276

    Ирина Панфилова: «Логопедия – не абстрактное понятие, это технологии»

    14 ноября – Международный день логопеда. Эта дата не слишком известна широкой аудитории и, как правило, отмечается в узком кругу коллег-специалистов. Из тех, кто посещал логопеда в детстве, далеко не каждый, став взрослым, помнит, что сказать спасибо за правильную и четкую речь надо, прежде всего, этому человеку. В Даунсайд Ап работает сразу три логопеда-дефектолога. Дорогие Марина Иванова, Наталья Штепа и Ирина Панфилова – примите поздравления с вашим профессиональным праздником. О том, как становятся логопедом-дефектологом, какими качествами должен обладать человек, выбравший эту специальность, и какие сложности встречаются в процессе работы - в интервью Екатерине Ильченко рассказала Ирина Панфилова - один из ведущих специалистов фонда и член Экспертного совета Даунсайд Ап.

    Ирина Анатольевна, как вы пришли в профессию?

    Достаточно спонтанно. Сказать, что в 17 лет какая-то девушка мечтает стать логопедом-дефектологом – это было бы не совсем правдиво. Но я знала эту работу (моя тетя была логопедом), хорошо понимала, что это за специальность. Что это стык между педагогикой и медициной. Конечно, по большому счету, я собиралась в медицинский вуз, но потом решила, что педагогика мне тоже интересна, поэтому я поступила в МГПИ имени Ленина на дефектологический факультет и с успехом его закончила. Первый мой опыт работы в качестве логопеда-дефектолога был в школе-интернате №30 для слабослышащих и глухих детей, где я получила очень хорошую практическую подготовку. В этом образовательном учреждении преподавали люди, которые писали учебники и составляли программы. И работа с детьми, которые не очень хорошо слышат, но могут благодаря тебе овладеть навыками правильного чистого произношения, очень хорошо помогла мне в дальнейшем. Потому что если научить говорить слабослышащего или глухого ребенка, дать ему устную речь, поставить звуки, то это очень хороший профессиональный навык, который потом применим и в работе с другими детьми, с теми, у кого особые потребности.

    Кстати, когда я пришла работать в Даунсайд Ап, было это в 1998 году, я очень мало знала про детей с синдромом Дауна. Во время моего обучения дети с этим диагнозом практически не упоминались в нашей научной литературе. И на отделении олигофренопедагогики их просто причисляли к умственно отсталым детям. Не было узких специализаций, поэтому те навыки жестовой речи, мимики и дактилологии, которые я получила в институте, а потом и в школе-интернате, мне очень помогли в работе с детьми в фонде. Я и до Даунсайд Ап занималась с детьми с нарушениями речевого спектра, но большинство из них было с нормой интеллекта. По сути, мне пришлось учиться заново. Начать совсем по-другому формировать свою работу. Конечно, многое я взяла из базового образования, поэтому без этого невозможно ничему научиться. Оно должно быть обязательным, на мой взгляд. Кроме этого, я много читала и смотрела видео, узнавала опыт зарубежных коллег и активно общалась с родителями, чтобы узнать их основные запросы. Это помогло мне через несколько лет стать профессионалом в  области речевого развития детей с синдромом Дауна.

    Скажите, за столько лет работы не было мысли все бросить и заняться чем-то другим?

    Лично я никогда не уходила из профессии. Не было такого желания. Надо сказать, что я с первого же дня сильно погрузилась в свое дело и получила результаты, которые меня окрылили. Потом, считаю, что раз я выбрала эту профессию, то должна самосовершенствоваться и получать от этого удовольствие. Я развивалась в других областях, но это было параллельно. Хотя я знаю, были такие периоды, когда многие мои сокурсники и коллеги поменяли вид своей деятельности, люди уходили в туристические фирмы, организовывали какое-то частное дело. Это связано в некоторой степени еще и с тем, что наша профессия не всегда была достойно оценена в материальном плане. Были времена, когда многие считали, что можно обойтись без логопедов, потому что есть просто учитель или родители могут научить ребенка правильно и чисто говорить. Понятно, что все это фантазии. В итоге мы потеряли достаточно большой пласт профессионалов. Остались на какой-то момент с дилетантами. Сейчас все возвращается на круги своя, мы понимаем, что не так просто создавался институт коррекционной педагогики, что не случайны кафедры логопедии, олигофренопедагогики, на которых учат профессионалов для серьезной работы с различными детьми.

    Даже больше скажу. Я никогда не слышала от своих коллег, которые проработали по 30 с лишним лет, что они устали, все надоело, хочется бросить. Наоборот, я иногда удивляюсь, когда кто-то из них говорит, что хочет попробовать что-то новое, поэкспериментировать. А вот разочаровываются в профессии непрофессионалы, случайные люди, которые когда-то выучились на логопеда, пройдя шестимесячные курсы, и получили «корочку». Конечно, какая-то усталость накапливается, но те, кто пришел в профессию осознанно, знают, как с этой усталостью работать.

    Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать логопед-дефектолог? Наверное, основное – это терпение?

    Да, это очень важно. Но прежде всего, любовь к своей профессии и к детям. В противном случае будет реально очень трудно. Потом, это должен быть общительный, настроенный на коммуникацию человек. Обязательно необходимо умение мысленно ставить себя на место другого человека, потому что наши семьи и дети необычны. И если мы не сможем проникнуть в них, то мало что может получиться. Конечно, это умение слушать и выслушивать. Это очень важно для логопеда и, на мой взгляд, желание постоянно самосовершенствоваться, потому что в этой профессии не выехать только на багаже, который ты получил в институте или в первые годы работы.

    Не раз уже приходилось слышать, что в наши дни у детей, да и у взрослых тоже, качество речи ухудшилось. Вы разделяете это мнение?

    Да, проблем стало больше и они на виду. Даже включая телевизор, мы видим диктора, который в былые времена не смог бы работать, потому что у него нет чистой хорошей речи. И причин этому несколько. Во-первых, не все смогли в свое время попасть на занятия к опытному специалисту. Логопедов не так много, они есть не во всех учреждениях. Многие просто прошли мимо них. Но есть и второй момент. Да, действительно качество речи и у детей, и у взрослых ухудшается еще и потому, что сейчас мы живем в веке интернет-технологий. Вместо того чтобы ребенку в дошкольном возрасте почитать книгу, рассмотреть с ним картинки, мы чаще всего видим малыша с планшетом или с телефоном. Родители подменяют общением с детьми общением с гаджетами. Это сильно влияет не только на то, что ухудшается произносительная сторона речи, но и сама речь обедняется. Дети говорят штампами, короткими фразами из рекламы. СМИ для них являются большими учителями, чем семья, родители и тот же логопед. Многие родители доходят до специалиста очень поздно, когда уже есть серьезные проблемы. 

    А когда надо родителям начинать беспокоиться?

    Как логопед-дефектолог я бы обратила внимание родителей на речь своего ребенка как можно раньше. Есть мнение врачей, что дети могут молчать до трех лет и это не является поводом для волнения. На самом деле становление речи происходит в несколько этапов. Это гуление, лепет, звукоподражания, отдельные вокализации, первые слова и т.д. И если что-то выпадает, то понятно, что ребенок в будущем не сможет сразу перейти к фразе или к пересказу текста. Именно поэтому обращать внимание на речь ребенка надо рано. Особенно это касается наших детей с синдромом Дауна, потому что они имеют большие проблемы в речевом развитии.

    Насколько важно в формировании речи ребенка то, как разговаривают сами родители?

    К сожалению, у нас не очень учат родителей, как общаться с детьми. Если мама с папой сами не очень заинтересованы в правильной речи, не читают книги, не ходят на консультацию к специалистам, то очень часто получается, что речь взрослых идет как бы параллельно с речью сына или дочки. Взрослые не замечают своих ошибок и не видят проблем у ребенка, не выстраивается диалог. В этом плане Даунсайд Ап является счастливым исключением для родителей, которые хотят помочь своему малышу. Что такое речь? Это образец, который ребенок должен принять, раскодировать и повторить. Тот темп, который задают родители, те фразы, которые они употребляют, не всегда реальны для повторения маленьким ребенком. Либо они сложные, либо быстро сказаны. Ребенок не может их освоить даже на уровне понимания. Он выхватывает из пяти предложений два-три слова. Другая проблема, нет нацеленности на диалог. Очень часто мамы говорят за ребенка. Им кажется, что он их понимает, а отвечать ему не обязательно. В итоге получается монологическая речь, очень быстрая, большая по объему, зашумленная и она проходит мимо ребенка.

    Вы сказали, что часто родители приводят к вам ребенка слишком поздно. До какого возраста проблемы с речью исправляются относительно легко?

    В норме, до школы. Это очень важный этап, когда речь должна быть сформирована, а звуки все поставлены. Но понятно, что физический и психологический возраст детей не всегда совпадают. Например, пятилетний ребенок на самом деле может находиться на уровне трехлетнего. Определить это может специалист и не один. Часто это решение принимается коллегиально, участвует не только логопед, но и психолог, дефектолог. Вместе они оценивают развитие ребенка, сформированность его основных навыков и составляют индивидуальную программу. Работа с более взрослыми детьми уже сложнее.

    Хочу отметить, что детям с синдромом Дауна логопед нужен весь школьный период, потому что всегда есть над чем работать. Скажем так, если мы до семи лет сформировали развернутую речь, то дальше можно заниматься фонетико-фонематическим развитием, ставить звуки, автоматизировать, чтобы ребенок говорил чище, правильнее, внятнее, работать над грамматическим строем. Логопед в школе - это непременный атрибут развития ребенка и его речевого развития в частности.

    Какие еще особенности становления речи у детей с синдромом Дауна вы можете отметить?

    Надо сказать, что проблем много. Речь возникает гораздо позже чем у обычных детей, другой темп развития. Ребенок с синдромом Дауна не может овладеть речью самостоятельно, его надо этому учить, следить и помогать переходить от этапа к этапу. Например, словарный запас может содержать 20 слов, а построить предложение ребенок сам не может. Для этого нужна логопедическая помощь. К сожалению, мы не видим достаточно внятной речи, потому что сложно добиться с их особенностями чистого и правильного произношения, гораздо позже формируется развернутый диалог, им тяжело дается монологическая речь, любое выступление у доски с пересказом. У детей, с которыми я занимаюсь в фонде, бывают очень примитивны и односложные ответы. И это при том, что словарный запас гораздо больше. Наши дети не употребляют прилагательных, опускают наречия.

    Очень важно включать детей с синдромом Дауна в общество, где они могут показать свои навыки. Это самое главное, потому что они очень хорошо занимаются на индивидуальных занятиях, но как только собирается группа, они не знают о чем друг с другом говорить. Это, конечно, связано и с отсутствием опыта, так как к ним относятся аккуратно, бояться включать их общие игры, собрания. Также свою роль играет и гиперопека родителей, которые боятся, что их детей неправильно поймут. Кроме того, многие ребята, став старше, оценивают свою речь, понимают, что не очень хорошо говорят и начинают стесняться. В этом случае, конечно, нужна психологическая поддержка.

    Сейчас с высоты своего опыта я понимаю, что очень большое значение в формировании речи играют индивидуальные особенности ребенка. Кто-то из нас может заниматься балетом, другие нет. Так и дети с синдромом Дауна, не все могут равноценно говорить. У кого-то больше проблем в артикуляционном аппарате, в мышечном тонусе, в интеллектуальном плане, поэтому они все начинают не с равных позиций. Но я вижу, что дети с немалыми проблемами при усиленной работе логопеда, других специалистов и родителей добиваются очень хороших результатов в речи. Логопедия - это не просто абстрактное понятие, это технологии. Если профессионально подойти, то ребенка можно научить хорошо достаточно внятно и связно разговаривать.

    Насколько важна роль родителей в вашей работе?

    Логопедическая работа – очень рутинная, где нужно много повторять и заучивать. Родители должны настраиваться на долгое и плодотворное сотрудничество. Не отдал специалисту и забыл, а тщательно заниматься дома. Со своей стороны, я стараюсь помочь родителям, показываю им видео с моих уроков, приглашаю на индивидуальные занятия, даю подробнейшую консультацию, рассказываю, что и как делать, предлагаю различные методики. Многие вещи даются в игровой форме. Я очень хочу, чтобы родители перекладывали на домашние задания ту схему занятия, которую даю я. Наши дети прекрасно работают в строго заданной структуре с обязательным началом и концом любого действия. Пусть мама посидит за столом не 40 минут, а всего 10, но это занятие должно пройти не для галочки, а дать результат. Пусть это будет один вид деятельности, но он должен быть выполнен качественно. Многие мамы и папы стараются, и я вижу, что с этими детьми у нас очень хороший прогресс. Самое главное, что когда родители видят успех, то у них расправляются крылья.

    Какие методики вы применяете в своей работе?

    Основные мои методики связаны с индивидуальными особенностями ребенка. Это и определенный темп, и возможность подражать речи. Очень рано я начинаю использовать жестовую речь. Когда ребенок не говорит, это не значит, что надо лишать его общения. Он вполне может мимикой, жестами и пантомимикой выразить свои чувства и вступить в диалог. Интересная методика, основанная на глобальном чтении: если у ребенка хорошая зрительная память, он запоминает слова глобально, может их прочитывать и произносить.

    Я с большим интересом использую некоторые компьютерные технологии, очень дозированно, потому что понятно, что ребенку в дошкольном возрасте важна больше деятельность, а не абстрактные понятия. Например, складываем слоги. Если на уроке за столом мы используем карточки, то в планшете у нас есть паровозик, и ребенок пальчиком сам соединяет буквы в слоги. Получается такой слоговозик. Мы живем в 21 веке, когда малыш еще не говорит, но прекрасно пользуется планшетом и смартфоном. Не все специалисты принимают эту реальность, многие высказывают опасения. 

    Хороши программы на формирование правильного звукопроизношения. Например, обезьянка на экране долезет до верха пальмы и сбросит орех только тогда, когда малыш в микрофон правильно произнесет звук. Ребенок может себя контролировать не только на слух, но и зрительно. Такие программы по логопедии тоже есть. И какие-то приемы оттуда мы тоже берем. Методик много, обо всех не расскажешь, но на обучающих семинарах и лекциях, которые мы в Даунсайд Ап проводим для специалистов Москвы, Московской области и других регионов подробно все рассказываем. Если у кого есть интерес, то они могут узнать, когда у нас будут очередные лекции по логопедии, прийти и послушать все наши методики.

    Работа с детьми, наверное, не обходится без забавных ситуаций и сюрпризов. Может быть, что-то особенно запомнилось?

    Случаев очень много и все они перекликаются с жизнью. Например, совсем недавно. Традиционно на лето я даю детям задание сделать тематический альбом, в котором они не просто фиксируют все свое времяпрепровождение, но и наклеивают фотографии. И вот одна девочка приносит мне альбом: вот она катается на велосипеде, вот подметает дорожки, вот купается в речке. На одном из снимков она поливала грядку, на которой лежал большой арбуз. Я, конечно, усомнилась что такое возможно на даче в Подмосковье. Я спрашиваю: «Правда, арбуз вырос?», она отвечает: «Да». Мне в это с трудом верилось, предположила, что папа просто положил арбуз. Каково же было мое удивление, когда они пришли на занятие с бабушкой и принесли три дольки этого арбуза. Сначала он рос в теплице, которую потом открыли. И тогда я поняла, что нельзя не верить детям, не всегда они нас обманывают, надо доверять.