131

    В центре притяжения

    Малыш, Солнце и другие

    … Он мог по нескольку часов на пляже внимательно слушать, как волны терпеливо катают гальку. Иногда они, шипя, подползали к босым ножкам Назара. Он их осторожно подтягивал, вздыхал… Потом к Малышу подошла большая собака. Они переглянулись и стали дальше вместе наблюдать за солнцем, которого за горизонтом осталось уже чуть-чуть.

    Когда почти стемнело, отцу удалось увести Малыша с пляжа. Он не капризничал – это вообще не в его характере. Только что-то жестами пытался показать – мол, рано еще, давай останемся. А собака с сожалением провожала взглядом своего друга, но с места не сдвинулась, будто боялась, что ее место займут, – вдруг, когда завтра Малыш опять придет к морю, им негде будет вместе любоваться падающим за горизонт солнцем.

    В санатории Малышом его начали звать с первых дней. Этот «позывной» закрепился за четырехлетним Назаром, обладающим особым даром: где бы он ни появлялся со своим папой – на грязях, массаже, в фитобаре, на спортплощадке или просто во дворе санатория, – он всегда оказывался в центре внимания. Вернее – притяжения. Ребята от 5 и до 15 лет, проходящие здесь, в Сукко, лечение по курсовке, чуть ли не соревновались друг с другом за право почитать с Малышом сказку, погонять с ним мяч. Вечером, когда все процедуры уже позади, ребята с нетерпением ждали его на площадке около корпуса. Не дождавшись, бегали на второй этаж и стучали в дверь: «Дядя Вова, а Малыш когда выйдет?»

    С Малышом и его папой Владимиром Соболевским я также познакомилась в Сукко. И, как все окружающие, не смогла не влюбиться в этого шустрого карапуза. Раньше часто слышала про «солнечных» детей, а теперь поняла, почему их так называют. Малыш для меня стал примером всепобеждающей искренности и истинной любви. К солнцу, к морю, к жизни, к людям.

    Лучик мой ненаглядный

    В семье Соболевских в первых числах декабря 2012 года с нетерпением ждали появления на свет еще одного члена семьи. Две сестрички, Настя и Есения, спорили, как назовут братика. Решили – Назаром. И вот родился здоровый розовощекий карапуз. О том, что у ребенка синдром Дауна, узнали только спустя три месяца. Несмотря на заверения врачей, что мальчик здоров, его мама Елена Соболевская чувствовала, что с малышом что-то не так. А когда однажды старшая дочка, стоя над кроваткой братика, сказала: «Мам, а тебе не кажется, что у Назарчика губки немножко вовнутрь? И глазки у него не как у других детей…» – ее сердце сжалось.

    Первая реакция родителей на диагноз – слезы, паника. Затем – опустошение, потом – жалость к своему малышу и к себе заодно. Почему у нас? Почему он? За что?

    – Казалось, жизнь рухнула. Ведь рожали наследника, мужчину, продолжателя рода, – рассказывает Елена. – Сейчас даже неловко перед собой за эту первую внутреннюю реакцию. Потом с мужем быстро взяли себя в руки, прочитали много книг, изучили огромное количество рекомендаций специалистов.

    За эти четыре года мы не раз слышали вопрос – зачем было рожать? Миллион раз нам говорили, что такие дети необучаемые, что это ярмо на всю жизнь. Пусть что хотят, то и говорят. Наш Назарчик – самый лучший малыш на свете. А знаете, какой он отзывчивый? А как он любит животных? Он – настоящий лучик солнца, который каждый день освещает нашу жизнь, наполняет ее добром и теплом.

    На этих словах мамы Назар, до сих пор внимательно слушавший наш разговор на руках отца, выскользнул и посеменил к кухонной мойке. Деловито пододвинул табурет, вскарабкался на него, включил воду. Посуду Назар мыл очень старательно. Каждую чашку намыливал, потом тщательно смывал и, стряхнув воду с посуды в раковину, ставил рядком на подставку. По-хозяйски так.

    – Еще он любит с сестренками лепить пирожки, – добавил папа. – Он раскатывает тесто, а девчонки укладывают в его заготовки начинку и лепят. Правда, потом вся кухня в муке и детей приходится отмывать от теста, но зато столько веселья!

    После заката будет рассвет

    Стоит зайти в Одноклассники на странички к Владимиру или Елене Соболевским, как становится очевидным, что синдром Дауна для них является лишь данностью, но никак не приговором. Любовь и гордость за своего малыша – в каждой фотографии. Вот Назар совсем маленький, вот он в ванночке плещется, с игрушками возится, а здесь первый раз улыбнулся, тут – делает первые шаги. В море купается, с отцом в горы поднимается, лепит с сестренками пирожки… Вся его маленькая жизнь – как на ладони.

    Лабинск – город маленький. Владимир вспоминает, что, когда разместил на страничке первые фото сына, некоторые «друзья» были очень возмущены его «поведением». Как можно хвастаться проблемным ребенком, выставлять его на всеобщее обозрение?! Володя просто удалил таких комментаторов из списка друзей, а фото на страничке стало еще больше.

    А малыш тем временем рос и развивался. Первые слова – мама, папа, баба – сказал в год, как большинство обычных детей. А потом замолчал. Когда Назару был год с небольшим, ему сделали серьезную операцию. К тому времени у него обнаружили три порока сердца. Операция прошла успешно, но говорить он перестал. Сейчас ему четыре года, и он до сих пор молчит. Врачи ставят ему задержку психического развития. Но видели бы они, как он заправски управляется с техникой! Даже в чужом телефоне за секунды найдет нужные кнопки, отыщет мультик или игру. Маленькие пальчики как будто летают по клавиатуре. «Это он в меня!» – гордо говорит папа Володя. Соболевский-старший хорошо разбирается в компьютерах и прочей технике. Друзья и знакомые не боятся доверять ему свои гаджеты. Владимир верит, что сможет передать свой опыт сыну.

    Семья Соболевских – самая обычная. Ходят на работу, сажают огород, растят детей. Такая же, как миллионы других российских семей. Лишняя хромосома, когда-то казавшаяся приговором, по сути, таковым не стала. Они просто любят своего солнечного Малыша и наполняют его жизнь новыми событиями и впечатлениями. В той же степени, как он наполняет их жизнь смыслом и терпением, а еще – способностью радоваться жизни во всех ее проявлениях. В том, что когда-нибудь Назар заговорит, Елена и Владимир не сомневаются – ведь он такой способный мальчик. А после заката, на который так нравится смотреть Назару, обязательно будет рассвет.

    Источник