117

    В Одессе готовят фильм о людях с синдромом Дауна

    В Одессе идет работа над фильмом «Ты где — я здесь», который рассказывает о жизни людей с синдромом Дауна в ночном городе. В главных ролях выступили, как отметил режиссер картины Максим Карасев, «обычные одесситы с дополнительной хромосомой». Все они – подопечные одесской благотворительной организации «Солнечные дети», в которую входят 35 семей, воспитывающих детей с синдромом Дауна.

    Цель авторов проекта — стать участниками документальной секции одесского международного кинофестиваля, чтобы донести до широкой аудитории мысль о необходимости включения людей с синдромом Дауна в общество в качестве его полноценных членов. Интересно, что изначально речь шла о создании социального ролика о жизни детей с синдромом Дауна, однако познакомившись с детьми, режиссер решил сделать полнометражный документальный фильм.

    Съемки проходили в течение одного вечера и одной ночи. Пять съемочных групп отправились с нашими героями в различные места. Кто-то отправился в ресторан, другие – в ночной клуб, у кого-то было романтическое свидание или прогулка по ночному городу. Всего пять историй, от которых замирает сердце. А потом все участники собрались на Приморском бульваре для съемок финального эпизода. По словам режиссера, начинающие актеры справились с задачей даже лучше, чем профессиональные. Ребята очень ответственно подошли к работе, операторам было с ними очень комфортно работать.

    Вот как прокомментировал порталу Культурометр идею фильма режиссер Максим Карасев: «Мы снимаем их на разных локациях в ночное время, чтобы заявить об их правах на ночную жизнь в городе. Это фильм-фантазия на тему «как все было бы, если бы…». Представим большой организм и назовем его обществом. У него могут быть фантазии. Представим, что этот организм-общество мечтает о том, чтобы все его клетки-люди имели возможность жить одинаково. Но эта утопия существует в мире, разделенном полуночью. Чем ночной город отличается от дневного? Ночью каждый в большей степени рассчитывает на себя, чем на других. Человек с синдромом Дауна в ночном городе не выживет. Поэтому ночная жизнь для такого человека ─ это, в первую очередь, поиск друзей и просьба о помощи. Замечают ли это окружающие? Осознают ли это сами люди с синдромом Дауна? Понимает ли хоть одна сторона в этом конфликте, какой узел противоречий скрывается за простой фразой: быть другим и быть одному?»