Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    251

    «Мой музей настоящего»

    Описание:

    Статья посвящена яркому и необычному проекту, реализованному в школе «Абсолют», которая расположена в Серпуховском районе Московской области, при участии приглашенных специалистов и при поддержке Политехнического музея. Этот проект отличает не только самобытное творческое решение, но и интересные находки в образовательном, воспитательном, реабилитационном и интеграционном процессах при работе с детьми и подростками с интеллектуальными особенностями. 

    Как все начиналось

    Среди различных практик социализации и творческой реабилитации детей с особенностями развития музейными средствами выделяются образовательные, просветительские и творческие проекты, подготовленные с участием музейных работников для их реализации вне стен музея. Это выездные выставочно-музейные экспозиции, мастер-классы и прочие мероприятия, в рамках которых музей приходит в гости к детям. Один такой проект был реализован год назад при участии Политехнического музея. И хотя с того момента прошло достаточно много времени, хотелось бы вспомнить подробности этого оригинального и очень интересного опыта творческого взаимодействия с особыми детьми.

    Говоря о нем, руководитель инклюзивных программ Политеха Вера Шенгелия подчеркивает: «Мне кажется, что музей должен заниматься социальной работой, должен помогать людям решать разные проблемы, должен взаимодействовать с самыми разными людьми, в том числе с теми, которые раньше в музей никогда не ходили и даже не думали об этом. Мне хочется, чтобы музеи не только звали к себе этих людей, но и предоставляли им возможность самовыражения, чтобы их голос был услышан».

    Именно такая идея была реализована при участии Политехнического музея и благотворительного фонда «Абсолют-Помощь» в школе «Абсолют», которая расположена в Серпуховском районе Подмосковья. Школа эта сама по себе необычная: частное образовательное учреждение, созданное в 2014 году фондом «Абсолют-Помощь» для детей-сирот с особенностями развития. Сейчас почти все они живут в приемных семьях, а в школе вместе с ними стали учиться обычные ребята из кровных семей, то есть она стала инклюзивной.

    Про школу «Абсолют» невозможно рассказывать, как про учреждение. А можно и нужно – как про процесс: образовательный, воспитательный, реабилитационный и интеграционный. А в общем и целом это процесс поиска человеческого в человеке – поиска его уникальной личности. В свою очередь, Политехнический музей также ориентирован на развитие личности человека через его просвещение. И здесь очень многое делается для того, чтобы включить в жизнь музея самых разных людей с самыми разными особенностями, социальным и культурным бэкграундом.

    Так что, похоже, вовсе неслучайно «Абсолют» и Политех нашли точки соприкосновения и стали партнерами. Это произошло в феврале 2019 года, когда фонд «Абсолют-Помощь» вместе с Политехническим музеем объявил открытый конкурс «Время роста» на создание современного музейного проекта вместе с учениками школы «Абсолют». Его победителем стал проект «Мой музей настоящего» музейного куратора Егора Ларичева, архитектора Дмитрия Барьюдина, художника Александра Закирова и скульптора Маяны Насыбулловой.

    «Мы хотели, чтобы нам предложили проект, в котором наши дети могли бы выразить себя творческими методами, – поясняет Полина Филиппова, исполнительный директор фонда “Абсолют-помощь”. – Мы стремились дать ребятам возможность рассказать о том, какие у них есть страхи, мечты, надежды, каким они видят свое будущее, чего они ждут, как воспринимают нас, взрослых. Мне кажется, культурный проект – лучший инструмент для того, чтобы получить эту обратную связь».

    В течение нескольких месяцев самые разные специалисты, привлеченные в проект, пытались понять, чего детям не хватает для полного счастья, вывести их за плоскость банального, спровоцировать на настоящее творчество. Под руководством взрослых «Мой музей настоящего» создавали 20 подростков от 11 до 16 лет, причем не только те, кого на профессиональном языке принято называть нормотипичными, но и ребята с разными непростыми диагнозами. Они испытали настоящие эмоции творцов: переживали, радовались, терзались муками сомнений и... думали, осознавали самих себя и свое отношение к миру.

    06_01.jpg

    Взгляд не со стороны

    Вера Шенгелия была в числе тех, кто провел немало времени с ребятами – участниками проекта. Вот что она вспоминает:

    – Выяснилось, что у всех детей есть проблемы с тем, чтобы выступить с какой-то инициативой, вслух обозначить свои желания, сказать: «Я хочу вот это». И мы это в проекте очень четко видели. Сначала им предложили анкеты с вопросами о том, чего им лично не хватает для счастья, что бы хотелось сохранить для будущего и так далее. Это был очень сложный разговор, потому что привычки к рефлексии ни у кого из них нет. Они очень долго не могли ничего придумать, и для взрослых, участвующих в организации проекта, это было неожиданностью. «У меня все хорошо, у меня всё есть, – говорили, как правило, ребята. – Ну, может быть, айфон хотелось бы, новый планшет…» Ориентироваться в абстрактных понятиях им было так тяжело, что это невозможно было не заметить и не удивиться этому.

    А главное – ребята не могли принять как должное, что надо говорить о себе, надо говорить своим голосом и этот голос будет услышан. И это было самым большим препятствием. Когда участники проекта с этим как-то разобрались, поверили, что это возможно, проблем уже никаких не было. Они по-прежнему ворчали, ныли, делали вид, что для них все это неважно и неинтересно, но при этом выгнать было никого невозможно. Их рассуждения стали вылупляться, как цыплята. И взрослые услышали много неожиданного, что заставило их глубоко задуматься.

    Так, одна из участниц проекта сказала, что она хотела бы награждать людей, которых никогда не награждают, например, таксистов. Или еще школьных психологов – их же никогда не награждают, а ведь они очень помогают детям. И она придумала статуэтку – награду для лучшего психолога. Затем начали говорить про себя и другие. Даже самый несговорчивый и строптивый из всех подростков, который поначалу отказывался разговаривать с социологами и кураторами проекта и уверял, что вообще не понимает, чего от него хотят, в конце концов разговорился. Он стал рассказывать о том, что ему важно, что он живет в Райсеменовском, и что местные называют этот поселок «Рай-сарай» и выпивают водку на полянке. И когда он едет в школу, он их видит.

    Конечно, педагоги поначалу были шокированы: «Что за ужас, неужели такое будем показывать?» Но кураторы их убедили: ведь это же и есть настоящее этого парня, он заговорил о том, что для него важно. Подросток видит в описанной картине постоянство: он каждый день едет в школу и наблюдает одну и ту же картину. Значит, все нормально, всё на своих местах, ничего страшного не случится.

    06_03.jpg

    Участники проекта глазами социолога

    О том, как удалось вовлечь учеников «Абсолюта» в такой необычный для них творческий процесс, рассказывает социолог НИИУ ВШЭ Варвара Кобыща:

    – До участия в этом проекте у нас с моей коллегой Олесей Максимовой уже был опыт проведения различных социологических исследований в сфере образования и культуры. А в «Абсолют» нас позвали затем, чтобы разобраться, какие задачи должны быть у этого проекта. Казалось бы, педагоги, работающие в школе, и так прекрасно знают каждого из своих учеников и все процессы, происходящие внутри школьного сообщества. Однако им хотелось получить еще один, независимый взгляд, увидеть внешнюю перспективу. Для этого нужен был разговор школьников не с их учителями, а с людьми хоть и заинтересованными, но посторонними, к тому же находящимися ближе к ним по возрасту.

    Наша цель была – решить небольшую по масштабам, но важную по смыслу социологическую или даже антропологическую задачу: понять, как живет и взаимодействует внутри себя и с внешним миром маленькое и не совсем обычное сообщество, образовавшееся в школе «Абсолют». Мы старались разобраться в том, как ребята общаются между собой и с учителями, как проводят свободное время, что делают и что не делают, что у них есть, а чего не хватает, какую музыку слушают и так далее. То есть выясняли, какие они в повседневной жизни, как она протекает. Исходя из этого, мы смотрели, какие имеются проблемные точки в их коммуникации друг с другом, в их представлении о своем будущем, о своей профессии, и искали, с чем можно работать дальше. Так, двигаясь от индивидуального к общему, мы описывали это маленькое школьное сообщество. Дальше обсуждали, какие рассуждения, высказывания и пожелания ребят можно использовать как смысловую основу проекта, то есть фактически составляли его техническое задание.

    Когда мы стали брать у ребят интервью, увидели, насколько же они все разные: их степень открытости-закрытости, привычка говорить, взгляды на жизнь, увлечения. Впрочем, мы убедились, что не стоит переоценивать «необычность» школьного контингента. Кто-то может подумать, что раз здесь учатся дети из приемных семей и с особенностями развития, то их мир будет кардинально отличаться от мира их сверстников. Ничего подобного. Мы разговаривали с ними, как с любыми другими подростками. И особенности взаимодействия были точно такими же: закрытость многих ребят, склонность отвечать коротко и неконкретно, например, словом «нормально».

    Тем не менее по ходу исследования выяснилось много любопытного. В частности, тот факт, что хотя именно взрослые обычно транслируют детям общие нормы коммуникации, связанные с поддержанием своего статуса или с насилием по отношению к другим, у детей порой складывается абсолютно иное отношение к некоторым вещам, которые взрослые воспринимают как серьезную автономную угрозу. Так, многие родители, педагоги, да и вообще люди среднего и старшего поколений с настороженностью и неодобрением воспринимают фанатское футбольное сообщество. Ребята в 14–15 лет к этому относятся совершенно по-другому. Для них фанатское сообщество – это прежде всего общение, построенное вокруг значимых, по их мнению, личностей и событий, и лишь где-то в десятую очередь – угроза личной безопасности. Так же и касательно некоторых других ситуаций. У каждого подростка свой статус, свои амбиции, и их надо поддерживать, но оказалось, что связанные с этим проблемы лежат совершено не в той плоскости, в какой их привыкли видеть взрослые.

    06_06.jpg

    Что получилось

    После того как участники проекта сформулировали, что для них важно сегодня и что хочется забрать с собой в будущее, началась работа над экспонатами. Ребята вместе с художниками, архитекторами, скульпторами посещали музеи, изучали необычные материалы для творчества (например, такие как альгинат и эпоксидная смола), постигали азы проектирования, учились работать в команде и так далее. Самое главное, что они стали активными участниками происходящего, почувствовали, что их мнение важно, их видение мира интересно. Фактически они делали все – пусть и не без помощи взрослых: от первых идей до монтажа экспонатов.

    В результате на детской площадке рядом со школой возникла совсем не детская по серьезности своих целей и по эмоциональной глубине выставка: 20 объектов, которые размещены в специальных экспозиционных кубах – универсальных экспозиционных модулях, каждый из которых снабжен экспликацией, содержащей текст художника. Каждый куб – это и есть музей, наверное, самый маленький в мире – музей одного человека. Музей детских потребностей, мечтаний и вопросов. Этот маленький музей дал юным творцам большую возможность прислушаться к себе и показать другим свой внутренний мир.

    Выставка получилась честной, пронзительной и настоящей. Суть – в названиях экспонатов: «Рай-сарай», «Заброшка», «Женское оружие», «Крылья», «Комета Судьбы», «Кружевница», «Мегафутбол», «Сеул»... Каждая экспликация – это история. Одна – осмысление своего жизненного опыта, другая – полет фантазии, третья – взгляд из окна. А еще, конечно же, в экспонатах и сопровождающих их экспликациях отразились заветные мечты девчонок и мальчишек о счастье.

    К примеру, Лейла Шукюрова написала такую экспликацию к своему экспонату под названием «Лотерейный билет»: «Я решила нарисовать лотерейный билет, чтобы выиграть счастливого человека и стать счастливой».

    У Нади Ворожцовой, которая назвала свой экспозиционный модуль «Я умею плавать», свое представление о счастливом будущем. В экспликации она пишет: «Я нарисовала пловчих, потому что я не умею плавать. Хочу научиться, хочу быть спортсменкой, чтобы быть знаменитой. Я хотела бы первое место занять».

    Автор «Коробки с крыльями» Артем Шныков в экспликации задает вопрос и сам отвечает на него: «Почему мне не хватает крыльев? Потому что я хочу полетать, потому что мне это интересно. Я лечу над Москвой и вижу траву, дома, деревья, я чувствую свободу! Это отдых от учебы, от школы. Я хочу перелететь с директором в Европу и увидеть море!»

    Лиза Патронова приоткрыла перед посетителями выставки мир своих увлечений: «Я назвала свою работу «Сеул». Сеул – очень большой и красивый город. Там очень красивая архитектура. Еще мне очень нравится торговая улица Мендон, потому что там можно купить много классных штук. Еще я очень люблю корейские группы, например, BTS, EXO и много других».

    Еще одна участница проекта, Света Клавина, работая над экспонатом, задумалась не о себе, а о других: «Награды для профессий, у которых нет наград. Мы выбрали три профессии: психолог, таксист, работник фастфуда. Я нарисовала эскиз наград. Эти награды отличаются от обычных наград тем, что они предназначены не для награждаемых профессий. Каждому человеку хочется, чтобы его наградили. К сожалению, не все профессии награждают».

    Роман Ананьев, который стал автором экспозиции «Покажи себя изнутри», не на шутку удивил взрослых. За ярким занавесом, который находится перед всеми на виду, подросток спрятал… гранату. В экспликации он написал: «Много людей в нашем мире являются замкнутыми к другим людям. Эта картина показывает, как им бывает сложно, когда люди заставляют их открыться, показать себя изнутри. Из-за этого они еще сильнее замыкаются. Людей заставлять не надо!»

    Остается только догадываться, какие непростые жизненные обстоятельства повлияли на выбор темы для своей работы Полиной Гороховой. Ее персональный мини-музей называется «Женское оружие». Внутри экспозиционного куба – губная помада, кольцо, флакончик духов и прочие милые женские штучки, которые в случае необходимости превращаются в средства самообороны. Девочка пишет: «Мой проект представляет собой оружие исключительно для женского пола. Им легко пользоваться, оно идеально подходит к гардеробу. Кольцо – лазер. Оно поражает бесшумно и удобно. Духи – усыпительные, этот предмет имеет очень обманчивый вид. Помада – электрошокер, тоже выглядит обманчиво».

    Очень волновался, наблюдая за реакцией зрителей на свою работу, Дима Радуха – тот самый несговорчивый подросток, который эмоциональнее всех сопротивлялся взаимодействию с социологами и кураторами проекта. Он же предложил самую провокационную идею своего маленького музея настоящего и в результате воплотил ее в жизнь. Его экспозиция называется «Рай-сарай», а в экспликации он объясняет: «Рай-сарай – это деревня, в которой обитают алкаши. Сэм и Пума – два алкаша, которые покупают мне сигареты. Но в Рай-сарае есть плюс: там очень круто, потому что тут очень много моих друзей. Особенно мне нравится школа “Абсолют”. Я нарисовал такой Рай-сарай, потому что мне это заметно. Каждый раз, когда я еду на автобусе домой, я его так вижу, и как-то привык».

    06_08.jpg

    Вместо подведения итогов

    «Мне кажется, очень важно, что взрослые смогли вывести ребят на искренний разговор. Возможно, поначалу их месседж был провокативным, но потом он оброс важными смыслами. Хотя, конечно, не все выставочные работы одинаково глубоки», – говорит психолог Алена Синкевич. По ее словам, тот факт, что ученики «Абсолюта» включились в этот необычный творческий проект, очень значим, прежде всего, для них самих. Во-первых, потому что у них есть проблемы с любой продуктивностью. Когда нужно что-то начать, осуществить, довести до конца и получить результат – обычно все это дается им плохо, а тут они приобрели совсем другой опыт. Во-вторых, потому что они тоже получили от взрослых весомый месседж: «То, что вы думаете и чувствуете, очень важно для нас. Мы готовы принимать вас и с вашими радостями, и с вашими мечтами, и с вашими проблемами».

    «Для меня это первый опыт работы с такими детьми, и поначалу он был очень непростым, – делится своими впечатлениями куратор проекта Егор Ларичев. – Дети держались на огромном расстоянии, и преодолеть это расстояние было очень трудно. Силком мы никого из ребят не затаскивали, но убеждали, что будет интересно. Это убеждение давалось очень тяжело, будто камни ворочаешь. Лишь спустя некоторое время стало заметно, что это не просто камни, а камни поющие».

    Вера Шенгелия дополняет слова своего коллеги: «Поначалу мне казалось, что важен лишь процесс, только то, что мы делаем с детьми внутри этого проекта: то, как мы помогаем им говорить о себе, задумываться о жизни и о своем месте в ней. Но на самом деле результат – получившаяся вставка – тоже очень важен. Это настоящее современное искусство, и это социальное искусство».

    «Мне кажется, только так и должно быть устроено сотрудничество с нашими детьми, – подчеркивает директор школы “Абсолют” Мария Прочухаева. – Совершенно неважно, есть у ребенка диагноз или нет; неважно, какой он. Суть – в торжестве подхода. Если мы видим, кто перед нами, и выстраиваем с ним диалог, то у нас всегда получится объект искусства».

    Похожие материалы