Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    1638

    Многодетная семья, которая усыновила мальчика с синдромом Дауна - "Родная мама попросила забрать его"

    Описание:

    Женя и Катя живут в Германии уже 18 лет, а недавно они отметили 20-летие своего брака. Устроенная жизнь, трое рожденных детей. И вдруг, внезапно для всех друзей, - фото малыша с синдромом Дауна в соцсетях с подписью - Дэни. Как это получилось и зачем семья решилась на такой шаг?

    Сегодня Кате и Жене - 38 лет, 18 из которых они живут в Германии. За годы брака у ребят родились три ребенка (Юрию - 19, Максиму - 15, Анне Терезе - 7 лет). А Дэниэлю, мальчику с синдромом Дауна, который стал четвертым ребенком пары, - в ноябре исполняется 2 года.

    Путь к усыновлению не был простым, легким и понятным

    Дэниэль - это сын женщины, которую мы очень хорошо знаем. У нее уже было двое детей. Семейные отношения не складывались, и она боялась остаться одна с тремя детьми. Ей хотелось устроить свою личную жизнь, что с ребёнком-инвалидом виделось нереальным. И она обратилась к нам с просьбой о помощи: усыновить ее третьего новорожденного ребенка. Честно говоря, в тот момент я была не готова к этому, все же мальчик особенный - с синдромом Дауна, и никто не знал, как он будет развиваться и насколько его болезнь будет прогрессировать.

      

    Первое знакомство

    Но после раздумий, познакомиться с Дэниэлем все же решилась. В больнице, где его оставили, я его и увидела впервые. Малышу было 3 недели. Я надеялась, что будет какой-то знак свыше, что вспыхнут материнские чувства, что я почувствую - это мой ребенок. Но за 30 минут, которые я пробыла в клинике рядом с ним, ничего, кроме жалости, не ощутила. А этого недостаточно и надолго не хватит. В целом, вся наша семья не была готова к такой ответственности. Решив, что этот ребенок не наш, я искренне желала ему найти свою семью, готовую его принять.

    С биологической мамой малыша мы продолжали общаться, поэтому я и была в курсе всех событий. Около месяца Дэниэль был в больнице (из-за бумажной волокиты). Для мальчика нашли опекунов - пожилую супружескую пару - которые навещали Дэни в детской больнице, кормили из бутылочки, привыкали к нему, а потом, когда документы были готовы, забрали его к себе. Пока Дэни находился в опекунской семье, родители имели право видеться с мальчиком. Им давали время хорошо подумать над принятым решением и возможность передумать. Прошло больше  полугода со дня рождения Дэни, прежде чем родители подписали в нотариальной конторе все документы об отказе от ребенка.

    Тут должна отметить, что госслужбы Германии были очень терпеливы и человечны. По крайней мере, мы именно с такими людьми столкнулись. Хотя я слышала и о совершенно противоположных случаях. Как правило, отказные детки не остаются долго в больнице. На здоровеньких детей очередь -  их сразу разбирают, остальных определяют в семьи опекунов и продолжают подыскивать семьи для усыновления.

    Дэни временно отдали в опекунскую семью

    Люди очень хорошие и добрые. Отцу на тот момент было 62 года, а матери - 58. Их собственные дети давно уже выросли и покинули родительский дом. Они полюбили Дэниэля и привязались к нему всем сердцем. Но из-за возраста не могли стать законными усыновителями, поэтому Jugendamt - организация по усыновлению и опекунству детей -  искала родителей для Дэниэля по всем областям. Но все было безуспешно. Мальчик привыкал к своим опекунам с каждым днём всё больше и больше, и мы все понимали, что чем дольше Дэни будет находиться в этой семье, тем сложнее ему будет отвыкнуть от них и труднее привыкнуть к другим родителям. Но шли недели, месяцы, а ничего не менялось. Семьи, которая хотела бы усыновить малыша, так и не было. И я об этом знала. Дэниэль родился в ноябре, а в декабре его забрали в семью. Больше я его не видела. Только фотографии, которая присылала мне его биологическая мама, напоминали о нём. 

        

    Иногда мы с мужем говорили о Дэниэле, волновались за его судьбу, переживали, но не видели себя в роли его родителей. Так было до того момента, пока однажды мы не увидели фильм  "Притчи. Как Спаситель в гости ходил" ("Притчи" — белорусский многосерийный художественный фильм, тетралогия, три серии которого сняты с 2010 по 2012 год студией во имя святого исповедника Иоанна Воина Свято-Елисаветинского монастыря по мотивам известных христианских притч - прим. редакции). Фильм о том, как облаченный в земное Христос «ходил в гости» и был неоднократно отвергнут хозяином и принят другим человеком...

    Тот момент изменил все. Я плакала...

    Тогда мы с мужем поняли, что Дэниэль неслучайно в нашей жизни, и пришли к решению начать процесс усыновления. Если мальчик наш - то нам дадут его усыновить без проблем, если же нет - то будем молиться, чтобы нашлась для него любящая семья или чтобы его родители одумались и забрали его к себе, с родными же все-таки лучше.

    Детям всё рассказали, как есть, и спросили, что они об этом думают. На семейном совете решили, что попробуем. Пришли в Госслужбу по усыновлению, подали заявление, заполнили анкеты. Нас проверяли 2 месяца, разговаривали с нами, отдельно с нашими детьми. И в конце концов не нашли причины, по которой мы не смогли бы усыновить Дэниэля. Разрешили первое свидание. На нём присутствовали родители-опекуны, служащая от Jugendamt и мы. Дэниэль улыбался, показывал на столе, что он всё может, крутился, вертелся, как юла. Он пылал жизнерадостностью, было видно, что он счастлив.

    А я смотрела на него и ком к горлу подкатывал... Неужели я решаюсь на это? Неужели смогу принять его и полюбить, как своего?
     

    Наша встреча длилась час

    Женя как-то сразу проявил инициативу, взяв малыша на руки, потом и я осторожно взяла его, подержала. Договорились встречаться раз в неделю. Это были совместные часы у физиотерапевта или детского врача. В  выходные дни мы приезжали за Дэни, брали с собой в парк, гуляли вместе, затем стали привозить его к нам домой на несколько часов, и в конце концов 7 июля 2016 года мальчик остался у нас в первый раз на ночь. И с тех пор навсегда.

    Родственники отнеслись с осторожностью к такой новости. Это первый опыт, связанный с усыновлением, как в семье мужа, так и в моей. Некоторые не поняли, зачем мы это сделали и для чего.

    Мы не объяснялись и не оправдывались

    Решили, кто примет нас с нашим решением, тот и друг. А те, которые оставят, всего лишь сделают свой выбор. Мы никого не осуждаем. Сами же немцы к усыновлению относятся положительно, с почтением и уважением, можно сказать.

    Привыкали друг к другу непросто

    В первые недели у Дэна был в глазах вопрос:

    Где мои родители?

    Я подходила к его кроватке и видела, что он ждал не меня, что в глазах разочарование...  Он очень любил лежать и слушать песенки, которые слышал в первой семье - под них и засыпал... Только через полгода мы заметили, что Дэни окончательно адаптировался. Нас предупреждали, что срок адаптации будет длиться приблизительно столько же времени, сколько он был в другой семье. То есть мы взяли его в возрасте 7 месяцев, и приблизительно столько же ему и понадобилось времени, чтобы отвыкнуть от первой семьи и привыкнуть к нам.

    Поддержка государства

    В рамках господдержки у нас есть возможность посещать специальные лекции для родителей-опекунов и усыновителей. Там можно задавать открыто вопросы, делиться своими проблемами и получать грамотную консультацию. Что касается финансовой стороны, то мы получаем такое же пособие по уходу за ребёнком до 3 лет на Дэниэля, как и получали на своих собственных детей.
     

    Других особенных пособий для усыновлённых детей нет. Еще государство выделяет 120 евро в месяц на то, чтобы мы могли нанять няню на дом, на тот случай, если мне нужно отлучиться по своим личным делам. Это приблизительно 2 часа в неделю, которые государство оплачивает непосредственно нанятому человеку. Этой привилегией мы можем пользоваться только потому, что Дэни - особенный ребенок, а не потому, что он усыновленный. 

    В ноябре Дэниэлю исполнится 2 года 

    Когда ему будет три года, я планирую устроить его в детский сад и выйти на работу. Конечно, не все было легко тогда и не все просто сейчас. Особенно первое время.  Я представляла себе все иначе - проще, легче. Но со временем, слава Богу, всё встало на свои места, и я научилась любить и принимать всё, как есть. У мужа все было проще, он достаточно легко принял роль отца Дэни.

    Биологическая мама Дэни

    Первое время мы поддерживали с ней тесный контакт - я высылала ей фото, рассказывала, как растет и развивается ребенок. По закону она не имеет права на встречи, но так как усыновление было открытое (она знала, где Дэни и в какой семье, и сама способствовала тому, чтоб нам его отдали) и мы были хорошими знакомыми, я сначала не препятствовала этому.
     

    Она сама искала с нами встреч, а я чувствовала себя неловко в этой ситуации и не понимала своей роли. И в конце я уже сама сказала ей, что не хочу больше тесного контакта, попросила её меня понять, что так всем будет легче. Она смирилась. Тем более закон на нашей стороне, а желания что-то поменять и забрать ребенка к себе у неё нет.

    Дети сразу приняли и полюбили Дэниэля

    Они считают его своим братом. Вначале, конечно, младшая дочь немного ревновала к нему, но сейчас она с удовольствием заботиться о младшем братике. Старший сын через две недели после того, как Дэни стал жить у нас заметил, что как будто ничего не поменялось дома, как будто он у нас уже всегда был. Для меня было очень важно это услышать!  

    Любовь к приемному ребенку

    Полюбила я малыша не сразу. Думаю, дело даже не в его особенности, а просто, что он не мой родной ребенок, не я родила его. Но после того как я смирилась с тем, что я приёмная мама, и призналась себе в том, что не могу его любить так, как тех, кого родила, все потихоньку стало меняться, - и я его полюбила. Конечно, бывали моменты, когда казалось, что не смогу полюбить никогда, накатывали страхи и сомнения. Но сегодня я с чистой совестью могу сказать, что люблю его как своего родного сына.
     

    Похожие материалы