87

    «Не стоит осуждать злобных людей — нужно помочь им стать добрее»

    Известный общественный деятель, бизнес-тренер Ирина Хакамада выложила в Instagram фото своей дочери Маши Сиротинской и ее молодого человека Влада Ситдикова. Оба молодых человека с синдромом Дауна запечатлены на отдыхе. Ряд СМИ, в том числе глянцевых журналов, написали тактичные и теплые материалы о молодой паре, но вот реакция читателей оказалась неоднозначной.

    «360» узнал у благотворительного фонда «Синдром любви» и у актрисы и телеведущей Эвелины Бледанс, которая сама воспитывает ребенка с синдромом Дауна, почему в нашей стране все еще находятся люди, которые так негативно относятся к особенным детям.

    Все будет, но не сразу

    Эвелина Бледанс растит сына с синдромом Дауна, и уже несколько лет поддерживает родителей особенных детей и старается показать, что люди с особенностями развития заслуживают уважения и любви. Бледанс сотрудничает с благотворительным фондом «Синдром любви» и на оскорбления «солнечных» людей реагирует быстро, но терпеливо и с добротой. Узнав об истории с комментариями в сторону Маши, Бледанс заявила, что не стоит осуждать злобных людей — нужно помочь им стать просвещеннее и добрее. По ее слова, «солнечные» дети от природы добры и полны любви, и она обязательно дойдет до тех, кто позволяет себе резкие высказывания.

    По ее словам, сейчас люди понемногу, но становятся добрее. К тому же, по статистике все меньше детей с синдромом Дауна испытывают в обществе трудности. «Должно пройти время, чтобы наше общество стало толерантным, чтобы отношение к особенным людям стало таким же, как на Западе. Там очень мало детей с синдромом Дауна в детских домах, а тех, кто все же там оказывается, стремительно забирают в семьи, чтобы растить в любви. Я верю, что и в нашей стране произойдет такая история. Есть трудности, но они разрешимы, и я уверена, что будет лучше и лучше», — рассказала Бледанс.

    «Машу я знаю, она замечательная девочка, - поделилась актриса. – Она очень общительная и веселая, занимается математикой и еще много чем увлекательным и полезным. Ирина гордится своей дочкой — и правильно делает. Все будет хорошо, но не сразу. Такие инциденты все равно будут, потому что людей много, подчас людей не очень хороших. Но будем из них делать хороших».

    Бледанс рассказала, что на своей странице все реже защищает сына Семена, потому что как только кто-нибудь решит «ляпнуть про то, что это растение», на него обрушивается критика тех, кто восхищается работой и внутренней силой Бледанс. «Если так, дай бог, повсеместно, то в нашей стране все идет в гору Люди все чаще своим примером могут «перевоспитать» тех, кто пока еще не пришел к осознанию. А моральные уроды были всегда. И будут. Но их меньше. Когда Семочка родился, таких негативщиков было значительно больше», - сказала Эвелина Бледанс.

    «Нет такого Божьего закона — нельзя жить и любить»

    Генеральный директор благотворительного фонда «Синдром любви» Ирина Меньшенина рассказала, как стать осознаннее и добрее, и какой путь прошла наша страна в своем отношении к людям с синдромом Дауна. По ее словам, ежегодно в России рождается около 2,2 тысяч малышей с такой особенностью развития, из них большинство сейчас воспитываются в родных семьях. «К этой тенденции шли долго, сейчас ситуация намного лучше, чем, например, 16 лет назад», — рассказала она.

    Были времена, когда около 80% детей оставались в детдомах, так как родители их бросали — они просто не знали, как помогать таким особенным детям развиваться, да и семья часто становилась изгоем. «Сейчас это не укладывается в голове, а раньше, вероятно, люди были настолько напуганы, настолько мало знали о том, что такое синдром Дауна, что не знали, как поступать. Самое главное — они действительно не понимали, какое будущее у этого ребенка, что они могут ему дать. Многие видели это как тяжелое испытание, поэтому принимали такое решение», - рассказала Ирина Меньшенина.

    Важным для перемен в отношении стало появление на публике взрослых людей с синдромом Дауна, и как раз Маша — дочь Ирины Хакамады и ее молодой человек — люди дееспособного возраста, которые помогают развенчать закоренелые мифы и предрассудки о синдроме Дауна. По словам Ирины, они показывают, что можно легко влюбляться, путешествовать, с пользой и удовольствием проводить время. Не стоит говорить, что они что-то «могут» — они такие же люди, как и все остальные — с кучей возможностей и личных интересов. Для того, что быть жизнерадостным, добрым человеком, занимающимся любимым делом, не нужно иметь какие-то исключительные способности.

    Меньшенина считает, что дело не просто в отсутствии знаний о синдроме Дауна, а в людской злобе, которая может распространиться на что угодно. Люди, живущие предрассудками, отягощают свою душу и копят злобу, и только они сами могут принять решение о том, чтобы стать добрее. Но им можно попробовать помочь открыть глаза на то, что мир велик и многогранен. Порой добро можно обнаружить за очень толстой броней, и долг неравнодушных — дать ему проявиться.

    По словам Ирины, помогать людям с синдромом Дауна все же нужно — и эта помощь состоит в понимании их жизни, осознании того, что они могут мыслить и чувствовать иначе. Этого можно достичь лишь общаясь с «солнечными» людьми и отметая предрассудки. Чем чаще мы встречаемся и проявляем интерес — тем меньше глупых и печальных высказываний.

    «Изменить ситуацию можно и нужно, и мы этим занимаемся — как минимум, просто рассказывая больше об этой особенности. Во-вторых, нужно создавать обстановку, где люди без и с синдромом Дауна сталкиваются, встречаются, работают вместе. Только в настоящей жизни можно понять, что все мы, прежде всего, люди. Люди с синдромом Дауна никому не мешают, не угрожают, и это легко понять, пообщавшись с ними», - подчеркнула Ирина Меньшенина.