит человек, который готов работать, но опыт показал, что это не так. В процесс вмешивалась и пандемия, но в целом найти взрослого и – главное! – социализированного человека с ментальными особенностями тяжело. Ситуация понятна: если человеку сейчас чуть больше 20 лет, то, когда он родился, организации, которые целенаправленно занимаются адаптацией и социализацией, только зарождались. Поэтому, увы, очень много взрослых людей с синдромом Дауна сейчас сидят дома и не могут работать просто потому, что не подготовлены к жизни в социуме. Но Екатерине повезло: она узнала о программах профориентации Даунсайд Ап и в итоге познакомилась с Ариной.

Ариша из большой семьи, у нее два брата и сестра, она очень социализирована, понятлива. «Я поняла, сейчас сделаю», – обычный ответ Арины на любой вопрос. И она действительно делает! Пока мы беседуем, в руках Арины волшебным образом вместо отпаривателя оказывается смартфон. «Арина, у тебя сейчас перерыв?» – спрашивает Екатерина, как бы между делом. «Я поняла», – говорит Арина и берется за отпариватель.

– Арина очень хорошо держит границы, – продолжает Екатерина. – Адекватно реагирует на просьбы и замечания и понимает, что можно, а что нет. Я переживала, что именно с этим будут проблемы. В магазине довольно строгие правила для сотрудников: Арише нельзя болтать с покупателями, нужно носить маску в зале. Всё это девушка соблюдает. Она знает, когда работа начинается, когда заканчивается. Я знаю, что люди с синдромом Дауна разные, кому-то нужны визуальные подсказки, для этого нужно сделать графическую пошаговую инструкцию. Если понадобится – будем делать, мы за индивидуальный подход, но Арина справилась без схем и очень быстро поняла свою задачу.

Прежде чем Арина вышла на работу, Екатерина и ее сотрудники много общались с представителями Даунсайд Ап. «Без такого посредника, как Даунсайд Ап, инклюзивное трудоустройство невозможно, – признается Екатерина. – Юлия Лентьева, руководитель проекта от Даунсайд Ап, проводила для нас консультации. Я могу сказать, что это была невероятно полезная информация. Кроме основных особенностей людей с синдромом Дауна, которые важно учитывать, нам объясняли, что нужно делать для того, чтобы процесс работы был приятен и полезен для всех, а сотрудничество стало долгим и продуктивным. Подготовка особенно была нужна моим сотрудникам: продавцам, дизайнерам, – потому что идея принять в коллектив человека с инвалидностью возникает, как правило, у руководителя, а работать и общаться с особенными людьми приходится всем».

08_5.JPG

Важный момент заключается в том, чтобы найти для нового сотрудника подходящую работу, то поле деятельности, которое приносило бы пользу и работодателю, и работнику. «Мы думали, чем занять Арину, чтобы она чувствовала себя действительно нужной. Было очевидно, что ей не стоит поручать сложные задачи, где она не сможет реализоваться. Например, задача “пришей пуговицу” – не для Арины, это займет много времени, устанут все. Но и совсем примитивные задания тоже давать не нужно, иначе сотруднику будет скучно, он почувствует себя бесполезным».

В случае с Ариной долго думать не пришлось. Отпаривание вещей – очень нужное дело, это бесспорно. Такой работы в Le BonBon всегда много, ее не нужно искусственно изобретать, при этом продавцы полностью с ней не справляются, просто не успевают. Поэтому Екатерине нужен был сотрудник на эту позицию. Но где найти такого человека? Кто согласится приходить на четыре часа 2–3 раза в неделю? Мало кто, всем нужна полная занятость. Но оказалось, что именно это время и эта работа прекрасно подходят Арине.

– Самое важное и приятное для меня – это то, что я вижу: Арине правда нравится то, что она у нас делает, – говорит Екатерина. – Я понимаю это, наблюдая, как она радуется, как хочет трудиться еще и еще. У меня хорошая команда, и, по всей видимости, у всех теплые чувства к Арине. Она им действительно помогает.

Сейчас, опираясь на свой опыт, – говорит Екатерина Хахан, – я могу посоветовать всем, кто думает, принимать на работу сотрудника с ментальными особенностями или нет: принимайте! Ничего не бойтесь, пробуйте! Ведь это еще вопрос, кто получает больше пользы – они или мы, «обычные» люди.

Если человек способен работать, надо постараться, чтобы он делал это и получал удовольствие. Для него это личностный рост и разумное взросление. Нужно просто жить и создавать такие рабочие места.

В сети моих магазинов всегда найдется место для сотрудников с ментальными особенностями.

У Арины выдался пятиминутный перерыв, и я тепло с ней прощаюсь. Впереди разговор с теми, кто помог Екатерине и Арине встретиться – с сотрудниками Даунсайд Ап, сопровождающими процесс инклюзивного трудоустройства и стажировок.

"Она спокойно, уверенно действует, решая свои задачи"

Меня интересует вопрос: как стало возможным это трудоустройство? Безусловно, совпали подходящий кандидат и отзывчивый работодатель, желающий учиться и открывать для себя в этом проекте новые горизонты. Такое совпадение необходимо. Но кроме него существует вполне четкий алгоритм действий. О нем рассказали те, кто организовал процесс стажировок Арины и Кристины со стороны Даунсайд Ап.

Ольга Титаева несколько месяцев сопровождала Арину.

– Моя задача как сопровождающего была адаптировать Арину непосредственно на рабочем месте: наладить рабочий процесс, решить все те вопросы, которые возникают в начале пути, и в итоге организовать всё так, чтобы со временем Арина могла как можно больше обходиться без чьей-либо помощи, – рассказывает Ольга. – Мы начали с того, что встречались с Ариной у метро «Китай-город»: несмотря на то, что Арина самостоятельно передвигается по городу, путь до магазина был для нее новым маршрутом, и мне нужно было убедиться, что он для нее полностью безопасен.

В самом начале нашего сотрудничества я обнаружила, что Арина теряется на нерегулируемом пешеходном переходе: не смотрит налево, а, размашисто шагая, смотрит только направо. По дороге к магазину три нерегулируемых перехода. Так что какое-то время мы добирались до пункта назначения вместе.

– Арина, остановка. Смотрим налево, потом направо и еще раз налево – и только после этого идем.

Эту схему мы отрабатывали каждый раз. Со временем Арина научилась всё делать верно: я просто следовала за ней и контролировала ее. Сейчас она добирается сама.

В магазине самое главное было объяснить Арине, как пользоваться отпаривателем. Это бытовой прибор с горячим паром, поэтому важно было проговорить с ней технику безопасности и убедиться, что новые коллеги Арины знают правила оказания доврачебной помощи при ожоге.

Шаг за шагом мы с Ариной осваивали новый для нее инструмент: сначала воду в отпариватель наливала я – Арина смотрела и сообщала, когда нужно остановиться. За два дня она научилась понимать, сколько воды необходимо налить в отпариватель, и неуверенное «ну, наверное, хватит» превратилось в четкое «стоп». Переходим к следующему шагу – вместе, в две руки, берем отпариватель и заливаем воду до нужного уровня. «Стоп» снова звучит вовремя. Теперь Арина готова самостоятельно наливать воду. Сейчас она работает без чьей-либо помощи и уже знает маленькие хитрости, например, как отпаривать юбку со складками, воланы, боковины.

Рабочий день Арины стартует в 10 часов и длится 4 часа. Начинается он с приятного ритуала – чаепития. Арина сама заваривает чай, после чего сама наводит порядок на кухне, всё убирает по местам, моет за собой посуду и убирает мусор. Это занимает несколько минут, но дает возможность настроиться на работу. Дальше Арина идет гладить. Если к этому моменту еще нет одежды, которую нужно отпарить, девушка подходит к коллегам и спрашивает, что гладить. Когда заканчивает – сообщает об этом. У Арины есть полчаса на обед, обедает она тоже самостоятельно, никого не тревожит: сама пошла, достала еду, поела, убралась – и дальше работать.

Коллеги очень довольны таким уровнем самостоятельности. Вместе с Ариной в салоне работают еще дизайнеры и продавцы. Мне было очень приятно отметить их доброжелательное и правильное отношение к Арине. Никто не проявляет к ней гипертрофированного внимания и гиперопеки, общение конкретное, деловое и при этом очень доброе. Они определяют одежду, с которой Арине предстоит работать, рассказывают, на что обратить внимание, отмечают, где и что можно еще отпарить, знакомят Арину с новыми коллекциями.

Выстраивать коммуникацию практически не приходится, и для меня это уникальный опыт, когда отношения складываются практически сами собой, естественно и гармонично. Коллеги очень ценят то, что у Арины получается в работе, но могут и показать, где нужно доработать или исправить.

Мне кажется, они довольны Ариной, просто и хорошо общаются с ней, интересуются ее жизнью, спрашивают, нравится ли ей работа и платья, что она хочет погладить, как себя чувствует...

Покупатели тоже отличаются благодушным отношением, тактичностью и дружелюбием по отношению к Арине. Я запомнила, как одна известная актриса, которая является постоянным покупателем, подбирая себе гардероб, повернулась к Арине и совершенно искренне сказала: «Ну как повезло! С такой красотой работать!»

Это, кстати, действительно важно. Одежды яркие, на ощупь все разные: шелк, шерсть, лен. Все эти тактильные ощущения – богатство. Это очень важная составляющая работы в магазине «Модная лавка». С таким разнообразием впечатлений утомление наступает гораздо медленнее, и Арина практически не устает на работе.

Что касается самой Арины, у нее ровное, спокойное отношение к делу. Ей всё ясно, всё понятно. Тут всё четко организовано, поэтому она уверенно действует, самостоятельно решает свои задачи. Никаких «я забыла», «не могу»… Правила? Окей! Так надо? Будет так! Она знает, что соответствует работе, а работа соответствует ей. Каждый раз, возвращаясь со стажировки, она говорит, выдыхая: «Ой, как хорошо на работе!»

08_6 copy.jpg

О некоторых нюансах стажировки

Проект по трудоустройству людей с синдромом Дауна существует в Даунсайд Ап больше четырех лет. Как правило, специалисты фонда сами ищут работодателей, которым можно предложить рассмотреть кандидата с дополнительной хромосомой на ту или иную вакансию. Случай с Екатериной Хахан – исключение: она сама обратилась в Даунсайд Ап с просьбой подыскать ей сотрудника. Как сделать так, чтобы таких «подготовленных» работодателей было больше? Об этом беседуем с Юлией Лентьевой – педагогом и руководителем направления «Сопровождение подростков и молодых людей с синдромом Дауна» фонда «Даунсайд Ап».

– Юлия, расскажите, как Екатерина узнала про инклюзивное трудоустройство? Как вообще работодатель может об этом задуматься?

– Все сотрудники Даунсайд Ап знают о такой важной задаче – искать для наших ребят работу. Екатерина услышала о проекте как раз от одной нашей сотрудницы. Так что всё просто: если в вашем круге общения есть люди с синдромом Дауна или другими ментальными особенностями, помните, что они могут работать! Возможно, работа эта буквально рядом. И конечно, важна общая информированность общества о проблеме занятости особенных людей. Так что каждая статья, сюжет по телевизору, конференция – это шанс, что нас услышит работодатель, у которого эти идеи «отзовутся».

– У Екатерины нашлась подходящая работа для девушек с синдромом Дауна. Бывает, что работу приходится «высасывать из пальца»?

– Обычно мы приезжаем в компанию и смотрим, какую работу может выполнять человек с синдромом Дауна. Здесь работа была понятна заранее – отпаривать вещи. Это нужное и полезное дело. Когда мы приехали в магазин, всё посмотрели, то поняли, что для наших ребят это вполне реально. Но искали и запасные варианты: если вдруг вещей для отпаривания нет, девушки могут протереть пол, зеркала, вытереть пыль с обуви. Пробовали научить их складывать одежду, но это задача не из легких, не всё еще удалось освоить. «Придуманная» работа – это плохой сценарий, который будет напрягать всех: и работника, который интуитивно чувствует, что делает что-то бесполезное, нерегулярное, и работодателя – он будет всё время думать, чем занять человека, чтобы убить время. Работа должна быть реальной – полезной, в первую очередь. Хорошо, когда у работодателя есть вакансия, на которую мог бы претендовать любой другой соискатель – просто сейчас им оказался человек с синдромом Дауна.

– Оплата труда – обязательная составляющая отношения к работе как к работе, а не как к досугу?

– И да и нет. Наши девушки подписали с магазином договор волонтерства, официально их трудоустроить пока нет возможности, но мы надеемся. И вряд ли они прочитали договор от корки до корки. Но они подписали его сами, им объяснили их права и обязанности, они знают режим работы и понимают: они РАБОТАЮТ. В кружок можно не прийти, если лень или настроение не то, но работу ты без причины пропустить не можешь. Само осознание: у меня есть работа, я за нее отвечаю, я делаю что-то полезное – гораздо важнее любых денег.

Наверное, важно, чтобы все стороны воспринимали стажировку серьезно, именно как работу. В случае Арины и Кристины это так? Как относятся к занятости дочерей их родители?

– Роль родителей в жизни взрослых людей с синдромом Дауна тоже велика. И конечно, важно, чтобы родители хотели, чтобы их дети работали, были готовы к каким-то нюансам процесса и относились к делу серьезно. Скажу как мама человека с особенностями развития: иногда очень хочется, чтобы ребенок остался дома и никуда не ехал. Потому что «лень провожать» / «так удобнее» / «а лучше поедем на дачу» / «мы на море хотим, а тут работа!» – и так далее. Это первые эмоции. А потом ты понимаешь: мой ребенок с синдромом Дауна работает, приносит пользу людям, у него есть свои обязанности, и не мне их отменять. Возможно, трудоустройство – это важнейший результат нашей многолетней работы по воспитанию и развитию детей! И мама Арины, и мама Кристины всё это прекрасно понимают, они готовы отпустить своих дочерей, не вмешиваться в какие-то нюансы их работы и в то же время при необходимости поддержать. Это лучшая родительская позиция.

– Я знаю, что Арина – очень развитая и социализированная девушка, играет в одном из инклюзивных театров. А в магазине она гладит одежду и моет полы. Нет ли у нее чувства противоречия, которое многие обычные подростки формулируют так: «Я не для того учился, чтобы улицы мести»?

– У нее точно нет. Возможно, потому, что она из многодетной семьи, выполнять обязанности по дому для нее привычное дело. Как говорится, человек «без короны на голове». Но и мы постоянно транслируем эту идею всем нашим подопечным: любой труд важен, если он приносит пользу. Мести улицу, раздавать рекламу – кто-то должен это делать, почему не вы? И повторю: если работа не придумана искусственно, это чувствуется, и вопросов не возникает.


Автор выражает благодарность Ольге Маховской, тексты которой были частично использованы при подготовке материала.

Информацию о трудоустройстве людей с синдромом Дауна можно найти здесь

Похожие материалы