118

    5+1=8

    В семье Валентины восемь детей: шестеро родных, двое приемных, трое с синдромом Дауна. «Последние, шестые роды были экстренные, на 30-й неделе, – рассказывает Валентина. - Я лежу на столе после операции, переживаю за дочку и слышу какой-то шепот по углам: «даун… даун». Но до следующего дня мне ничего не сказали. Страшнее всего было, что я тогда совсем ничего не знала про синдром Дауна. Мысли отказаться не было ни у меня, ни у мужа, но очень боялась за дочку – как ей помочь, что делать? Спасибо старшим детям, они сразу кинулись в Интернет, мгновенно нашли информацию о фонде «Даунсайд Ап», о синдроме, звонили мне: «Мама, ничего не бойся, это такие же дети».

    В Даунсайд Ап Валентина позвонила, едва вернувшись домой. Старший сын тут же приехал за литературой, малышку Ангелину записали на домашние визиты. «Это была огромная поддержка, - говорит многодетная мама. - Как и все, что дал нам фонд позже: занятия в группе, консультации, встречи с родителями. И та мощная просветительская работа, которую ведет Даунсайд Ап и благодаря которой наших детей начинают замечать».

    А Ангелина, действительно, стала ангелом-хранителем, по крайней мере, еще для двух «солнечных» девочек, своих будущих сестренок. «Когда ей было три года, - говорит Валентина, - мы с мужем поняли, что у нас хватит сил и любви еще на одного. Так и пришли к мысли об усыновлении. Причем, сразу решили, что возьмем ребенка с синдромом Дауна. Никто не должен жить в детском доме, но такие дети там просто не могут! И наши старшие тоже так считают».

    Валя с мужем прошли школу приемных родителей, собрали все документы, сдали свою «двушку» в Царицыно и сняли большую квартиру в Люберцах. А потом увидели в базе будущую дочку и поехали за ней в Симферополь. В два года Лиза весила шесть килограмм, не ходила, не говорила. В ее жизни едва не случилось чудо – ее нашли и уже забирали американские родители. Но, по словам Валентины, им не хватило буквально одного дня – Крым вошел в состав РФ, и пресловутый «закон Димы Яковлева» вступил в силу и там…

    «Когда я впервые взяла ее на руки, - вспоминает Валентина, - она вцепилась, вжалась меня всем тельцем – только не отпускай. И в семью вошла, как будто всегда была с нами». А меньше чем через год появилась Вика, папина дочка. «Тут уже мы поняли, что не обязательно куда-то ехать и искать. Пошли на день открытых дверей в ближайшем доме ребенка. И муж сразу сказал: «Смотри, вот наша девочка».

    В августе Ангелине и Вике будет четыре, а Лизе три года. На занятия в Даунсайд Ап они ездят вместе. Дома устраивают целые представления со старшими братьями и сестрами. Обожают путешествовать - объездили вместе со всей семьей на машине Подмосковье и Золотое кольцо.  Конечно, как и все родители, Валя с мужем переживают за их будущее. Но отказываются верить мрачному прогнозу органов опеки: «Их все равно ждет ПНИ». «Мы этого просто не допустим! Я вижу, что ситуация постепенно меняется, появляется сопровождаемое проживание, трудоустройство. А пока главное, что мы вместе». И на вопрос, может ли в семье появиться еще один ребенок, Валентина уверенно отвечает: «Ставить точку мы пока не станем. Пусть будет многоточие. Нам часто говорят: «Как этим детям с вами повезло! А на самом деле это нам повезло».

    Каждое ваше пожертвование может подарить будущее для ребенка с синдромом Дауна. 

     

    ПОЖЕРТВОВАТЬ