146

    В Пензе начали готовить специалистов для инклюзивного образования

    Все больше школ и детсадов открывают свои двери для особенных детей. Но проблем, увы, не становится меньше. Как быть, если ребенок не успевает вместе со всеми читать, считать и даже по пути в столовую может потеряться? Как помочь особенному ребенку переступить порог дома?

    Выручила мама

    У Натальи Кудашевой трое маленьких детей, старшему Богдану - пять лет, Глебу - четыре, младшей Варе - два годика. Все они ходят в детсад в небольшом поселке Ленино в 30 километрах от Пензы. Мама разводит малышей по группам, а с Глебом не расстается. Они вместе завтракают, идут на прогулку, играют. Мама всегда рядом, так, чтобы ее было видно краешком глаза. Здесь она не просто мама, она - тьютер.

    Это сегодня Глеб почти ничем не отличается от сверстников, играющих в песочнице. А два года назад он был замкнутым и совершенно неконтактным. В полтора года мальчику поставили диагноз «аутизм».

    - Я по образованию педагог, поэтому знаю, что это не порок, а особенность развития. К таким детям нужен особый подход. Но не все это понимают. Запираться в четырех стенах нет смысла, тогда болезнь будет прогрессировать. Важно социализировать ребенка как можно раньше. Когда вышел закон, дающий родителям право выбирать для детей-инвалидов любую образовательную организацию, мы решили им воспользоваться и водить Глеба в обычный детсад, - рассказывает Наталья Кудашева.

    Но это оказалось непросто. Ни воспитатели, ни родители других детей не были готовы принять чужого ребенка да еще со странностями.

    «Маша, не садись рядом с новеньким мальчиком, а то зашибет», - шепотом советовала мама дочке в раздевалке.

    Хотя Глеб совершенно не агрессивный, от своего недуга он страдает сам больше, чем окружающие. По решению медико-социальной комиссии мальчику рекомендовали особую образовательную программу и сопровождение тьютера. Но такого слова в сельском детсаду никогда не слышали.

    «Если вам так хочется ходить в садик, оставляйте, няня присмотрит», - был ответ.

    Наталья не стала обивать пороги ведомств, а отправила обращение президенту России. И проблема решилась в три дня. Ее пригласили в сад работать тьютером.

    - На самом деле чудес не бывает и волшебной таблетки тоже, - говорит Наталья. - Успех любой реабилитации кроется в регулярных занятиях. От специалиста он зависит процентов на десять, остальное - работа родителей.

    В детсаду теперь рады, что у них осуществляются программы инклюзивного образования. Этим уникальным опытом гордятся, его масштабируют. Таких детей, как Глеб, только в Пензенской области несколько сотен. На новый лад аутистов принято называть "дети дождя", а еще есть солнечные дети, глухонемые, прикованные к инвалидным коляскам. Их в регионе около четырех тысяч, и все они хотят ходить в школу.

    За школьной партой

    Сегодня в Пензенской области обучаются 3811 детей с особыми возможностями здоровья, это 96 процентов от общего числа.

    - В 278 школах обучаются 1672 ребенка с ограниченными возможностями здоровья: с нарушениями речи, слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, задержкой психического развития, расстройствами аутистического спектра. На базе Губернского лицея для одаренных детей был создан центр дистанционного образования детей-инвалидов. В закончившемся учебном году в нем дистанционно обучались 156 человек, - пояснила специалист министерства образования Пензенской области Ирина Круглова.

    Обучение детей с инвалидностью в обычной школе предполагает организацию службы сопровождения, в которую входят педагоги-психологи, учителя-логопеды и другие узкие специалисты. Но их катастрофически не хватает. На всю область работают 145 психологов, им помогают еще 16 специалистов специально созданных профильных психолого-педагогических кабинетов. Логопеды есть далеко не в каждой школе - их 250 на всю область, учителей-дефектологов - 39, они в основном работают в школах-интернатах, а тьютеров - всего трое.

    Новая профессия

    - Большинство родителей хотели бы, чтобы их ребенок учился по месту жительства. Но школа к этому оказалась не готова. Закон приняли, а условия для его реализации и финансирования не прописали. В итоге каждая школа или детсад выкручиваются как могут, - говорит декан факультета профессиональной переподготовки Института регионального развития Пензенской области Галина Редя.

    Раньше дети с особыми образовательными потребностями занимались в коррекционных или специализированных школах, их никто не видел, с ними просто не сталкивались. Хотя это совсем не означает, что там плохо. Специализированная школа для глухих и слабослышащих детей в Пензе до сих пор пользуется авторитетом. В ней есть необходимое оборудование и специалисты. Они способны дать ребенку намного больше, чем учитель в обычной школе. Также пользуются спросом услуги специализированных школ и профессиональных учебных заведений для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

    Для детей с расстройствами аутического сектора, синдромом Дауна или с редкими заболеваниями подобных специализированных учебных заведений нет. Учиться вместе с олигофренами им не хочется. Но и обычная школа к встрече с ними не готова.

    - Есть школы, где таких деток много, там уже создана материально-техническая база, накоплен педагогический опыт, но их можно пересчитать по пальцам руки. Чтобы обучаться в обычной школе, ребенку-инвалиду можно пройти медико-педагогическую комиссию, которая ставит диагноз и прописывает образовательный маршрут, по какой программе вести обучение, какими навыками, умениями он должен овладеть. В этом случае родители смогут спросить с учителей за результат. Но часто они сами боятся постановки диагноза, идут в школу на общих основаниях. Тогда может случиться так, что ребенок будет один сидеть за последней партой и к концу обучения в начальной школе не научится ни читать, ни писать. Учителя не вправе ставить диагноз. Они могут признаться, что не знают, как работать с таким ребенком, когда в классе еще 30 человек, и будут правы, - говорит Галина Редя.

    Обучение детей с особенными возможностями здоровья и инвалидностью нуждается в особой службе сопровождения - это команда специалистов: учитель или воспитатель, логопед, дефектолог, психолог, тьютер. В Институте регионального развития скоро состоится первый выпуск 11 слушателей по программе профессиональной переподготовки «Тьютер в системе инклюзивного образования». Наталья Кудашева станет одной из них. Когда Глеб закончит детсад, она готова перейти вслед за ним на работу в школу и надеется, что для этого больше не придется беспокоить президента. А накопленным опытом готова поделиться с другими семьями.

    Источник