Главная / Электронная библиотека / Не нужно инвалидизировать детей в своей голове
Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
406

Не нужно инвалидизировать детей в своей голове

Описание:

Галия Бубнова воспитывает 12 детей - кровных и приемных. Она рассказала легко ли далось решение принять в семью детей с синдромом Дауна, как растут дети в инклюзивной среде и как в семье готовят их к самостоятельности.
“До того, как в семье появились первые приемные дети, я уже 5 лет работала в сфере семейного устройства, в службе сопровождения замещающих семей. Поэтому можно сказать, что в приемное родительство я пришла из профессиональной деятельности.

Когда пришло понимание, что мы хотим взять детей из детского дома, я и мой муж пошли в специальную школу для приемных семей. В этот период мне позвонила знакомая приёмная мама, которая занималась семейным устройством детей. Она сказала, что есть хорошие девочки, и мы поехали знакомиться. Первое знакомство прошло хорошо, девчонки сразу пошли на контакт, а мы сразу приняли их в семью, не подбирая по росту, возрасту, цвету глаз, кожи. Это было совершенно не важно.

Нашим первым особым ребёнком была девочка Соня, у нее синдром Дауна. Мы приняли её в семью в возрасте 4 лет. На тот момент у нас уже было семеро детей, и мы думали, сможем ли мы понять особого ребёнка? Мы не были уверены, что справимся, особенно с воспитанием детей с ментальными нарушениями. И все же мы решили попробовать.

f37c1613-f296-445a-aa79-9b8322261011.jpg


Пообщались с семьями, где есть особенные дети, изучили особенности воспитания. Когда проходили курс для родителей, воспитывающих особых детей, познакомились с Соней. Я очень рада, что именно она стала нашим первым ребёнком с синдромом Дауна, ни капли не жалею об этом решении. Соня стала для нас неким проводником в мир особенных людей.

Когда Соня появилась в нашем доме, мы увидели, что это совершенно чудесная девочка. Да, она с характером, упертая, но при этом очень интересная и яркая личность. Именно Соня повлияла на то, что в нашей семье сейчас несколько особенных детей. Благодаря ей мы буквально влюбились в детей с синдромом Дауна.

Все наши дети с синдромом Дауна катаются на лыжах, кроме одной. Танюшка решила, что это не ее. Поэтому, когда все встают на лыжи, она просто на "плюшках" катается рядом. Благодаря детям мы с мужем тоже стали занимаемся лыжами.

Помимо спортивных секций, наши дети занимаются с психологами, логопедами. У нас есть свой дефектолог, который приходит домой, и мы потихоньку все вместе в игровой форме развиваем детей.

Девочки ходили в обычную группу детского сада. На мой взгляд инклюзия приносит большую пользу, но только если у ребёнка нет поведенческих проблем. Если проблемы есть, то здесь инклюзия может навредить как особенному ребенку, так нормотипичным детям. Я считаю, что в этих случаях не нужно мучить ни тех, ни других. У моих детей таких проблем не было. Заведующая приняла мою позицию. Девочки ходили в группу на год-два младше своих сверстников – им так было легче влиться в коллектив.

e1d9ed2c-5939-4e8d-9d48-958026b0339c.jpg


В школе они также учились вместе со всеми детьми. Поначалу школа противилась – это же дополнительная нагрузка и ответственность, но я мама упертая.

Когда было общее собрание родителей перед началом учебного года, я выступила со словами: "Вашим детям очень повезло, потому что они будут учиться в классе с особым ребёнком, с синдромом Дауна. Повезло, потому что они вырастут чуть другими – добрее, душевнее, научатся понимать людей, не похожих на них.

Наша Соня – классная девчонка, и для нее такое общение тоже будет полезным – она будет общаться и учиться среди нормотипичных детей в среде, в которой ей в дальнейшем предстоит жить". Меня услышали и действительно дети в школе отлично ладят, здесь инклюзия хорошо выстроилась.

Не нужно инвалидизировать таких детей в первую очередь в своей голове. Нужно показать ребенку, что он может быть самостоятельным. Вовремя отойти в сторону и дать ему возможность сделать что-то самому: одеться, отнести тарелку, убраться в своей комнате. Возможно, где-то будет не идеально, и я потом потихоньку за ним уберу. Но у него в голове сформируется понимание, что это я сам сделал, и в дальнейшем ребенок будет увереннее в себе.

Конечно, можно постоянно опекать ребенка, но какой в этом смысл, как они тогда будут развиваться? По крайней мере у нас в семье такой подход, мы создаем среду, которая должна помочь нашим детям стать самостоятельными.

На данный момент самому старшему нашему ребенку с синдромом Дауна 12 лет. Некоторое время назад мы вместе с другими мамами особых детей ездили в гости в центр сопровождаемого проживания. Это тренировочное общежитие, где люди с особенностями, в том числе и с синдромом Дауна, учатся самостоятельности. И у меня здесь возникла идея - пройти совместные курсы для родителей особых детей, где нас обучат как правильно взаимодействовать и подготовить таких детей к самостоятельности.

В нашей семье сейчас девять приемных детей до 18 лет. Часть ребят уже подростки, а нашим девчонкам с синдромом Дауна от 5 до 12 лет. Трое кровных детей уже взрослые.

b3a8c096-2a00-4671-a481-47fa063b13fe.jpg


Одну девочку с синдромом Дауна, которая была под нашей опекой, мы вернули в кровную семью, убедив родителей, что с таким ребёнком можно жить. Ещё двоих детей вернули в кровную семью через семь с половиной лет нахождения в нашем доме - помогли их маме восстановиться в правах с хорошим исходом. Мы поддерживаем связь и с родителями, и с детьми и знаем, что у них все хорошо.

Похожие материалы