257

    Будущее благотворительности в России!

    12 февраля в прямом эфире вечернего выпуска программы «Что это значит?» телеканала РБК приняла участие Анна Португалова, директор благотворительного фонда «Даунсайд Ап». Выпуск был посвящен новому законопроекту, по которому депутаты предлагают создать налоговые льготы для частных благотворителей. Вместе с ведущими в студии Анна обсуждала инициативу правительства и темы прозрачности НКО.

    Ведущая Элина Тихонова:

    Ведомство Министерства экономического развития предложило сделать благотворительность образом жизни для большинства. Уже написан целый проект – концепция совершенствования сферы благотворительности в России. До 2025 года он рассчитан.

    Корреспондент:

    - Главная цель Минэкономразвития – преодолеть недоверие населения к благотворительной деятельности и создать налоговые льготы для тех, кто жертвует от себя, и для полноценных благотворительных организаций. Министерство отмечает, что сейчас существует значительный разрыв между теми, кто только заявляет о потенциальной готовности заниматься благотворительностью, и теми, кто уже активно действует. В июле Ведомство внесет в Думу законопроект, который расширит налоговые стимулы для жертвователей. В первую очередь предлагается упростить механизм получения социального налогового вычета в тех случаях, когда пожертвование осуществлялось через краудфандинговые платформы.

    Эксперты поясняют, о чем может идти речь. Физические лица и сейчас могут получить вычет на пожертвования, но процесс этот слишком сложный, и мало, кто им пользуется. Возможно право получать налоговый вычет с согласия жертвователя получат сами благотворительные организации. НКО также могут попасть в один ряд с государственными и муниципальными учреждениями. То есть, если в их адрес сделано пожертвование, можно будет получить налоговые льготы на прибыль.

    Среди других предложений в концепции:

    • отмена налога на прибыль для процентов на банковских депозитах благотворительных НКО;
    • создание стимулов для безвозмездной передачи производителями своих товаров на благотворительные цели; передача части наследства;
    • распространение практики программ по корпоративному жертвованию.

    Благотворительность будут развивать не только налоговыми льготами. Минэкономразвития предлагает также расширить перечень организационно-правовых форм для создания благотворительных организаций, а также законодательно урегулировать правила сбора денежных средств с помощью специальных ящиков.

    Возможность проведения регулярных платежей от граждан тоже могут упростить. Отдельно в концепции упоминается необходимость создания новых образовательных стандартов и программ высшего образования для подготовки кадров в сфере благотворительности. А при государственных СМИ предлагается создать комиссии по размещению социальной рекламы.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Как к инициативе проекта Минэкономразвития относятся сами благотворители, мы спросили актрису Эвелину Бледанс, которая входит в попечительский совет фонда «Синдром любви».

    Эвелина Бледанс:

    - Не могу присоединиться к мнению некоторых людей, которые считаю, что есть благотворительные фонды, которые воруют деньги, которые пытаются на этом заработать. И, по их мнению, тот закон, который собираются принять о минимальном обложении налогами благотворительных фондов, может повлечь за собой размышления на тему: а вдруг они начнут делать какие-то вещи. Я за то, чтобы благотворительность в нашей стране развивалась как можно более активно. Я за то, чтобы фондов было больше. За то, чтобы людей, которые хотят помочь, было больше.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Кстати, наша страна по итогам прошлого немного улучшила свои показатели в рейтинге мировой благотворительности по версии британского фонда «КАФ». Да, это только 110 место из 146-ти возможных, но всего годом ранее мы были на 124-ом.

    Ведущий Владимир Василенко:

    - В прошлом году более 90% россиян хотя бы раз отзывались на просьбы о помощи нуждающимся. Это данные совместного опроса одного из благотворительных фондов и маркетинговой компании. Но лишь 11% граждан помогают благотворительным фондам каждый месяц. Самая распространенная сумма пожертвования – 100 рублей. Чаще всего жертвуют на помощь детям. На втором месте – церковь.

    Благотворительность в России в цифрах далее…

    Сколько не жалко?

    90-220 тысяч благотворительных организаций действует в России (данные МШУ «Сколково»)

    67% россиян жертвуют на благотворительность в течение года

    340-460 млрд. рублей – общая сумма пожертвований

    140-160 млрд. рублей жертвуют россияне с малым и средним доходом

    40-80 млрд. рублей – состоятельные граждане

    100-120 млрд. рублей – крупнейшие нефтегазовые компании

    60-100 млрд. рублей – другие организации

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Как мотивировать россиян, нас с вами, участвовать в благотворительности? Помогут ли в этом предложения Минэкономразвития? Обсудим это с нашей гостьей. В студии к нам присоединяется директор некоммерческой организации – благотворительного фонда «Даунсайд Ап» – Анна Португалова.

    Ведущий Владимир Василенко:

    - Добрый вечер!

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Анна, здравствуйте!

    Анна Португалова:

    - Здравствуйте!

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Давайте по порядку концепцию Минэкономразвития будем обсуждать. Начну я с того, что там считают одну из ключевых проблем – это недоверие людей к благотворительным организациям. Опросы социологические подтверждают данные, что есть такая проблема. Люди не понимают, кому там эти 100 рублей пошли, не знают, на что потрачены. Много ли сейчас в стране, объективно, осталось благотворительных организаций сомнительных, мошенников? То есть, эти опасения обоснованы или нет?

    Анна Португалова:

    - Да, опасения обоснованы. Есть безусловно организации сомнительные, как вы говорите. И, мне кажется, так будет всегда, потому что мошенники есть. Но сейчас есть способы понять, Вы жертвуете сомнительному фонду или нет. Например, есть площадки «Добро Mail.Ru», «Сбербанк Вместе», «QIWI Всем». Эти площадки перед тем, как пускать фонды, проводят очень строгую процедуру верификации данных. Например, благотворительные фонды «Даунсайд Ап» и «Синдром любви», мы проходили примерно двухмесячные со стороны этих платформ для того, чтобы к ним попасть. То есть любой человек, если он находит фонд, например на Добро Mail.Ru, он может уверен, что этот фонд серьезно проверили.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Анна, но Вы крупные ребята.

    Анна Португалова:

    - Там есть и мелкие ребята.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Но сколько в регионах небольших организации, маленьких частных центров, приютов?

    Анна Португалова:

    - Да, я согласна. Они возможно, не могут попасть на эти платформы, но есть способы понять. У фондов обычно есть сайт, там есть все учредительные документы. Есть способ проверить, действительно ли этот фонд зарегистрирован на госпорталах. И можно прочитать его благотворительную программу, посмотреть новости, реально ли это происходит.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Опять-таки, хороший пиарщик сделает это и без реальной какой-либо деятельности. Какие есть еще способы верифицировать свои пожертвования? Есть же отчетность, но не все фонды публикуют, насколько я понимаю.

    Анна Португалова:

    - Почему?...

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Хороший вопрос.

    Анна Португалова:

    - Для меня это было бы поводом сомневаться. Мы публикуем свои отчеты, и нам нечего скрывать.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - То есть Вы собрали столько-то, потратили столько-то. Кому нужны документы, подтверждающие, пожалуйста, мы вам вышлем?...Так это работает?

    Анна Португалова:

    - Точно! Да, но надо понимать. Если у фонда большие бюджеты, чтобы узнать, каким образом пожертвование было потрачено, вы можете задать вопрос.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Да. Для них важно понимать, что те деньги, которые аккумулирует фонд, что они действительно пошли вот в эту больницу или в этот дом престарелых. Я имею на это право, как жертвователь, правда?

    Анна Португалова:

    - Да, имеете. И вы можете задать прямой вопрос, и фонд Вам должен выслать документ, подтверждающий, что эти деньги были перечислены в эту больницу. Например, или в этот приют.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Очень редко мы еще слышим вот такой контраргумент. Фонды говорят: «У нас столько работы!». У Вас, Анна, действительно, столько много работы! И низкий Вам поклон за это! Фонды говорят: «Нам некогда рассылать каждому эти квитанции, эти бумажки». Насколько объективно трудно и тяжело вести эту отчетность? Сколько времени это у Вас занимает?

    Анна Португалова:

    - На самом деле, это очень актуальная проблема для любого фонда, благотворительной организации. Потому что мы несем административную нагрузку такую же, как и любая коммерческая организация. Нам приходится делать все то же самое.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Вы НКО?

    Анна Португалова:

    -Да, мы НКО, благотворительный фонд. Но административно мы должны очень мощные ресурсы вливать, чтобы все поддерживать. Поэтому, если благотворитель просит, за конкретные 500 рублей прислать квитанцию, для нас это некоторое обременение. Но, например, делаем мы…Фонды «Даунсайд Ап» и «Синдром любви» обращаются к людям и говорят: «Мы собираем сейчас средства на покупку мебели для программы дневной занятости ребят с синдромом Дауна». Это недавний конкретный пример. Люди откликаются – жертвуют. После этого мы обязательно напишем: «Спасибо огромное! Мы собрали столько-то денег, мы купили такую-то мебель». Будут фотографии. И в результате…ребята занимаются. Потом будут новости везде, в соц сетях и так далее. То есть мы обязательно должны отреагировать. Если кто-то нам пришлет запрос «пришлите документ», мы пришлем. Это не вопрос. Это быстро. У нас они есть.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Кстати, возвращаясь к концепции Минэкономразвития, может самое насущное – это сократить на вас административное давление?

    Анна Португалова:

    - Да, это было бы очень здорово.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Это вошло в концепцию?

    Анна Португалова:

    - Я читала в новостях, не видела.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Я тоже не заметила. А с Вами вообще советовались, вы знали, что будет такое обсуждение?

    Анна Португалова:

    - Да, мы знаем, что в среде такое обсуждение было, потому что у благотворительных фондов примерно одни и те же проблемы. Да, наши коллеги участвовали. И многие вещи, которые есть в этой концепции – они очень здравые и хорошие. Я приведу пример про социальный вычет. Он сейчас действует для жертвователей, физических лиц.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - То есть перевела определенную сумму, я имею право с этого социальный налоговый вычет получить. Но мало, кто этим занимается.

    Анна Португалова:

    - Мало, кто это делает.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Во-первых, мало, кто об этом знает. Давайте с самого начала об этом скажем.

    Анна Португалова:

    - Да. Хотя это уже давно действует. Мало, кто знает. Но, мне кажется, что не всегда это не делают потому, что не знают. Возможно, не охота связываться со всем этим. Мы знаем по опыту «Синдром любви» и «Даунсайд Ап», с этим связываются единицы – те, кто жертвует крупные суммы. Те, для кого эта сумма ощутимой будет. Почему не связываются?.. В принципе, процесс простой. Подать налоговую декларацию не сложно. Но предложение очень интересное, когда этот вычет могла бы получить некоммерческая организация.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - А для Вас все эти три копейки от ста жертвователей превращаются уже в три рубля. И вам эти три рубля не лишние.

    Анна Португалова:

    - Абсолютно точно. Я могу себе представить, сколько было частных пожертвований, сколько людей не получили ни себе этот социальный вычет, ни перевели эти деньги в фонд.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - А все это потому, что у вас права нет.

    Анна Португалова:

    - Да.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Это хорошая, действительно, инициатива, но все-таки подчеркнем: у жертвователей есть право на этот социальный вычет. Но другое дело – захочется ли вам связываться с налоговой декларацией или не захочется.

    Анна Португалова:

    - Не захочется – пусть поставит галку.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Да, пусть это будет добровольно. Здесь я полностью согласна. Хочет жертвователь – получает, не хочет – передает это право НКО, и вы уже получаете.

    Анна Португалова:

    - НКО сделает все необходимо, чтобы его получить. Потому НКО заинтересовано. Человек в результате еще больше пожертвует в фонд.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Для бизнеса нужны налоговые льготы?

    Анна Португалова:

    - Хороший вопрос. Конечно же, нам будет гораздо проще мотивировать компании жертвовать, если будут льготы. Но надо понимать. Этот вопрос гораздо сложнее, потому что здесь могут быть злоупотребления. К сожалению, такой опыт был. И я понимаю, почему это так сложно идет. Потому, что, если создавать этот механизм…он очень нужен…было бы здорово.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Найдутся злодеи, которые обязательно захотят этим пользоваться. И придется усиливать контроль и в этом направлении.

    Анна Португалова:

    - Мы все, естественно, за то, чтобы он был.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - За то, чтобы как-то правильно этот механизм настроить. У нас 1,5 минуты с вами остается. Вот, самый непонятный для меня пункт концепции звучит так: «Трансформация благотворительности в образ жизни большинства». Вы верите в то, что системные пожертвования могут быть в России, что можно добиться регулярных пожертвований?

    Анна Португалова:

    - Да, я верю. Я вижу, что они развиваются. И это постепенный процесс. Я вижу, как вообще этот тренд развивается. И системная благотворительность – она очень важна. Приведу пример. Я могу помочь ребенку с синдромом Дауна, его семье обеспечить занятия с логопедом. И еще я в то же время могу помочь, например, перевести деньги в «Даунсайд Ап». И мы разработаем методики, или они у нас уже есть. И мы обучим специалистов в регионах. И…в результате все люди с синдромом Дауна от этого выиграют. Более того выиграют не только они. «Даунсайд Ап» и «Синдром любви» – мы создаем возможности и условия для нормальной жизни в социауме людей с синдромом Дауна.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Анна, это очень важно то, что вы говорите. Но Вы же понимаете, что на массовую аудиторию больший эффект играет фотография ребенка, которому срочно нужна операция. Человек перечислил эти сто рублей. Все! С чистой совестью. А о том, что дальше ребенку нужна реабилитация, что нужно других таких детей спасать – об этом мало, кто думает.

    Анна Португалова:

    - Понимаете! Вот Вы говорите – а это тоже способ – больше рассказывать, показывать, как фонды системно могут изменить жизни многих, а не только спасти одного ребенка.

    Ведущая Элина Тихонова:

    - Анна, поддерживаю. Давайте об этом говорить чаще и больше. Спасибо Вам большое!  

     

    Смотреть эфир программы «Что это значит?» на телеканале РБК с 7:22 минуты записи:

    http://tv.rbc.ru/archive/chez/5c6307d42ae5964fd191f613