169

    Ричард Бондарев: «Случайных встреч не бывает»

    Вот уже почти десять лет актер Ричард Бондарев служит на театральных подмостках. В 2006-м был зачислен в труппу Московского ТЮЗа, с 2011-го сотрудничает с театром «Практика», с 2012-го — с «Театром наций», в 2013-м вошел в труппу БДТ им. Г.А. Товстоногова. Российским любителям кино и телевидения он известен по более чем пятидесяти лентам, в том числе по сериалам «Громовы. Дом надежды», «Крапленый», «Два цвета страсти», «Закон и порядок: Отдел оперативных расследований-3», «Деффчонки», «Вспомнить всё» и другим. А самые маленькие телезрители с восторгом узнают в Ричарде телеведущего популярных детских программ «Волшебный чуланчик» и «Бериляка учится читать», которые идут на канале «Карусель».

    Профессиональная карьера Бондарева началась, что называется, с высокого старта. Сразу же после школы он поступил во ВГИК, еще студентом дебютировал на экране в сериале «Прощальное эхо». В своем выпускном 2006 году получил целых три престижных театральных награды: «Золотой лист» за лучшее исполнение мужской роли в спектакле «Рождество в доме синьора Купьелло», премию фонда Т. Макаровой за лучшую мужскую роль в спектакле «Когда закончится война», а также премию за лучшую характерную роль в спектакле «Осторожно, дети», представленном на фестивале в чешском городе Брно. По окончании института Ричард был отмечен дипломом «Интеллектуальные ресурсы России» и включен в справочник «Лучшие выпускники высших учебных заведений Москвы».

    Казалось бы, такие успешные люди, как Бондарев, идут по жизни легко, едва касаясь земли ногами. Где уж им задумываться над разными сложными, мучительными вопросами, которые так часто не дают покоя нам, простым смертным? Но Ричард признается: ему такие вопросы отнюдь не чужды, он мечтает в будущем снять свое кино, чтобы поговорить со зрителями о многих важных вещах: о том, как мы устроены, что с нами происходит, почему мы что-то делаем, как принимаем решения. Привлекают его внимание и такие темы, как благотворительность, помощь людям с ограниченными возможностями здоровья — неслучайно актер стал почетным послом Даунсайд Ап.

    — Ричард, как вы узнали об этом благотворительном фонде?

    — У меня есть сестра и два брата, один из них – с синдромом Дауна. Он вырос вместе с нами, поэтому я немножко понимаю, что это такое. Я вижу, что мой брат – человек, у которого сложнее идет процесс освоения многих вещей: он не так быстро все схватывает, ему труднее разговаривать, в детстве он медленнее учился читать. А в остальном он такой же, как все – вместе мы бегали, прыгали, лазали по деревьям. Он и физически сильный, и в любимых играх очень даже сообразительный… Иногда я выкладываю в соцсетях фотографии, на которых мы вместе с братом. Видимо, их увидели телевизионщики, и вот однажды меня пригласили поучаствовать в телепередаче, посвященной проблемам людей с синдромом Дауна. Как они живут? С какими сложностями сталкиваются в детстве и во взрослом возрасте? Как их воспринимают в обществе? Я пришел в студию не как актер, а просто как человек, готовый высказать свое мнение. Возникшая дискуссия очень сильно на меня повлияла. В ней участвовали разные люди, в том числе отцы и матери, которые после рождения детей с синдромом Дауна отказывались от них, а потом через год-полтора все-таки забирали их домой… Я представлял себе весь ужас, пережитый этими семьями и этими детьми, и в то же время ужас ситуации, в которой действительно страшно остаться с особым ребенком на руках… И тогда я подумал, что во многом такие вещи происходят от недостатка информации, от незнания. Когда обсуждение закончилось, я познакомился с директором по развитию фонда «Даунсайд Ап» Ириной Меньшениной. С тех пор и началась моя дружба с этой организацией.

    — Что вы, как человек, имеющий опыт общения со своим особым братом, можете сказать тем семьям, которые только что испытали шок в связи с рождением такого же ребенка?

    — Я бы сказал им: конечно, ваш мальчик или ваша девочка будет требовать гораздо больше внимания, чем какой-то другой малыш. Но вспомните свое детство: всегда ли вам хватало внимания ваших родителей? Так возможно, вы сейчас как раз получили шанс восстановить равновесие, подарить этому ребенку все свои силы, внимание, любовь, порадоваться тому, как он растет? Может быть, как раз для этого все и произошло? Кстати, многие люди вообще не могут иметь детей. Спросите у них, и они скажут, что появление любого ребенка – счастье…

    — Как вы думаете, почему многие чувствуют себя некомфортно, встречая людей с синдромом Дауна или другими ментальными нарушениями?

    — Наверное, потому что не знают, как себя вести, что делать. Им кажется, что в такой ситуации от них требуются какие-то особые действия, но они не могут найти подходящую подсказку среди своих привычных шаблонов поведения. Вообще, мы сами не замечаем, насколько сильно зависим от всяческих шаблонов. Все необычное, выходящее за их рамки, вызывает у нас настороженность — будь то прохожий в летней одежде посреди зимы или встреченный однажды ребенок с особенностями развития.

    — Знакомство с Даунсайд Ап как-то изменило вашу жизнь?

    — Да, безусловно. Я начал задумываться о том, что раньше меня не занимало: что можно сделать в своей сфере, применяя свои навыки и способности, чтобы повлиять на отношение общества к людям с синдромом Дауна? А еще я стал внимательнее относиться к своему брату, больше ценить те моменты, когда мы вместе. Кроме того, теперь я регулярно, с радостью участвую во всех мероприятиях фонда, помогаю, чем могу. Хочется сказать тем, кто сюда приходит: я здесь, с вами, я вас поддерживаю. С вас действительно нужно брать пример: вот чего могут добиться люди, если они этого хотят и прилагают к этому все силы. То, что здесь происходит, это грандиозно, и это становится возможным исключительно благодаря целеустремленности и самоотверженности сотрудников фонда. Это просто поражает!

    — Какую мысль о людях с синдромом Дауна вы, как посол Даунсайд Ап, хотели бы донести до общества?

    — Пожалуй, мысль о том, что любой ребенок или взрослый с синдромом Дауна — это прежде всего человек, который мыслит по-другому и по-другому видит мир. А значит, у него можно чему-то научиться, узнать что-то новое, увидеть иную точку зрения. Я очень часто получаю такую возможность благодаря своему брату. Когда мы общаемся, я каждый раз делаю для себя важные открытия, замечая, как он относится к тем или иным вещам. Мне такого бесхитростного видения очень часто не хватает, да и не только мне, наверное. Мы загнаны в рамки сложившихся социальных устоев, ограничены общепринятыми нормами, а у брата ничего этого нет. Вернее, он скопировал некоторые поведенческие модели у нас — у меня и у сестры. По сути, такие люди, как он, — это зеркало, которое помогает под другим углом оценить не только привычные вещи, но и наше отношение к ним. И не надо быть философом, чтобы понимать: если жизнь сталкивает тебя с каким-то человеком (неважно, сколько у него хромосом) — это происходит не просто так, а в первую очередь для того, чтобы ты сам изменился к лучшему.

    Интервью: Нина Иванова, Екатерина Ильченко