199

    Всё как в бизнесе

    Благотворительный фонд «Даунсайд Ап» за двадцать два года пережил два кризиса и помог десяти тысячам трёмстам семьям с подростками и молодыми людьми с синдромом Дауна. Благотворительным фондом «Даунсайд Ап» директор управляет как компанией. Может быть, поэтому организация пережила все кризисы?

    — Иногда считают, будто некоммерческие фонды и организации существуют по каким-то своим законам. И вообще: «Ау, у них есть гранты!» — говорит директор БФ «Даунсайд Ап» Анна Португалова. Время для общения с журналистом она нашла быстро — раздвинула график.

    — Конечно, у НКО мощная специфика. Мы всегда думаем о социальных результатах, которые производим. Остальное строится по бизнес логике: чёткое целеполагание, чёткий план и постоянный анализ.

    ОТ ФОНДОВЫХ К ФОНДУ

    К началу нулевых Анна, специалист фондового рынка, устала от трейдеров и акций. Миру капитала она отдала шесть лет. На седьмой увидела объявление: благотворительный фонд ищет финансового директора. О синдроме Дауна Анна знала мало, но прежняя работа надоела до зубовного скрежета, а тут люди с горящими глазами. С тех пор вместе с фондом она переживает каждый сложный период. Впервые навыки кризис-менеджера понадобились в 2009.

    — До того кризиса мы каждый год наблюдали, как всё больше семей обращаются к нам за помощью. В 2008 их было тысяча девяносто, в следующем году — уже в полтора раза больше. Мы вели групповые и индивидуальные занятия, вышли в интернет, оказывали психологическую, педагогическую, социальную поддержку — и всё абсолютно бесплатно. У нас появилось своё здание. Мы взяли новых педагогов. В штате было человек сорок — собирались расширять направления. И тут — кризис. Наш бюджет упал сразу на двадцать процентов.

    Накануне идеального шторма в «Даунсайд Ап» проводят сакральный обряд. Стратегическое ядро фонда (люди, которое принимают решения) закрываются в кабинете и думают. Что уже поменялось в мире и что скоро будет меняться? Это первое. Второе: что важно сохранить и от чего пока можно отказаться? Если о том, что убрать в долгий ящик, спорят, то сохраняют всегда команду, компетенции.

    — Тема поддержки людей с синдромом Дауна слабо развита в нашей стране и сейчас, —объясняет Анна. — А двенадцать лет назад найти квалифицированные кадры было нереально. Например, консультировать на форуме «Даунсайд Ап» сможет только специалист, отработавший в фонде минимум пять лет.

    — Не будет этих людей — не будет поддержки семьям с особыми детьми. Поэтому, чтобы не увольнять сотрудников, мы законсервировали расходы и притормозили расширение очных услуг, — говорит Анна спокойным голосом финансиста, который временно победил в себе трепетного благотворителя. — Потом мы задумались: а что предложим взамен? В воздухе висел вопрос: как поддерживать больше семей, а денег тратить меньше? Очные занятия — дорого и рассчитаны на маленькие группы. Педагоги стали развивать интернет-форум удалённой помощи. Работал он так: одна тема — одна семья. В сети обсуждали частные проблемы, где не было щекотливых нюансов. Рекомендации специалистов лежали в открытом доступе. Их читали семьи, плюс коллеги из других НКО перенимали опыт «Даунсайд Ап». Отдельные темы набирали тысячи просмотров. Это подтверждало: фонд верно шагнул в интернет. Ранний уход в виртуал приносит плоды до сих пор. В самоизоляции его «урожайность» ещё выросла: «Даунсайд Ап» полностью перешёл в онлайн. Появились разные дистанционные форматы: родители с детьми с синдромом Дауна выполняют задания дома, снимают процесс на видео и отсылают куратору. Сотрудники фонда на связи с семьями в Вотсапе и Зуме каждый день — кризис надвигается, процесс не прекращается.

    ВЕДЁТСЯ ПОИСК

    В бизнесе говорят: кризис — время возможностей. В том смысле, что с рынка уходят слабые, а кто рук не опустил и в новой ситуации сориентировался, живут и процветают. С 2009 года «Дунсайд Ап» занялся тем, что дельцы называют диверсификацией источников финансирования, а фонд — поиском новых благотворителей. Развивать решили частный фандрайзинг. Раньше к нему обращались постольку поскольку. — Наша тема непонятна обществу, — говорит Анна. — Её сложно сравнивать с острой адресной помощью. Ребёнку требуется операция. Нужно собрать средства, иначе он умрёт, а если я денег дам — выживет. В случае с синдромом Дауна непросто даже объяснить — а зачем вообще помогать. Это же не болезнь, это на всю жизнь. Долгое время «Даунсайд Ап» искал крупных корпоративных доноров. Найти общий язык с несколькими компаниями проще, чем с тысячей человек. Но в кризис у компаний тоже трудные времена. Они режут расходы за счёт благотворительности.

     

    В 2009 году вопрос о частных донорах встал ребром. Искали их на разных площадках, среди разной аудитории. Провели совместную акцию со «Сбербанком» — охватили его клиентов. Открыли блог в популярном тогда «Живом журнале» — попали на глаза сетевому сообществу. Привлекали публичных людей, с ними — их поклонников. «Даунсайд Ап» использовал любую возможность мелькнуть и обратить внимание на свою тему. В итоге поток средств вырос даже на фоне кризиса. Этим путём НКО идёт и в 2020 году.

    — Даже символические суммы в значительных объёмах — это более надёжная опора, чем корпоративный донор. Когда ты рассчитываешь на крупное пожертвование, а компания попадает в кризис и не может ничего дать, ты резко теряешь всё сразу, — объясняет Анна. Инвесторы и бизнесмены в таких случаях говорят: «Не клади яйца в одну корзину».

    НЕ МОЛЧАТЬ

    По мнению Анны Португаловой, главный навык директора благотворительной организации — коммуникативный, умение договариваться и убеждать. В кризис разговаривать придётся много и сразу со всеми: донорами, сотрудниками, родителями и обществом. Чем раньше начнётся взаимодействие, тем лучше. Потом всех парализует страх перед происходящим. — Когда ситуация только развивается, я быстро звоню и пишу попечителям фонда и крупным долгосрочными донорам: «Мы есть, мы продолжаем и нуждаемся в помощи больше прежнего. Если не деньгами, чем ещё вы можете нас поддержать?». Сейчас новых благотворителей привлекать сложно. Ты идёшь к тёплым, близким партнёрам. Они лояльные, уже твои.

    А чем доказать донорам, что актуальность фонда в кризис растёт? В 2009 году за аргументами директор «Даунсайд Ап» обратилась к родителям. Самые инициативные создали актив, который общался со СМИ, рассказывал о фонде, участвовал в фандрайзинговых акциях. Доноры вживую видели лица людей, которым помогают. «Даунсайд Ап» обрёл новый голос — благополучателя.

    Спустя одиннадцать лет этот инструмент не устарел. Теперь руководство убедило подключиться к фандрайзингу педагогов. Они собирают обратную связь от семей, с которыми общаются онлайн, просят снять видеоблагодарность. Материалы, подтверждающие нужность фонда, распространяют через соцсети, сайт, рассылки.

    — В кризис необходимо мощно рассказывать людям, что продолжает делать фонд, как он реагирует на изменения и в чём нуждается, — убеждает Анна. И снова как в бизнесе: рекламируй себя, когда остальные прижали уши, иди в противоход — и люди к тебе потянутся.

    ВМЕСТЕ

    — Двенадцать лет назад было туго, сильный спад пожертвований. Две тысячи двенадцатый и тринадцатый тоже были годы сложные. Две тысячи пятнадцатый для нас оказался непростым. Последние несколько лет — тоже, — когда слушаешь Анну Португалову, ощущение, что благотворительный фонд «Даунсайд Ап» не вылезает из кризисов. С другой стороны, он существует двадцать два года, помог десяти тысячам семьям и всё преодолел.

    — Строить процессы управления и деятельности, отношения в коллективе, рулить финансами я научилась на фондовом рынке, — говорит Анна. — Если сравнивать НКО с бизнесом, мы в выигрыше: к нам приходят люди с некоммерческой мотивацией. Мы смотрим, чтобы все, кто попадают в команду, горели миссией. У нас это помощь семьям и ребятам с синдромом Дауна. В кризисы люди объединяются вокруг этой цели. Сейчас объявлены нерабочие дни. Любой сотрудник имеет право сказать: «Я не могу работать, а вы мне платите зарплату». Но в нашем коллективе никто так не сделал. Я просто обратилась ко всем: «Друзья, ситуация вот такая. Вы сами знаете, семьям тяжелее, чем нам. Им по-прежнему нужна наша помощь. Я продолжаю работать и вас призываю. И да, нас ждут тяжёлые времена, но мы надеемся, что выживем. Мы будем за это биться».

    Источник: «СиД. Журнал для специалистов сферы семейного устройства и профилактики социального сиротства» № 2 (10) июнь 2020
    Авторы: Анна Гурьянова, редактор, журналист \Елена Максимова, журналист