212

    «Сон Алисы» разбудил сердца зрителей

    — А что это за звуки, вон там? – спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.

    — А это чудеса, – равнодушно пояснил Чеширский Кот.

    — И.. И что же они там делают? – поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.

    — Как и положено, – Кот зевнул. – Случаются…

    (Льюис Кэрролл, «Алиса в стране чудес»)

     

    «Сон Алисы» – так называется новый спектакль театральной мастерской Даунсайд Ап, в которой занимаются дети и подростки с синдромом Дауна. Премьера постановки по мотивам известнейшей сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес» состоялась 20 марта, накануне Международного дня человека с синдромом Дауна, в Москве, в Культурном центре ЗИЛ.

    Первыми зрителями спектакля стали участники программ благотворительного фонда «Даунсайд Ап» – «солнечные» дети и их родители. «Потрясающе, великолепно, превосходно!»- так отреагировали они на новую работу режиссера-постановщика спектакля, руководителя театральной мастерской Даунсайд Ап Николая Ильницкого.

    Еще в прошлом году, когда восторженные отзывы получил первый сценический опыт его «солнечных» воспитанников в жанре театра теней – спектакль «Лукоморье», – стало понятно: этот жанр – удачная и очень важная находка в творческой работе с детьми с синдромом Дауна. И вот теперь мы снова смогли убедиться: благодаря счастливому совпадению художественных особенностей теневого театра и той специфики восприятия жизни, которая характерна для «солнечных» актеров, они, образно говоря, способны отбрасывать на театральный занавес-экран наиболее яркие и выразительные тени.

    Театр теней – очень зрелищный и, пожалуй, самый волшебный вид театрального искусства. Ведь, с одной стороны, тень – это, то, к чему каждый человек привык с детства; а с другой – она всегда хоть немного загадочна. Взрослея, человек постепенно утрачивает способность видеть загадочность и волшебство вокруг себя, в том числе и в своей постоянной спутнице – тени. Однако открытые, бесхитростные и во многом наивные люди, появившиеся на свет с лишней хромосомой, на всю жизнь сохраняют способность самым искренним образом удивляться чудесам. Может быть, именно в этом кроется секрет той огромной увлеченности, с которой ребята часами без устали занимаются в театральной мастерской, а затем полностью, без остатка выкладываются на сцене.

    За видимой графической четкостью постановки «Сон Алисы» – огромный труд режиссера и его воспитанников. Работа над новым спектаклем началась в октябре прошлого года. Два раза в неделю ребята приходят на занятия, каждое из которых состоит из нескольких частей и длится в общей сложности по три часа. Сейчас мастерскую посещают 28 детей и подростков с синдромом Дауна и их типично развивающихся сверстников. По словам Николая Ильницкого, 18 детей задействованы в новой театральной постановке, которая почти в три раза длиннее «Лукоморья» и продолжается полных 40 минут.

    «В спектакле без малого три десятка сцен, а это огромное количество мизансцен, позиций, движений, – рассказал Николай Ильницкий за несколько часов до премьерного показа. – Мы только к генеральной репетиции, состоявшейся накануне, собрали все части спектакля вместе. До этого осваивали материал через тренинги, которые помогают развивать внимание, воображение, эмоциональную память и память физических действий. При этом мы старались выбирать такие тренинги, которые нам пригодились бы в работе над спектаклем. Например, наблюдали за прохожими на улицах, изучали, у кого какие особенности походки, чтобы через внешние детали найти путь к характерам людей и использовать эти находки в нашей постановке. Параллельно мы работали над отдельными сценами спектакля: Подсказывали ребятам, какие жесты использовать, какие занимать позиции, чтобы не заслонить партнеров и понятно выразить свои эмоции. Это не просто бывает сделать и в трехмерном пространстве традиционной театральной сцены, а уж в двухмерной плоскости театра теней – и подавно. Поэтому мы старались дать нашим актерам арсенал возможных мизансцен, обозначали какие-то реперные точки, но при этом всегда следили за тем, чтобы оставалось пространство для импровизации. Насколько это получится – покажет премьера».

    Что ж, премьера позади, и теперь уже можно констатировать, что все получилось, как надо. У ребят вышло просто-таки завораживающее представление, наполненное тенью и светом, добром и волшебством. «Сон Алисы» – еще одно точное попадание в эмоциональный настрой зрителей и актеров, в неслучайное переплетение смысловых акцентов и символов. Это-то и позволяет Николаю Ильницкому сказать: «Мы делали спектакль по произведению Кэрролла, но о своем».

    Действительно, «своего», то есть созвучного проблемам интеграции особых людей в обычную жизнь, в сказке Кэрролла более чем достаточно. Вспомните, хотя бы, вот такую цитату из нее: «Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть». Или вот это: « “А где я могу найти кого-нибудь нормального?” — “Нигде, — ответил Кот, — нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально”».

    Конечно, для того чтобы использовать «Алису в стране чудес» в качестве основы театральной постановки, ее сюжет пришлось основательно изменить (по сценарию спектакля, Алиса спешит не на суд, а на бал Королевы), а от текста как такового практически отказаться. Помимо традиционных кэрролловских героев: Алисы, Чеширского Кота, Шляпника, Мартовского Зайца, Гусеницы, которая потом превращается в очаровательную бабочку, а также Королевы и ее свиты – в спектакле появляются совершенно неожиданные персонажи: Китайский Дракон, племя шаманов, Блоха, Леший и Ведьмочка.

    Основным инструментом передачи информации в спектакле является пластика, позволяющая понятно и увлекательно рассказать эту историю с помощью визуальных средств. Текст присутствует лишь в виде коротких пояснительных фраз, оформленных по образцу так называемых баблов из комиксов. Кроме того, в спектакле использованы музыкальные тексты – записи российской вокальной группы «Remake-Классики». Группа делает свои аранжировки без музыкальных инструментов, но мелодии и тексты сами по себе очень хороши, так что в спектакле эти аранжировки тоже несут определенную смысловую нагрузку.

    Таким образом, во «Сне Алисы», как и в любой другой работе в жанре театра теней, сливаются воедино элементы театральной постановки, графики и мультипликации. Возможно, именно поэтому он оказался так привлекателен для маленьких зрителей. Что же касается самих участников постановки, то для них привлекательность, а главное – польза такого увлечения однозначно не подлежит сомнению. Через театрально-игровое творчество получают развитие их эстетические чувства, эмоциональная отзывчивость, интеллектуальность, артистизм.

    Театр теней помогает стимулировать инициативу детей с синдромом Дауна, их фантазию, творческие способности. Он учит их участвовать в общем действии, общаться со сверстниками и взрослыми в различных ситуациях, творчески относиться к любому делу. В этом смогли убедиться и те, кто непосредственно работает в театральной мастерской, и специалисты Даунсайд Ап, со стороны наблюдающие за успехами своих выпускников, и родители «солнечных» актеров. А если бы кто-то в этом все же усомнился, ему можно было бы посоветовать вспомнить все ту же мудрую сказку Льюиса Кэрролла про Алису. Хотя бы - вот этот диалог Алисы и Королевы: «”Нельзя поверить в невозможное!” — “Просто у тебя мало опыта, – заметила Королева. – В твоем возрасте я уделяла этому полчаса каждый день! В иные дни я успевала поверить в десяток невозможностей до завтрака!”».