Главная / Электронная библиотека / Организация работы социальных мастерских Даунсайд Ап
Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
272

Организация работы социальных мастерских Даунсайд Ап

Описание:

В интервью с ведущим мастером социальных мастерских Даунсайд Ап Ольгой Шевелёвой дается подробная информация о том, как устроена работа в социальных мастерских Даунсайд Ап, как организован рабочий день сотрудников с синдромом Дауна, как формируется ассортимент продукции мастерских, где она реализуется. Также читатели узнают, что дает молодым людям с синдромом Дауна участие в работе мастерских и как наставникам удается повысить их мотивацию к труду.  

Социальные мастерские для взрослых людей с синдромом Дауна – одно из направлений программы по поддержке людей с синдромом Дауна старше семи лет Благотворительного фонда «Даунсайд Ап». Отсутствие у мастерских самостоятельного организационно-правового статуса подчеркивает факт преемственности работы специалистов фонда: в мастерских ребята закрепляют и развивают навыки, полученные ранее, начиная с детства, на других групповых занятиях Центра сопровождения семьи Даунсайд Ап, в том числе в группе «Профориентация». Кроме того, такое отсутствие статуса служит залогом относительной экономической стабильности проекта, поскольку при необходимости в нем могут быть задействованы различные ресурсы Даунсайд Ап. 

1.jpeg

Под социальной занятостью инвалидов понимается выполнение несложных видов трудовой деятельности со значительной помощью других лиц. Значительной является помощь другого лица, когда инвалид без этой помощи не может выполнять трудовые функции и в количественном выражении эта помощь составляет от 50 % до 95 %.

Мастерские начали работать в марте 2021 года. Наладить их работу с максимальной продуктивностью удалось не сразу. В фонде поняли: очень важно (можно сказать – критически необходимо), чтобы те, кто занимается с особыми участниками проекта, были и грамотными педагогами, и хорошими мастерами, и по-настоящему творческими людьми, наставниками не по должности, а по велению сердца. Не будет таких людей – не будет и проекта. Лишь когда такие специалисты нашлись, мастерские начали активно развиваться. Сейчас в них задействовано больше 20 парней и девушек с синдромом Дауна, с ними работают четыре мастера-педагога и волонтеры. 

В сентябре 2022 года к проекту присоединилась Ольга Шевелёва, которая в настоящее время является ведущим мастером социальных мастерских фонда. Она согласилась рассказать о своем опыте. 

2.jpg

– Ольга, скажите, что дает молодым людям с синдромом Дауна участие в работе мастерских?

– В первую очередь общение. Куда же без него? Общение очень важно для людей с синдромом Дауна, как и для всех людей вообще. Многие ребята, которые посещают мастерские, в силу разных обстоятельств редко выходят из дома, мало где бывают. А здесь они встречаются с друзьями, радуются этим встречам, делятся новостями, разговаривают и о работе, и о чем угодно.

Что немаловажно, в мастерских работают люди как владеющие, так и не владеющие устной речью. Они прекрасно взаимодействуют друг с другом, это не мешает работе и общению. 

Опыт конструктивного взаимодействия – это еще одна очень ценная вещь, которую участники проекта получают в мастерских. Как известно, людям с синдромом Дауна трудно дается работа в команде, но этот навык можно и нужно тренировать, ведь он важен для жизни в обществе и участия в трудовой деятельности. У нас в мастерских дружный коллектив и поддерживающая атмосфера. Мастера не только дают задания ребятам, но и работают наравне с ними и считают их своими коллегами. 

Также участие в проекте помогает ребятам стать более самостоятельными. Мы в мастерских и вообще в фонде считаем, что каждый новый шаг на пути к самостоятельности очень важен для человека с синдромом Дауна. Некоторые ребята сами добираются до рабочих мест. Кто-то приезжает на такси, кто-то на метро. Они самостоятельно переодеваются, готовятся к работе, во время перерыва – заваривают чай, а в конце дня приводят рабочие места в порядок.

А еще мастерские – это возможность освоить финансовую грамотность. Ребята получают стипендию в качестве вознаграждения за свою работу, учатся расписываться в ведомости, планировать расходы. Также они учатся обращаться с деньгами, помогая реализовывать продукцию мастерских на благотворительных ярмарках. 

Ну и, наконец, самое главное, что получают участники проекта, – возможность реализовать себя в труде. Даунсайд Ап старается использовать самые разные возможности для трудоустройства людей с синдромом Дауна: устраивает ребят на производственную практику, стажировки, ищет им работу на условиях частичной занятости в социально ориентированных компаниях. Но не у всех наших подопечных есть такие перспективы, и тогда мастерские становятся тем местом, где ребята повышают свои шансы в будущем получить работу: осваивают трудовую дисциплину, получают представление о корпоративной культуре и т. д. Не говоря уже о том, что они по-настоящему работают: выполняют заказы и изготавливают изделия, которые потом продаются или используются по другому назначению.

3.jpeg

– Чем занимаются участники проекта в мастерских Даунсайд Ап?

– В первую очередь ребята учатся трудиться, и очень важно создать для этого оптимальные условия. В частности – правильно организовать пространство мастерских. Благодаря помещению, которое мы получили от Департамента труда и социальной защиты в безвозмездное пользование в рамках конкурса «Москва – добрый город», фонд «Даунсайд Ап» смог расширить свою деятельность и начать оказывать услуги большему количеству благополучателей. В мастерских Даунсайд Ап один большой зал со столами-трансформерами. Они переставляются в зависимости от вида работ, которые выполняют ребята. Это позволяет нескольким мастерским соседствовать в одном многофункциональном помещении и рационально использовать имеющееся пространство.

Первое, о чем хочется рассказать, – это полиграфическая мастерская, с которой всё и началось. В этой мастерской изготавливаются чашки и блокноты с рисунками, которые ребята делают сами и переносят на изделия с помощью специального оборудования. Для изготовления чашек используются термопрессы. Рисунки переносятся на сублимационную бумагу, потом крепятся скотчем на готовую чашку и помещаются в термопресс. А для блокнотов ребята не только делают обложки, но и брошюруют их. 

4.jpg

Если это корпоративный заказ, то для рисунков используются темы, заданные заказчиком. Другой вариант – участники проекта придумывают сами, что рисовать. Лучшие из их рисунков переносятся на изделия, которые потом продаются как продукция фонда. 

Чашки и блокноты были первой продукцией полиграфической мастерской. Сейчас мы производим гораздо больше изделий, и я скажу о них чуть позже. 

Следующая мастерская – кулинарная. Она была создана, чтобы научить ребят готовить. Но, кроме этого, мы смогли создавать продукцию, которая идет на реализацию: красивые, вкусные леденцы, которые просто не могут не понравиться и детям, и взрослым. Они успешно продаются на ярмарках. Очень приятно смотреть, как покупатели ходят с нашими леденцами. 

7.jpg

В кулинарной мастерской ребята учатся не только готовить, но и обращаться с деньгами, поскольку они самостоятельно ходят в магазин, где закупают продукты по списку. Прежде чем идти, с мастером обсуждаются все вопросы по закупке. Ребята понимают, что надо купить, рассчитывают, сколько примерно денег нужно, отправляются в магазин, закупают, что необходимо по рецепту. Рецепты даются на ясном языке, чтобы им было понятно. И эти рецепты не только распечатываются на бумаге, но и проговариваются вслух, ведь не все хорошо умеют читать. Во время приготовления пищи строго соблюдается рецептура, все процессы распределяются между разными участниками. 

Потом у нас принято накрывать общий стол, за которым собираются все работники кулинарной и полиграфической мастерских (в этот день они работают параллельно) и сотрудники фонда, работающие в этот день в помещении. После обеда в нашем мини-кафе ребята всё убирают, моют посуду, наводят порядок. Дома повторяют приготовление блюда по полученному рецепту. В следующее посещение мастерской закрепляют результат и еще раз готовят это блюдо, чтобы рецепт и технологические приемы остались в памяти.

Дальше – столярная мастерская. В нее ходят преимущественно юноши, они выжигают по дереву и покрывают изделия лаком, а также учатся делать разную мужскую работу. Столярная мастерская появилась относительно недавно, и нам хочется ее расширить, чтобы ребята сами изготавливали изделия из дерева при помощи столярных инструментов. Но пока работаем с закупленными заготовками. Например, к Пасхе закупали деревянные заготовки, на которых ребята выжигали буквы «ХВ» и несложный рисунок, а затем покрывали лаком, и это было очень красиво.

В швейной мастерской мастер помогает ребятам создавать вещи из ткани. Последнее, что они шили, – салфетки, а еще пробовали шить шоперы – сумки для покупок. С этими шоперами отдельная история. Они у нас эксклюзивные. В мастерские ходит замечательный молодой человек, Сергей, который прекрасно рисует. И вот он на этих шоперах рисовал специальной краской свои шедевры. Таких шоперов больше ни у кого никогда не будет. Я бы назвала это коллекцией от Сергея Николаевича – так он сам всегда представляется. 

Как устроен рабочий день в мастерских и какие решения вы нашли, чтобы ребята не переутомлялись в течение дня, но и не переключались на развлечения, сохраняли работоспособность?

– Для этого наш рабочий день поделен на несколько частей, и ребята понимают: отдыхаем только во время перерывов, в остальное время – работаем, выполняем задания мастера. Работа начинается в 10:30 с так называемого круга общения, который играет важную коммуникативную роль. Дальше в 11:00 начинается основная работа: ребята получают задания и приступают к их выполнению. В 12:00 – перерыв на чаепитие. В 12:30 участники мастерских вновь возвращаются к работе. В 14:00 – обед, после которого все отправляются домой.

Иногда для того, чтобы ребята смогли переключиться и отдохнуть, им во время перерывов на чай и на обед предлагаются настольные игры. Зная особенности ребят, мы считаем, что общение и умеренная активность во время перерывов – это очень важно. Если отдых будет абсолютно пассивным (например, молча посидеть на диване), это приведет лишь к тому, что ребята слишком расслабятся и им будет трудно вновь сосредоточиться на работе.

Для примера расскажу про то, как проходит день в нашей полиграфической мастерской. Она работает два раза в неделю. По вторникам – одна группа, по четвергам – другая. График работы в эти дни разный: во вторник – с 10:30 до 14:30, а в четверг – с 12:00 до 16:00. 

Мы приходим, приветствуем друг друга. Прямо у входа ощущается, как ребята рады видеть своих друзей и педагогов, как им нравится приходить на работу. Затем мы садимся в круг в центре зала. Обязательно интересуемся, кто с каким настроением пришел. Бывает, что кто-то не выспался или чем-то взволнован, но в течение дня настроение обязательно выравнивается. Обсуждаем в круге тему дня, которую я, как педагог, задаю ребятам. Могу у них спросить, как прошли выходные, или предложить обсудить любимые хобби – чтобы вдохновиться, настроиться на продуктивную деятельность. Обязательно вспоминаем, какое у нас сегодня число, день недели, время года, потому что многие из ребят про это забывают. Кругу посвящено минут тридцать, пока все ребята выговариваются. 

Затем я даю задание по рабочему процессу. 

6.jpeg

Начинается изготовление продукции. Тут главное – найти индивидуальный подход к каждому, ведь уровень развития у всех очень разный. Есть ребята, которые могут делать практически всё, а есть такие, кто хорош лишь в чем-то определенном.

В одной группе у нас 13 человек, в другой – 12. По вторникам вместе со мной работает помощница, тоже педагог. Мы ставим отдельный стол, и она может брать кого-то из ребят на изготовление блокнотов или чашек, в то время как остальные выполняют мои задания. Задания не обязательно у всех одинаковые. Бывает, что мы изготавливаем до трех видов изделий одновременно: часть ребят делает свечи, часть рисует, часть делает декупаж. Всё зависит от обстоятельств, от поступивших заказов, от того, кто вышел на работу.

Получив задания, ребята приступают к изготовлению продукции. Что-то делают быстро – например, свечи. Они справляются с этим буквально за полчаса. На сложные изделия затрачивается больше времени. 

Перерывы, которые у нас бывают в течение дня, отличаются для вторничных и четверговых групп. Во вторник работа начинается раньше, и к полудню наши работники начинают утомляться. Так что в 12 часов у нас первый перерыв на чай. Мы выбираем дежурных, они идут на кухню, самостоятельно накрывают на стол, ставят печенье, наливают чай. Потом зовут остальных, и мы коллективно отправляемся на перерыв. Он короткий: я ставлю таймер на 20 минут, а потом все возвращаются к работе. Следующий перерыв – на обед. Во вторник ребята приносят обед с собой, сами разогревают и накладывают, дружно обедают за общим столом, а потом уходят домой. 

В четверг ребята начинают работать с 12 часов, поэтому перерыва на чай у них нет. Зато обед каждый раз проходит очень оживленно: его готовят участники кулинарной мастерской и к 13:30 приглашают всех нас за общий стол. За едой обсуждаем успехи наших кулинаров, свои рабочие вопросы, просто разговариваем. 

Затем ребята отправляются обратно на рабочие места. Доделывают свои изделия и сдают их мне как мастеру для проверки на брак. Так как продукция предназначена для реализации, хочется, чтобы всё было выполнено качественно. Если есть какой-то брак, я его откладываю. Что-то из этого идет на повторное производство. Например, мы пока откладываем чашки с браком, на которые плохо перевелись рисунки. В таком виде мы их продавать не будем, но у меня есть одна задумка: в рамках подготовки к новогодним ярмаркам сделать для бракованных чашек костюмчики из ткани и использовать их для составления новогодних композиций в сочетании с елочными игрушками, чтобы наше производство было максимально безотходным.

В конце дня заполняется дневник учета рабочего времени. Это такая тетрадь, в которой я как мастер ставлю дату, время работы, какие изделия изготавливались, расписываюсь, что работа выполнена, и даю ребятам как сотрудникам расписаться за свою работу. Эти дневники учат их дисциплине, ответственности, серьезному подходу к тому, что они делают, отчетности. Также эти дневники используются при выплате стипендий, когда мы мониторим посещаемость. 

– Как вы работаете с теми молодыми людьми, у кого нарушения развития более выраженные, кто не владеет устной речью?

– В мастерских работают разные ребята: и те, кто говорит, и те, кто совсем не разговаривает, но это им не мешает быть успешными в работе. Они выполняют все полученные от мастеров задания, даже если не могут устно ответить на какой-то вопрос. Конечно, эти задания мастеру приходится специально подбирать, продумывать, ориентируясь на индивидуальные возможности человека. 

Например, есть у нас одна девушка, которая не умеет разговаривать, может только издавать отдельные звуки. У нее многое не получается. Посильную работу для нее я искала методом проб. Давала разные задания и выяснила, что, например, обмотать декоративной нитью елочный шарик она не может. Нарисовать рисунок – тоже. Но я была поражена, когда дала ей делать декупаж (переносить рисунок с бумажных салфеток на разные поверхности – гипс, пластик, дерево). В нашем случае мы изготавливали изделия из гипса. И эта девушка делала декупаж наших гипсовых подносиков. Вот это у нее получалось настолько идеально, что я была поражена. Она всё равно пробует выполнять разные операции, участвует и в другой работе, но я знаю, что вот это у нее получается лучше всего, поэтому стараюсь давать ей больше именно таких заданий.

А вот у Леонида и Антона отлично получается работа, связанная с намоткой декоративной нити на заготовки. В этом году, когда мы готовились к новогодней ярмарке, я только начала работу в фонде, и мне было интересно посмотреть, как ребята будут справляться с намоткой при том, что у большинства из них есть проблемы с моторикой. Могу сказать, что у них очень хорошо получилось. Именно Леонид и Антон прекрасно с этим справлялись, я не успевала давать им шарики из пенопласта, которые они обматывали нитью. Потом они передавали обмотанные заготовки следующим ребятам, те уже их декорировали, добавляли еловую веточку, ягодку – получались нарядные елочные игрушки. Тут очень важно посмотреть, кто в чем преуспевает, и не мучить человека, не заставлять его рисовать, если он не умеет, а просто дать ему другую работу.

8.jpg

– Вы уже упомянули некоторые изделия, производимые ребятами: кружки, блокноты, сувениры из дерева, леденцы, шарики. Что еще вы выпускаете?

– Ну, например, свечи и мыло. Свечи у нас нескольких видов: из натуральной вощины, которые ребята закатывают; из натурального пчелиного воска, который топится на водяной бане, заливается в формы. 

Что касается мыла, оно у нас очень разнообразное. У нас есть мыло-массажер. Для него существует специальная форма. Мы готовим его из мыльной основы и натуральных компонентов, добавляем туда молотый кофе, который и будет скрабом. Такое мыло пользуется огромной популярностью. Также мы изготавливаем красивое фигурное мыло в форме зверушек, сердечек, ракушек.

Дальше – украшения из натуральных камней: браслеты на резинке, колье на шею, ободки и заколки для волос. Ободки есть как с цветами (весенне-летние варианты), так и новогодние, с блестками, бантами, карнавальными ушками. Заколки – это простые невидимки, на которые ребята при помощи клеевого пистолета крепят украшения. Иногда у нас даже получаются комплекты: ободок и две заколки. 

Из полимерной глины делаем дизайнерские брошки, и каждая из них необычна, не повторяет другую.

Есть у нас разнообразные изделия из гипса: подсвечники нескольких видов, шкатулки, тарелочки, подносики для мелочей (кто-то кладет на них украшения, кто-то использует как подставку для подсвечников). Они сейчас очень популярны, смотрятся эффектно. Я слышала, что на таких подносиках в салонах красоты приносят чашечку кофе и какие-то конфетки. 

Тарелки – то, что мы сейчас вводим. Разрабатываем проект рисунков, отбираем рисунки для тарелок. Так как у нас есть несколько термопрессов – для чашек, тарелок, футболок – это позволяет расширять ассортимент продукции. Из нового у нас как раз тарелки и футболки, для которых мы готовим рисунки. В ближайшее время они появятся в продаже.

Шоперы, о которых я уже рассказывала, – это пока те, которые являются эксклюзивными, с рисунками, нанесенными на ткань вручную. В перспективе планируем переносить рисунки с помощью термопресса. Просто не каждая ткань для этого подходит, поэтому сейчас думаем над тем, как лучше организовать этот производственный процесс. Также есть шоперы без рисунков, с индивидуальным дизайном. Наш мастер швейной мастерской предложила, чтобы на сумке было два кармана – один побольше, другой поменьше, для воды и всего остального. Это смотрится довольно эффектно.

Про елочные игрушки я тоже уже говорила, но они заслуживают более подробного пояснения. В этом году их было очень много. Только елочных шаров мы изготовили 250 штук, а еще – декоративные венки. Их мы изготавливаем как на Новый год, так и на другие праздники или просто для декорирования помещения. В частности, делали пасхальные венки, которые ребята украшали декоративными яичками из пенопласта, цветами, красивыми лентами. Как правило, мы закупаем пенопластовую основу и декорируем ее. Ребята прекрасно справляются с клеевыми пистолетами. Для многих мастеров страх – дать им пистолет, которым можно обжечься, но на самом деле у них всё отлично получается.

Что касается статистики, я посчитала: с сентября по май мы с ребятами изготовили 2376 единиц продукции: елочные шары – 250, блокноты – 350, кружки – 518, подсвечники – 200, свечи из вощины – 400, мыло – 200 кусочков и т. д. Ребята всё выполняют самостоятельно. Многим из них даже не требуется моя помощь. 

9.jpg

– Как реализуется продукция мастерских?

– У нас бывают корпоративные заказы: компании заказывают, как правило, блокноты или чашки. Мы делаем эти заказы специально для них. Также мы участвуем в социальном маркетплейсе «Москва – добрый город», на сайте которого вы можете уже увидеть нашу продукцию. Я считаю нашим достижением то, что мы расширили ассортимент и можем представить продукцию покупателям в настоящем интернет-магазине. Там сейчас есть и мыло, и свечи, и подсвечники из гипса. Их можно приобрести, связавшись с нами через маркетплейс. 

Еще один канал сбыта нашей продукции – благотворительные ярмарки. Мне кажется, это очень крутой уровень – выйти на ярмарки Москвы, где мы можем не только реализовать свои изделия, но и познакомить людей с нашим фондом, вообще с людьми с синдромом Дауна. Ребята принимают участие в продаже изделий, которые они изготовили. Они общаются с покупателями: рассказывают, как они работали, как было интересно, как они старались, тем самым рекламируя себя и свою продукцию и делая наши продажи успешнее, помогая заработать деньги для фонда.

Ярмарки в большинстве случаев проводятся перед праздниками: Новым годом, Днем влюбленных, 8 Марта. В 2022/23 учебном году мы участвовали в новогодней ярмарке в организации дополнительного образования Be Pro. Там огромный зал, где мы и реализовывали свою продукцию. Также наши ребята участвовали в популярной ярмарке в Гостином дворе. Это огромная площадка, там хорошая проходимость, а значит, больше возможностей заявить о себе, презентовать свою продукцию и свой труд людям. Ребята, которые взяли на себя роль продавцов, были очень довольны. Как оказалось, многие из них – прямо боги маркетинга: умеют ярко продемонстрировать продукцию, рассказать о ее преимуществах и о том, как старательно они это изготавливали.

Были ярмарки в гимназии «Сколково», с которой дружит наш фонд. Мы ездили к ним на две ярмарки. Одна была после Нового года, 25 января, и мы уехали оттуда даже без пустых коробок: нам удалось продать всё! 

Также у нас была ярмарка, посвященная Всемирному дню человека с синдромом Дауна. Проходила она в Еврейском музее и центре толерантности, который собрал множество посетителей. Удалось реализовать практически всю продукцию. Люди с удовольствием общались с продавцами с синдромом Дауна и покупали наши изделия.

Кроме того, мы проводим пасхальные и новогодние ярмарки в нашем фонде. У нас в здании на Новослободской стоит небольшая витрина с продукцией, висит прайс-лист. Родители или гости фонда могут приобрести понравившееся изделие и перечислить деньги в фонд. На 3-й Парковой улице, где находится наше основное здание, мы периодически проводим ярмарки для родителей малышей, которые приходят туда на занятия. Чтобы они видели: когда их дети подрастут, они тоже смогут посещать наши мастерские, изготавливать красивую и полезную продукцию, приобщаться к труду. В конце учебного года, 20 мая, состоялась еще одна большая ярмарка в Измайловском парке. 

Не можем не похвалиться нашим новым проектом – «”Добрая полка” ВкусВилл». Вы можете зайти на сайт «ВкусВилла» и увидеть наши чашки с рисунком васильков. Мы назвали этот принт «Философские васильки». Дело в том, что их рисовала девушка, которую зовут Мария Филосова. По ее фамилии мы и назвали композицию на чашке. 

10.jpg

Вступаете ли вы во взаимодействие с другими фондами?

– Конечно, мы не стоим на месте. Нам важно выезжать в другие организации, учиться чему-то новому. И я тоже учусь чему-то вместе с ребятами.

Интересное взаимодействие у нас получилось с фондами «Второе дыхание» и «Жизненный путь», а также с «Особой сборкой». Расскажу о нашей поездке в фонд «Второе дыхание». Это организация, которая дает новую жизнь старым вещам. Во многих местах в Москве расставлены специальные контейнеры, куда можно сдать старую одежду (футболки, шорты, джинсы, рубашки). Из всего этого потом изготавливается интересная новая продукция, которая потом также реализуется на ярмарках. В этом проекте задействован штат дизайнеров, которые придумывают, что делать с той или иной вещью, как ее можно перекрасить, перешить, переделать. Например, джинсовка превращается в стильную джинсовую сумку. Мы с ребятами, когда приезжали во «Второе дыхание», помогали изготавливать игрушки в социальный приют для собак. Ребята с удовольствием этим занимались и были очень рады, что своей работой помогают животным. 

Еще для нас провели мастер-класс по термоаппликациям. Во «Втором дыхании» в дело идет всё, даже если это маленькие лоскуточки ткани. Мы из них делали очень крутые аппликации. Причем из одного панно получилось сделать классный шопер, эксклюзивный и дизайнерский. 

Ребята с удовольствием посещают подобные мероприятия. Они узнают для себя что-то интересное, знакомятся с новыми людьми. Во «Втором дыхании» тоже есть столярная мастерская, открытая совсем недавно. У них возможностей побольше, чем у нас: они не только выжигают и покрывают лаком, а делают вещи из дерева. Мне очень понравилось, что они декорировали и восстанавливали рамы для картин – старые, потрескавшиеся и сломанные. Они делают с ними крутые вещи и дают вторую жизнь, оформляя по-новому. Естественно, когда мы у них бываем, я черпаю идеи для себя, подмечаю, что мы можем использовать в своей работе. Они также помогают нам. Недавно был создан ковер для группы адаптации к школе. Ребята с удовольствием занимаются, сидя на нем. Он огромный, из разных видов ткани, его сшили специально для нас. Было очень приятно. Фонды взаимодействуют, мы постоянно общаемся, делимся опытом, ходим друг к другу в гости, получаем эстетическое и моральное удовольствие, заводим новых друзей. Например, я не умею шить на швейной машинке, а во «Второе дыхание» можно прийти, если хочешь познакомиться со швейным делом. 

11.jpeg

– Я знаю, что в рамках работы мастерской для ребят иногда проводятся мастер-классы. Зачем это нужно?

– Для расширения горизонтов. Мы всегда за разнообразие, за что-то новое. Поэтому у нас бывают мастер-классы с приглашенными специалистами. Иногда они превращаются в своеобразный вызов возможностям ребят. Зато как возрастает их самооценка, если на этот вызов удается достойно ответить! Вот, например, к нам в мастерские приходила сотрудница фонда, которая делает прекрасные авторские украшения. Она проводила мастер-класс по изготовлению колье из натуральных камней, учила наших ребят создавать колье на мемори-проволоке. Мы очень переживали, как они будут крепить замки, ведь это мелкие детали. Конечно, пришлось многим из них помогать. Но были ребята, которые справились и с замками. Еще на этом мастер-классе они сами придумывали дизайн колье, многие из них очень красиво располагали бусины – так, как мы даже не подумали бы их расположить. Изделия получились стильными и дизайнерскими.

Кроме этого, у нас проходила серия мастер-классов по рисованию. К нам приходила художница Алла Решетникова, которая учила ребят профессионально рисовать картины. Ребята были в восторге, у них получались супершедевры, которым мы обязательно найдем применение.

Также у нас состоялось два мастер-класса по дизайну сувениров. Первый был перед Новым годом, годом Зайца. Ребята под руководством дизайнера шили зайцев из ткани. Получились отличные игрушки, которые они забрали в подарок, у каждого под елкой был персональный заяц, созданный своими руками.

Второй мастер-класс был пасхальным. Ребята декорировали яйца из пенопласта. Тоже тканью, но способ был интересный: не обклеивали, а просовывали ткань тонкой палочкой. Были очень увлечены процессом, потом обвязывали лентами. Также они забрали эти яйца на свой пасхальный стол, были довольны и счастливы.

На следующий учебный год у нас есть задумки по другим мастер-классам. Хотелось бы начать работать с полимерной глиной, изготавливать украшения из нее. Мы всегда за то, чтобы к нам приходили интересные люди со своими интересными идеями и проводили для наших ребят мастер-классы. 

13.jpg

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как вы поощряете ребят за их работу.

Мы выплачиваем им стипендии, которые были специально для этого официально учреждены фондом «Даунсайд Ап». Для всех наших ребят это очень интересная и любимая тема. Для них это стимуляция к труду. Они постоянно спрашивают, когда у них «зарплата». Когда я говорю, что сегодня день выплаты стипендии, то вижу, как ребята активизируются и стараются выполнить работу как можно лучше и быстрее.

Как вы пришли к решению выплачивать ребятам стипендию? 

– Дело в том, что люди, получающие пенсию по инвалидности, имеют право на региональные надбавки к ней только при условии, что у них не будет никакого дополнительного дохода: заработной платы, выплат по договору ГПХ и др. Это условие делает невыгодным низкооплачиваемую работу, а высоких зарплат нашим ребятам мы предложить не можем. Стипендии – другое дело: как нам объяснили наши юристы, по закону они не считаются доходом. Да и, по сути, в нашем случае стипендии – это правильно, ведь в социальных мастерских ребята только учатся тем навыкам, которые в дальнейшем пригодятся им в случае трудоустройства.

В Даунсайд Ап было выпущено положение о выплате стипендий и создана комиссия по их назначению. Задача комиссии – рассматривать, как ребята посещают работу. Потом был издан приказ о назначении стипендии. Дальше идет процесс мониторинга, мы отмечаем посещаемость, собираем статистику. Раз в полгода комиссия пересматривает выплаты, издается новый приказ, кому стипендию повысить или понизить. У нас есть два вида стипендий. Обычная – 500 рублей в месяц, и повышенная – 1000 рублей. Ребята бывают просто счастливы, когда получают конверт с деньгами. Мы обсуждаем, на что они их потратят. Кто-то копит на что-то ценное или на отпуск. Кто-то приглашает родителей или свою девушку в кафе. Кто-то помогает родителям.

Когда наши работники получают стипендию, они расписываются в ведомости, что тоже учит их финансовой грамотности. Мы смотрим, у кого сколько денег в конверте, какая там купюра. Многие называют номинал купюры правильно. Если с этим возникают трудности, мы начинаем разговаривать и изучать эту купюру, чтобы ребята запомнили. 

12.jpg

– Мастерские Даунсайд Ап, как и многие подобные проекты, вынуждены считаться со множеством ограничений. И это отнюдь не ограниченные возможности особых сотрудников. Почти все социальные мастерские испытывают недостаток средств на развитие, у многих есть проблемы с помещением. Как в таких условиях строить планы на будущее?

– У нас планов на будущее очень много, хотя, действительно, те ограничения, которые вы упомянули, для наших мастерских тоже актуальны. Хочется расширить ассортимент продукции и круг знакомств с другими фондами. Хочется выделить нашу арт-мастерскую в подразделение со своим оборудованным помещением, куда могли бы приходить талантливые ребята и воплощать в жизнь свои творческие идеи. Пока, к сожалению, не получается этого сделать. Но мы придумали выход: организовать работу арт-мастерской удаленно, в дистанционном формате. Несомненный плюс такого формата в том, что он позволит задействовать молодых людей с синдромом Дауна из разных регионов страны. Можно проводить мастер-классы, объяснять ребятам задания, а потом давать заказы на рисунки, и они будут их выполнять. Мы сейчас продумываем это.

Еще, как мне кажется, правильная стратегия планирования, особенно в непростые времена, – сделать акцент на те направления работы, которые позволят изготавливать несложную, но практичную продукцию, пользующуюся спросом. Именно с этой целью нам хотелось бы расширить свою швейную мастерскую. Пока у нас есть один мастер и три швейных машинки, и из них мы задействуем только две. Но есть ребята, у которых получается шить на машинках, кому-то даже не требуется постоянная помощь. Если мы расширим швейное производство, они смогут при минимальной поддержке мастера изготавливать сумки-шоперы.

Наши мастерские пока еще молоды и находятся в начале своего пути. Первой задачей, с которой, как мне кажется, мы успешно справились, было подобрать именно те виды деятельности, где молодые люди с синдромом Дауна реально смогли бы всё делать практически самостоятельно, с минимальной поддержкой наставников. Например, у нас были идеи делать значки или плести бусы. Можно? Да, можно. Но это сложно, поскольку требует хорошо развитой мелкой моторики, а у людей с синдромом Дауна с этим обычно бывают проблемы. И мы стали планировать работу в мастерских так, чтобы она ни в коем случае не превратилась в неоправданно сложный, титанический труд. Очень важно, чтобы работа приносила не только пользу, но и удовольствие. 

14.jpg

Похожие материалы