Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    11479

    Профессиональная подготовка и трудоустройство: актуальный опыт и проблемы

    Описание:

    В статье описаны два успешных примера сотрудничества НКО, профессионального колледжа и местных органов власти в организации обучения молодых людей с особыми потребностями в Москве и Владимире. Анализируются принципы и механизмы взаимодействия между партнерами и предлагаются способы преодоления возникающих трудностей.


       Сегодня буквально на всех фронтах ведется борьба за предоставление детям и подросткам с ограниченными возможностями здоровья равных с их обычными сверстниками возможностей в получении образования. Раннее (с момента рождения) выявление отклонений в развитии ребенка, интенсивное коррекционно-развивающее воздействие в первые годы жизни и комплексная поддержка семьи такого ребенка, социальная и образовательная интеграция на дошкольной ступени образования, решительные (хотя и не всегда грамотные) попытки образовательной интеграции детей с отклонениями в развитии в массовые школы – вот признаки развития и модернизации современной отечественной системы общего и специального образования. При этом следующее звено в обеспечении образовательных и социальных прав детей с ограниченными возможностями здоровья – профессиональная подготовка подростков и их последующее трудоустройство – практически не функционирует. Между тем, эти аспекты уже сейчас являются крайне востребованными семьями «особых» детей, и их отсутствие сводит «на нет» все усилия общества по реабилитации и интеграции детей и молодежи с отклонениями в развитии. Вот почему имеющийся в данной сфере опыт должен  тщательно анализироваться и активно распространяться.

    «Я буду работать!»

    Московский вариант 

       Алгоритм создания и внедрения проектов по профессиональной подготовке и трудоустройству молодых людей с последствиями нарушения развития является довольно специфичным. При этом именно такой механизм доказал свою успешность в нынешних реалиях системы образования и социальной защиты.

       Первый участник решения поставленной задачи - некоммерческая организация, которая становится инициатором и движущей силой проектов данного направления. Это может быть родительская или профессиональная организация, которая работает в сфере помощи детям с ограниченными возможностями здоровья и их семьям. Надо полагать, что появление в спектре ее деятельности услуг по профессиональному обучению и последующему трудоустройству своих бывших и нынешних воспитанников совершенно логично и вписывается в общую траекторию развития любой некоммерческой организации, посвятившей себя помощи детям с отклонениями в развитии. Обладая специальными профессиональными знаниями, подготовленными и опытными кадрами, понимающими потребности молодых людей и их семей, будучи уже на протяжении нескольких лет «родным домом» для многих из них, общественная организация становится ключевым участником такого рода проектов. К тому же, она имеет возможность привлечения дополнительных (небюджетных) средств для их реализации.

       Однако в одиночку негосударственная организация вряд ли сможет создать службы профессиональной подготовки своих воспитанников на должном уровне. Наиболее эффективно ее сотрудничество с государственным или муниципальным учреждением профессионального образования. Такое партнерство, по крайней мере, в г. Москве становится непременным условием успешной реализации проекта. Обладающие необходимой материально-технической базой, учебными и производственными помещениями, возможностями аккредитации и лицензирования новых видов обучения и профподготовки, статусом и традициями, образовательными программами государственные учреждения профессионального образования становятся идеальной площадкой для реализации инновационных проектов в сфере обучения и трудоустройства молодых людей с особенностями развития. Между тем, не все они готовы начать подобную деятельность и решиться принять у себя «особых» студентов. Пока, скорее, это определяется личностными особенностями руководителя образовательного учреждения: его неравнодушие и желание помочь людям с ограниченными возможностями, умение повести за собой педагогический коллектив и объединить его для решения новой трудной задачи, готовность сотрудничать с профессионалами из другой сферы деятельности и навыки продуктивного взаимодействия с органами управления профессиональным образованием - вот те ресурсы, которые способны обеспечить успешность реализации проекта.

       Итак, когда сотрудничают два этих ключевых участника, становится возможным найти путь решения этой проблемы. Подобное произошло пару лет назад в г. Москве. Как вспоминает Ольга Олеговна Волкова, руководитель проекта, реализуемого Центром лечебной педагогики и Технологическим колледжем № 21, настоящим везением была встреча сотрудников ЦЛП с директором колледжа Николаем Дорофеевичем Раздобаровым, «который не просто принял наших выпускников в свой колледж, открыв Центр по профессиональной подготовке молодых людей с ограниченными возможностями здоровья, но с огромным пониманием отнесся к этому проекту, переживая вместе с нами все сложности на этом пути». В свою очередь, Николай Дорофеевич признается, что было непросто решиться взяться за такое «особое» образование. Но его колледж все-таки стал пока единственным в Москве учреждением профессионального образования, предоставляющим ребятам с нарушением развития ранее не доступную им возможность получить профессию и надежду на трудоустройство. Сегодня здесь организовано обучение слушателей с ограниченными возможностями здоровья по следующим направлениям: компьютерная грамотность, гончарное, переплетно-полиграфическое, столярное и швейно-ткацкое ремесло.

       Не последнюю роль в этом начинании играет позиция руководителей региональной или муниципальной системы образования. Эта позиция, в свою очередь, может быть сформирована активными действиями местных некоммерческих организаций, работающих над созданием общественного мнения и требующих от местных властей решения вопросов профессиональной подготовки и трудоустройства молодых людей, имеющих те или иные отклонения в развитии. Поддержка со стороны госорганов и системы образования доступна лишь тем организациям, которые успешно зарекомендовали себя как деятельные и ответственные субъекты социальной сферы, имеющие солидный опыт работы и реальные возможности для ведения соответствующих проектов.

       Организационные механизмы непосредственной реализации программ профессиональной подготовки молодых людей с ограниченными возможностями здоровья на базе средних профессиональных учебных заведений касаются, прежде всего, учебных программ, кадрового обеспечения и материально-технической оснащенности, комплектования групп учащихся и возможностей их интегрированного обучения совместно со сверстниками.

       Программы профессиональной подготовки и обучения, кадровое обеспечение. По признанию Н.Д. Раздобарова, учебных планов и программ для профессиональной подготовки молодых людей со столь серьезными ограничениями практически не существует. Имеются лишь некоторые рекомендации по обучению отдельных категорий детей немногим специальностям, и относятся они по преимуществу еще к советским временам, что, естественно, не учитывает современных реалий и запросов рынка и самих молодых людей. Тем не менее, нормативная база в области профессионального обучения позволяет в рамках эксперимента разрабатывать и использовать в учебном заведении новые, специализированные учебные программы для разных категорий детей по различным специальностям. Это, а также определение стандартов профессиональной подготовки молодых людей с ограниченными возможностями здоровья, стало сейчас одной из основных задач участников проекта в Технологическом колледже № 21. Реализация проекта проходит в тесном взаимодействии преподавателей колледжа и специалистов ЦЛП, многие из которых стали штатными сотрудниками колледжа и работают в рамках эксперимента. Это именно те люди, которые обладают специальными знаниями и опытом общения с «особыми» учащимися, и без их участия колледж не смог бы открыть учебные группы для подростков этой категории. Однако кадровая проблема стоит достаточно остро, поскольку специалистов для профессионального обучения подростков и молодых людей с отклонениями в развитии сегодня в России не готовят! Это является существенной преградой на пути распространения опыта колледжа и в целом организации профессионального обучения учащихся с ограниченными возможностями здоровья.

       Материально-техническая база. Сотрудничество государственного образовательного учреждения и негосударственной некоммерческой организации позволяет диверсифицировать источники финансирования, привлекать для реализации проекта как бюджетные средства, так и деньги неправительственных фондов, благотворительных и коммерческих организаций. Благодаря этому возникает возможность достаточно полного оснащения производственных мастерских современным оборудованием и расходными материалами: печью обжига для керамической мастерской, оргтехникой для переплетно-полиграфических работ и т.д.

       Комплектование учебных групп. В настоящее время в рамках проекта в колледже обучаются 46 учащихся с различной степенью трудностей в познавательной и эмоциональной сферах. Учебные группы комплектуются исключительно специалистами ЦЛП, владеющими информацией о каждом учащемся и профессиональными знаниями о его возможностях и особенностях. Большинство учащихся «перешли» в колледж из ЦЛП, пройдя там все ступени коррекционно-развивающей работы и поддержки семьи. Образовательная интеграция в рамках проекта выражается в том, что группы формируются из подростков с различной степенью тяжести нарушений. Можно констатировать наличие социальной интеграции: «особые» и обычные учащиеся трудятся в стенах одного образовательного учреждения, и это уже большой шаг вперед по сравнению с той изоляцией, которая пока является уделом большинства подростков и молодых людей с ограниченными возможностями здоровья – выпускников специальных (коррекционных) школ и интернатов.

       Сегодня помимо вопросов профессионального образования остро стоит проблема трудоустройства людей с ограниченными возможностями здоровья. В Технологическом колледже № 21 ее планируют решать следующим образом: ближайшей перспективой реализуемого здесь проекта является создание Центра ремесел, сотрудниками которого станут выпускники учебно-производственных мастерских, работающих в рамках описанного проекта. Центр ремесел – идея директора колледжа – позволит его выпускникам иметь рабочие места в соответствии с полученной специальностью, делать то, чему их научили высококвалифицированные преподаватели, чувствовать себя востребованными и занятыми любимым делом.

    Школа жизни. Владимирский опыт 

       В современном обществе вопрос содействия максимально полноценной жизни людей с особыми потребностями из области теоретической, несомненно, перешел в практическую и настоятельно требует разрешения.

       До недавнего времени для ребенка с синдромом Дауна поступление в учебное заведение было большой редкостью. Даже коррекционные школы 8-го вида далеко не всегда принимали таких детей. Сегодня ситуация другая: делаются первые попытки  их включения в среду типично развивающихся сверстников в общеобразовательной школе; в старших классах коррекционных школ нередко имеются программы обучения трудовым навыкам. Однако по окончании учебы выпускник чаще всего уходит в «никуда». Родители и сами молодые люди свидетельствуют, что они сразу оказываются в изоляции. Несмотря на имеющиеся в тех или иных местах возможности для творческих занятий, очень важная задача – трудоустройство людей с инвалидностью – почти нигде не решается эффективно. А ведь для взрослого человека труд, причем оплачиваемый, имеет значение, которое трудно переоценить.

       Опыт Владимирской областной общественной организации  «Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов "Свет"» (ВООО АРДИ «Свет») представляется в этом смысле заслуживающим внимания по двум причинам. Во-первых, через 13 лет работы организации можно определенно говорить о том, что он успешен, причем в масштабах всего города и даже области. Во-вторых, этот успех обусловлен продуманными, ясно обозначенными целями, четкими действиями, направленными на их достижение, и осознанным использованием имеющейся законодательной и нормативной базы. Нам представляется, что именно поэтому опыт владимирцев может быть полезен не только другим некоммерческим организациям, но и государственным учреждениям, отвечающим за решение обозначенных здесь проблем.

       Во Владимире в программах АРДИ «Свет» участвуют 200 ребят из почти тысячи живущих в городе детей-инвалидов, в области – 2 тысячи из 6 тысяч. Все эти программы действуют в рамках единого проекта «Школа жизни», их участников не разделяют по диагнозам. Среди них есть, разумеется, дети и подростки с синдромом Дауна.

       Места учебы, работы, проведения досуга разбросаны по всему городу. Всего таких «узловых точек» девять: три помещения, где с ребятами занимаются педагоги (причем в одном из них находится производственный швейный цех), бассейн, Дом культуры, где проходят репетиции театральной студии, парк, в котором организованы занятия иппотерапией, лицей – профессиональное учебное заведение, по окончании которого молодые люди получают свидетельство о присвоении разряда по специальности «швея». «Мы – часть города», – говорят активисты организации. По договоренности с тремя обычными общеобразовательными школами ребята каждый день обедают в школьных столовых. Их видят на работах по благоустройству городских территорий, на городских праздниках участники программ активно знакомят жителей со своим творчеством и т.п.

       Мы, однако, стремимся не просто рассказать, что сделано во Владимирской области для социализации, обучения и максимально возможного включения людей с особыми потребностями в жизнь общества, но и попытаться разобраться в том, КАК АРДИ «Свет» удалось достичь успеха. И когда об этом говоришь непосредственно с теми, кто стоял у истоков организации и кто ведет ее сегодня, понимаешь, что оторвать одно направление их работы – профессиональное обучение и занятость (или программу обучения сопровождаемому проживанию) – от деятельности в целом не получится. Поэтому сначала проанализируем, КАК и БЛАГОДАРЯ ЧЕМУ в области сложилась обстановка, благоприятная для жизни, учебы и работы детей и молодежи с особенностями развития. Сразу оговоримся, что речь идет об успешном преодолении лишь определенной части пути. Руководители организации и их коллеги постоянно размышляют о том, что предстоит сделать дальше и какие препятствия до сих пор не преодолены, мы коротко ознакомим читателей с результатами их анализа.

       «Школа жизни» начиналась в 1995 г. с группы из 8 семей, воспитывающих детей, которых не принимали ни в какие учебные заведения. Понятие «необучаемый» имело силу приговора. «Сейчас во Владимире Конституция РФ в части, касающейся образования, соблюдается полностью. Все дети в 7 лет после прохождения освидетельствования в ПМПК идут в школы. Необучаемых больше нет», – с заслуженной гордостью отмечают руководители АРДИ «Свет».

       По словам Любови Ивановны Кац, председателя АРДИ «Свет», ей, маме мальчика с инвалидностью, пришлось лично ходить по квартирам родителей детей-инвалидов и предлагать им объединиться, чтобы вместе решать насущные задачи. С самого начала было понятно, что платить педагогам придется из своего кармана, а вернее, из своей пенсии. Набрали только половину необходимых денег, а вторую половину добывали у спонсоров. На следующий год в реализации учебной программы участвовали уже 64 семьи. Тогда в ассоциации еще не было средств распространения информации – сработало «сарафанное радио». «Вы бы видели, какие пришли дети! Родители за руку водили их много лет…», – говорит Любовь Ивановна.  Механизм, который действует сейчас, выстраивался достаточно долго. Помещение, где проводились занятия с детьми, стало первым плодом  сотрудничества нашей некоммерческой организации с властями города – Владимирским городским Советом народных депутатов и отделом по делам молодежи администрации города. Присоединившиеся родители, как и все остальные, стали собирать деньги, ходить по спонсорам, дежурить – раз в неделю по очереди помогать педагогу. С группой из 8 человек работал один профессиональный учитель и один родитель. Таким образом «убивали трех зайцев»: экономили деньги, родитель учился, а педагог получал более точное и полное представление об особенностях ребят и о том, как лучше с ними контактировать. Скоро конкурс среди желающих работать с детьми достиг 11 человек на место. И хотя зарплата педагогов была и остается такой же, как везде, этих людей привлекала атмосфера творчества, возможность делать что-то новое, постоянно пополнять свой опыт и делиться им с другими.

       На сегодняшний день во Владимире молодые люди с инвалидностью заняты следующими видами оплачиваемой работы:

    • благоустройство территорий (уборка и приведение в порядок площадок перед городским Дворцом культуры и одним из кооперативных домой с использованием соответствующего инвентаря, включающего бензокосилки, разбивка клумб и уход за цветами);
    • уборка подъездов;
    • выполнение простых швейных заказов.

       Ниже мы подробнее остановимся на том, на каких основаниях удалось трудоустроить ребят и организовать их производственное обучение в условиях, когда за спиной у них не было школы и, соответственно, никаких аттестатов. Но сначала попробуем ответить на вопрос, благодаря чему все это стало возможным. 

    Три ноу-хау, о которых рассказывает Юрий Михайлович Кац, заместитель председателя АРДИ «Свет»: 

    1). Умение сотрудничать: с администрацией, с родителями, с частными лицами, со спонсорами. И здесь есть свои подходы, которые коротко можно обозначить так:

    – не плакать, а договариваться;

    – не требовать, а предлагать, не говорить: «Дайте нам!», а говорить: «Давайте это сделаем вместе!»;

    – любые вопросы решать на основании законодательства, четко соблюдая права всех людей – с инвалидностью и без.

    2). Объединение ресурсов. Например, помещение – муниципальное – кто-то выделил (как в самом начале – отдел по делам молодежи администрации города); все методическое наполнение программы – от АРДИ «Свет»; спонсоры дают, скажем, оборудование. А родители своим трудом поддерживают работу всех программ.

    3). «Добровольно-принудительное» вовлечение родителей. Важно понимать, что мы собираемся вместе, чтобы помочь нашим детям. Когда человек приходит, чтобы записать своего ребенка в программу, мы не просим его непременно вступать в нашу организацию – это по желанию. Но посильно участвовать в той программе, в которой занимается ребенок, обязательно. Заявление, которое подписывают мама или папа, содержит условие отдавать в месяц 3 – 4 часа своего времени работе по поддержке программы. Подписанное заявление становится, таким образом, своего рода нормативным актом. 

       Пояснения к ноу-хау №1. Когда мы говорим о взаимоотношениях с администрацией, важно твердо придерживаться определенных правил. Все заявления следует подавать только в письменной форме и обязательно указывать: «Просим дать ответ в письменном виде». Чиновник должен дать мотивированный ответ, а если наша просьба не относится к его компетенции, в соответствии с законом он сам должен переслать его в то ведомство, которое обязано решать данный вопрос. Если чиновник не отвечает, мы обращаемся к вышестоящему начальнику, объясняя, что предлагали сделать то-то и то-то (в крайнем случае, при жестком варианте, можно писать в прокуратуру). Но мы предпочитаем не действовать по жесткому варианту. Мы призываем начальника: давайте решим эту проблему вместе! И предлагаем, как решить, причем на основе законодательств, нормативных актов. Начальник понимает: если он собирается отказать, то должен сослаться на закон. У него есть три варианта поведения: не ответить, сделать так, как мы предлагаем, отказать, написав на основании чего. Но у меня уже есть обоснование того, что наше предложение реализовать возможно, и сделать то, что мы предлагаем, положено. Человек попадает в ситуацию, когда он должен сделать что-то конкретное - не потому, что так хотим мы, а потому, что так нужно.

       Если при всем этом сразу не следует положительный ответ, мы не бьем в колокола, не зовем телевидение, мол, смотрите, какие они плохие! Мы не хотим объявлять войну, поднимать народ на пикетирование. Нам не нужен скандал, «жареные» сообщения в прессе. Нужно решение проблемы. И главный упор  делается на сотрудничество.

       Далее – взаимоотношения со спонсорами. Мы заинтересовываем спонсоров полной отчетностью, предоставлением ксерокопий всех товарных чеков. Бывает, дал предприниматель небольшую сумму и отказывается от отчета: «Я вам верю». А мы все равно приносим ему эти ксерокопии на стол, он скосит глаз – а деловые люди читают быстро – и все факты зафиксирует. И потом к тебе уже доверие. Есть такие спонсоры, которые готовы помочь конкретному человеку, но не организации. И в этом случае мы отчитываемся перед ними,  приглашаем на наши праздники.

       Пояснения к ноу-хау № 3. Формулировка «добровольно-принудительно», безусловно, берется в кавычки. Потому что главное – это контакт с родителями, громадный труд по преодолению у них «забитого» состояния, по выводу их на уровень нормальной работы, в том числе в общественной организации. 

       Как и почему лицей (так названо профессионально-техническое училище), куда обычно поступают подростки после окончания 9 или 11 классов школы, открыл отделение для инвалидов? В настоящее время – в соответствии с важным нормативным актом, разработанным областным департаментом образования. Согласно ему ребята, которые не имеют образования – начального, восьмилетнего, среднего (их так и назвали «ребята, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации»), получили право учиться в лицее и получать свидетельства о присвоении разряда по той или иной осваиваемой профессии. Любой лицей Владимирской области имеет право взять ребенка «с улицы» и обучить его профессии.

       Пока этот нормативный акт вступил в силу только на территории Владимирской области (начальное профессиональное образование у нас находится в ведении субъектов Федерации). 

       Однако история его появления не была простой. Большинство участников программ АРДИ «Свет» имеют, как принято выражаться, «глубокую степень умственной отсталости» и, значит, относятся к ведению органов соцзащиты. Однако (и это важно!) благодаря тому, что совместными усилиями НКО и государственных органов удалось добиться соглашения между министерствами социальной защиты и образования, стало возможно утверждение данного документа. 

       Логика организаторов АРДИ «Свет» такова: с самого начала было решено, что «Школа жизни» включит обучение трудовым навыкам. Ребятам необходимо научиться обслуживать себя, убирать помещения, стирать белье и делать все, что может обеспечить максимальную независимость. Потом появилась программа обучения швейному делу. А было это так. В 2000 г. АРДИ «Свет» стала лауреатом конкурса памяти Матери Терезы и получила приз в 1500 долларов. На эти деньги купили бытовые электрические швейные машинки. Начали учить ребят – сперва строчить на бумажке, затем на тряпочках… Потом освоили такие процессы, как шитье рукавиц, подшивание полотенец, Это было уже что-то реальное. Что же делать дальше? Искать заказы? Но для этого у ребят должен быть разряд. Находившийся рядом с нашим помещением для занятий учебно-производственный комбинат (УПК) мог принять экзамены и присвоить разряд, но его закрыли. Учащиеся  со своими швейными машинками оказались «на улице». Руководители ассоциации все же не потеряли уверенности в том, что смогут найти место, где ребят будут учить швейному делу. «Когда ты начинаешь думать, как решать какую-то проблему, в конечном итоге она решается, – говорит Л.И. Кац, – просто нужно как следует сконцентрироваться». В профессиональном лицее № 39 студентов обучали по специальностям портной, закройщик, лаборант, эколог, бармен, официант. Итак, портной.

       Пришли в департамент образования и предложили попробовать открыть в лицее группу для участников программ АРДИ «Свет». Первые три года ребята учились в лицее в рамках эксперимента. В этот период бок о бок с педагогом лицея работал еще один взрослый – педагог сопровождения, представитель организации. По прошествии этого периода работа идет уже без педагогов сопровождения. «Получается, что мы помогли сохранить педагогов и предложили им новый опыт, – говорит Л.И. Кац. – Этот опыт изучали сотрудники психоневрологического интерната, и воспитывающиеся там дети тоже стали посещать находящийся поблизости лицей». Тогда и появился документ, легализующий обучение не только детей-инвалидов, но и других молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

       Что же, помимо доброй воли, могло мотивировать администрацию учебного заведения создать подобную группу? Во-первых, недостаточная наполняемость лицея. Во-вторых, дополнительные деньги (20% к зарплате), которые выделяет департамент образования в фонд заработной платы работников лицея для оплаты труда педагога, работающего с группой ребят, имеющих инвалидность.

       В 2008 г. состоялся уже третий выпуск. Что дальше? Несмотря на наличие разряда, все молодые люди имеют 1-ю группу инвалидности, 3-ю степень нетрудоспособности и, значит, не могут быть трудоустроены официально. Несколько выпускников лицея пошли работать в учебный швейный цех (полученный в свое время от ВОИ). Там они закрепляют усвоенные в лицее навыки и выполняют заказы (поиск заказов – отдельная, непростая работа). Другие не пошли в цех, но тоже работают: 3 девушки стали надомницами – шьют для монастыря; одна  вышивает иконы. Еще одна девушка по желанию мамы учится убирать помещение, находящееся неподалеку. Двое юношей решили заниматься благоустройством территорий и присоединились к уже работающей бригаде. Все эти молодые люди трудятся, но оформляются на работу либо их родители, либо организация, занимающаяся трудовой реабилитацией, а инвалидам выплачиваются деньги в форме стипендии. Ее размер зависит от количества проработанных дней и качества выполненной работы. Всего в благоустройстве двух участков в настоящее время  заняты 15 молодых людей.

       Вопросы профессионального обучения и трудоустройства, естественно, волнуют не только владимирских родителей и профессионалов. Анализ ситуации, выявление препятствий, поиск путей решения многих вопросов становятся содержанием региональных, межрегиональных и международных встреч. Попытаемся коротко суммировать те выводы, к которым в разные годы приходили их участники.

    Проблемы трудоустройства: открытый рынок труда 

       Выступая в 2007 г. на конференции «Современные проблемы и перспективы развития специальной педагогики. Толерантность и интеграция детей и молодых людей с ограниченными умственными и физическими возможностями в общество», Ю.М. Кац напомнил задачи, сформулированные еще в 2003 г. на представительной межрегиональной конференции «Каждый инвалид имеет право на труд».* Поддержка инвалидов на открытом рынке труда должна оказываться по нескольким направлениям:

    – информационная помощь в трудоустройстве;

    – профессиональная и психологическая подготовка к работе;

    – поддержка в трудоустройстве и сопровождение в работе;

    – всевозможные меры по адаптации рабочих мест и распорядка работы.

       Кац отметил, что ст. 37 Конституции РФ закрепляет право каждого гражданина на труд, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а Трудовой кодекс РФ, Федеральный закон от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» и иные нормативные акты предоставляют инвалиду целый спектр прав и льгот, призванных помочь ему стать конкурентоспособным на рынке труда.

    Вместе с тем существует ряд проблем, препятствующих трудоустройству инвалидов. В их числе:

    – отсутствие механизмов реализации определенного ряда статей ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ»;

    – использование медико-социальными экспертными комиссиями термина «нетрудоспособен» в справках о признании лица инвалидом;

    – отсутствие или формальный характер индивидуальных программ реабилитации инвалидов;

    – отсутствие возможности у инвалида подтвердить факт своего обучения;

    – отсутствие разработанных программ предпрофессиональной подготовки инвалидов;

    – нехватка программ для обучения инвалидов в учреждениях начального и среднего профессионального образования;

    – отсутствие программ обучения специалистов в области предпрофессиональной и профессиональной подготовки инвалидов;

    – отсутствие системы компенсаций для работодателей по возмещению затрат на создание индивидуальных рабочих мест для инвалидов;

    – отсутствие мер, обеспечивающих ответственность за выполнение закона о рабочих местах для инвалидов;

    – отсутствие или недостаточность мер поддержки родителей или замещающих их лиц – как материальной, так и позволяющей им трудиться на специальных условиях. 

    * «Современные проблемы и перспективы развития специальной педагогики. Толерантность и интеграция детей и молодых людей с ограниченными умственными и физическими возможностями в общество»: Сб. материалов науч.-практ. конф. – Владимир, 2007. 

     Проблемы трудоустройства: специальные мастерские

       Создание мастерских со специальными условиями труда, в которых инвалиды могут не только что-то производить, но и проходить обучение для успешной деятельности на конкретных рабочих участках предприятий – важная задача. Здесь, считает Ю.М. Кац, имеет смысл принять во внимание интересный опыт коллег из г. Пскова. Однако ряд вопросов до сих пор остается непроясненным. Например, участники обсуждений убеждены, что какая-то часть деятельности этих мастерских должна относиться к учебной работе, а это требует участия государства в их финансировании. Когда мастерские научили того или иного человека трудиться, сделали из него профессионала, то какая часть работы должна быть на самоокупаемости? Предприятию необходимо быть конкурентоспособным, тогда это даст возможность существовать этим мастерским дальше. Какова оптимальная пропорция, каким образом ее определить?

       Заканчивая рассмотрение опыта Владимирской областной ассоциации родителей детей-инвалидов «Свет», хочется опять подчеркнуть, что ключевым условием успеха становится партнерство НКО с властными структурами, и здесь уместно еще раз процитировать Любовь Ивановну Кац: «Мы должны работать так, чтобы не заметить наши дела было нельзя». И без всякого пафоса: «А для того, чтобы у нас все получилось и было замечено, нам надо трудиться не по восемь часов в день, а по шестнадцать. И еще есть ночь, когда можно что-то написать, что-то сформулировать…».


    Похожие материалы