Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    1939

    Платье с блестками

    Описание:

    19 декабря Лере, которую три года назад не успела удочерить американка Катрина Моррис, исполнилось 10 лет.

    19 декабря Лере, которую три года назад не успела удочерить американка Катрина Моррис, исполнилось 10 лет

    На маленький юбилей Лера получила от своей несостоявшейся мамы серебристые туфельки и переливающееся платье, на котором золотой нитью вышиты бабочки и цветы.

    Они не виделись три года, но Катрина почти угадала размер платья – как будто выбирали его вместе. Оно чуть-чуть великовато в плечах, но американка, увидев фотографии из России, почти не расстроилась: будет на вырост. В этом волшебном платье Лера вместе с подружками из детского дома пошла на Губернаторскую елку в Ледовый дворец.

    В 2012 году Катрина не успела завершить процедуру удочерения Леры из-за резко изменившейся политической конъюнктуры – Россия поругалась с Америкой и приняла печально известный «антисиротский закон».

    В США девочку ждали не только Катрина и ее муж Стивен, но и четверо их детей: трое сыновей-подростков и приемная дочь. Пара мечтала назвать девочку Наташей. «У нее день рождения 19 декабря, и она похожа на рождественского ребенка. А ее удочерение было бы для нее как новое рождение», – говорила Катрина. Она приезжала в Россию, они сидели обнявшись на качелях, а потом все надежды рухнули. Лера по-прежнему живет в интернате № 1 для детей с отклонениями в умственном развитии (у девочки синдром Дауна). В России никто не захотел взять ее в семью. А семье Моррис только и оставалось, что рассматривать фотографии трехлетней давности. Но Катрина не сдалась: она продолжает собирать подписи, обращается к американским сенаторам, просит их молить Обаму, чтобы хоть он достучался до Путина, пикетирует Белый дом и т. п. Говорит, что полюбит русскую семью, которая примет Наташу, но ей сказали – шансы на удочерение крайне малы.

    Катрина продолжает слать Лере подарки. На позапрошлый день рождения из Америки прилетело нарядное платье для именинницы и смешные шапочки для ее подружек. В канун Пасхи в этом году мы привезли в детский дом куклу, очень похожую на Леру (Катрина говорит, что кукла тезка Леры), и мягкие матрешки, которые «американские дети кладут под подушку и обнимают, если им грустно или страшно». Матрешки для того, чтобы «дети чувствовали, что их любят». Катрина очень просила нас «обнять мою девочку от меня».

    Свой десятый день рождения Лера встретила все в том же детском доме (одном из лучших в России, но все же не в семье). Вокруг именинницы ее подружки с утра водили хороводы и вместе с воспитательницами играли в угадайку: «У кого сегодня день рождения?»

    Мы приехали к Лере после тихого часа. Она, как всегда, радостно побежала навстречу. Стала торопливо разворачивать подарки. Оценила куклу Машу из мультфильма «Маша и медведь» (Катрина попросила купить каждой подружке своей несостоявшейся дочери по такой игрушке; о том, что лучше купить, ей рассказали сотрудники интерната, с которыми Моррис поддерживает связь), раскраски и карандаши.

    Увидев конверт с надписью Lera, девочка в нетерпении раскрыла его, оттуда выпала поздравительная открытка, в которой было написано на русском «Мы будем любить вас» и фотография Стивена и Катрины. Открытку девочка быстро разорвала напополам, за фотографией уже было потянулись ее подружки («если они видят бумагу, значит, ее нужно порвать»), однако педагоги сказали: «Это для Леры. На память», – и убрали ее в надежное место.

    «Ой, Лера, смотри, какое платье! – воспитательница открыла самую главную коробку. – Хочешь надеть?» Именинница тут же в него влезла, вертелась, когда педагог попыталась его застегнуть, повернулась спиной ко мне, терпеливо дождалась, когда я справлюсь с перламутровыми пуговицами, и побежала за туфельками. Принарядившись, Лера помчалась к шкафчику, где висит ее куртка. «Она гулять хочет... Когда потенциальные родители приходят, дети обычно выходят с ними на прогулку», – вздохнула воспитательница.

    Когда выясняется, что на улицу мы не пойдем, Лера усаживается ко мне на колени, по-хозяйски хватает айфон, находит, как включить музыку, нажимает еще кучу кнопок и умудряется позвонить директору интерната Валерию Асикритову. В битву за айфон вступает маленькая Вика. Из всех детей в группе она говорит четче всех, и ее речь можно разобрать.

    – А можно после Леры телефон, а? Папе позвонить…

    – У нее есть папа? – удивленно переглянулись мы с коллегой.

    – Нет. В этой группе ни у кого родителей нет, они все отказники, – рассказала сотрудница интерната. – А почему Вика спрашивает папу... Даже не знаю.

    – Лера, кто тебе косичку заплел? – интересуюсь у именинницы. – Неужели сама?

    – Да! – она хохочет и хитро поглядывает в мою сторону, стараясь скрыть, что кукле Маше не косичку плетет, а волосы крутит, пытаясь создать подобие своей прически.

    Потом мы возимся с раскрасками, снова плетем косички (уже мне), задумчивая Света осваивает, как делать фотографии на телефоне. Моделью становится бойкая Вика, которая с удовольствием позирует. Девчонки радостно щелкают кадры, а потом радуются, что фотографии получились: вот задумчивая Вика, вот воспитательница, вот все вместе хохочут, а вот Лера, которая в ответ пытается сфотографировать приятельницу.

    В половине седьмого ужин, и девочки уходят мыть руки.

    Лера остается последней.

    Кладет рядом со мной айфон, сначала грустно смотрит, затем обнимает, а потом, понурив голову, слушает воспитательницу, которая ей говорит:

    – Лера, попрощайся с гостями.

    Похожие материалы