65

    "Маленький братик не такой как все"

     
     
    Что вас потрясает в жизни? Что заставляет задуматься о смысле своего существования? Ведь ничем человека сейчас уже не удивить, правда? Ежедневно нам передают огромное количество информации негативного плана, и к этому люди уже привыкли. Очередное землетрясение, цунами, ограбление?
    Создается большое количество фильмов, желательно в формате 3D, чтобы от действия дух захватывало. Главный герой выходит живым из перестрелки, освобождает захваченных заложников, одним словом, спасает мир. Как обычно. И мы ходим в кинотеатр за сильными потрясениями. Этим сейчас живет кинематограф. Это выгодно.
    В театре такого нет. Там трудно показать какое-то стихийное бедствие, и специальные очки, переносящие в виртуальную реальность, не наденешь. Там эмоции живые, чистые.
    Наверное, поэтому театр, как и прежде, продолжает обращаться к самой сути человека, к выстраданной на протяжении полутора часов идее. Иногда даже мужчины выходят со слезами на глазах из зала. Это вам не «Титаник».
    «Я искал тему сильную, чтобы потрясло людей, чтобы они задумались», - говорит Мишель Розенманн, режиссер спектакля «Маленький братик не такой как все». Эта тема- синдром Дауна.  В 2005 году во Франции приняли закон, который уравнивает в правах обычных людей и людей с «особенностями». И к моменту его принятия спектакль играли на протяжении 5 лет на подмостках страны.
    Очень сложно объяснить детям, у которых есть «особенные» братья или сестры, почему те - «другие». Как подобрать нужные слова?
    «Самый сильный пример мы можем привести, когда приходили родители, у которых несколько детей: дети здоровые и дети больные. И родители не знали, как объяснить братьям и сестрам, почему вот этот маленький ребенок болен, - добавляет режиссер.- Зрителя вводят в сцены, где что-то происходит, где появляются куклы, персонажи. И потом мы выходим и продолжаем рассказывать сказку. И что меня интересовало – что существует книга «Маленький братик не такой как все», и маленькие зрители, придя на спектакль, могут слушать текст, и текст написан очень хорошо, потому что Мари-Элен Дельваль очень «аккуратно» писала, обращаясь именно к детям. А потом, придя домой, можно найти этот текст и снова прочесть его.»
    Кстати, о тексте. Француженка Мари –Элен Дельваль уже давно пишет для детей. Она поднимает «щепетильные» темы. Вышли ее книги «Библия, рассказанная художниками», «Библия для самых маленьких».
    Есть и истории для тех, кто только учится осознавать себя в мире, - годовалых ребятишек,- «Лили и Мистигри играют в прятки: впереди, позади, внутри, снаружи», «Братцы-медвежата: большой, средний и маленький», «Уточка считает детишек: один, два, три, четыре, пять». А вот «Желтое небо», «Дама в красном» - для тех, кто постарше.
    Сама писательница приехала на фестиваль «Гаврош», принимала участие в мастер-классе, где рассказала о себе и даже подарила «Даунсайд Ап» экземпляр книги о маленьком братике.
    Спектакль не прошел незамеченным и для прессы. Так, например, журналист газеты «МК» Вера Копылова написала статью о том, как французские актеры учили русских ребят толерантности с помощью спектакля«Маленький братик не такой как все».
    Мир марионеток - удивительный мир, где, одновременно признавая то, что куклы ненастоящие, взрослые смотрят на них как на актеров, а малыши - как будто те на самом деле живут, а не играют. Заканчивается спектакль, уходят зрители, а детям кажется, что, сойдя со сцены, зайчонок Дуду пойдет домой, чтобы с помощью любящей сестры, родителей, друзей, совсем скоро отправиться в совершенно обычную и такую нужную школу.
    И хочется надеяться, что в следующий раз, когда кто-то из ребят, приходивших на спектакль, спросит, почему его брат, друг, сосед не такой как все, мама сможет ему сказать: «Он похож на зайчонка Дуду. Он родился таким, и был не виноват в этом. Ему трудно ходить, говорить, играть с тобой. Но если ты ему не поможешь, будет еще труднее…»  
    И уж если и говорить о спасении мира, то начинать надо с самих себя и тех, кто рядом.