Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    2646

    Произвольная регуляция при синдроме Дауна

    Описание:

    Обзор зарубежных и отечественных научных исследований, посвященных сложностям, которые испытывают дети с синдромом Дауна с целеполаганием, выстраиванием последовательности действий, планированием. Вниманию читателей предлагается краткое знакомство с публикациями, в которых анализируется связь таких проблем с работой определенных функциональных структур мозга. Высказывается мнение, что дальнейшее развитие этой научной проблемы должно идти по пути создания специальных программ, направленных на формирование произвольной регуляции у детей с синдромом Дауна, а также образовательных и социальных сред, оптимальных для развития данной способности.

    Журнал «Синдром Дауна. XXI век» стремится держать своих читателей в курсе последних научных открытий, а также практических наработок специалистов в области синдрома Дауна. В последние годы отмечается рост исследований, посвященных одной из проблемных сторон развития людей с синдромом Дауна — сложностям с целеполаганием, выстраиванием последовательности действий, планированием. Появляются публикации, в которых анализируется связь таких проблем с работой определенных функциональных структур мозга. Специалисты относят произвольную регуляцию (управляющие функции) к процессам высокого уровня, чья задача состоит в организации других, базовых процессов. Таким образом, они выделяются и как самостоятельные функции, и как включенные во многие формы поведения и психические процессы. Исследованию этих вопросов посвящен ряд работ отечественных ученых: Т. В. Ахутиной, А. В. Семенович, Л. С. Цветковой, Е. А. Логиновой, Ю. В. Микадзе. Они указывают что своевременное и гармоничное формирование произвольной регуляции является существенным аспектом нормального развития в раннем возрасте, а также критерием степени готовности ребенка к выполнению различных видов деятельности, в том числе учебной.

    Применительно к детям с синдромом Дауна вопросы влияния произвольной регуляции деятельности в последние годы оказались в поле внимания известных зарубежных ученых Деборы Фидлер, впервые описавшей профиль психомоторного развития при синдроме Дауна, и Лайзы Даунхауер из университета штата Колорадо. В 2011 году совместно с Элизабет Уилл они опубликовали обзор исследований на тему связи произвольной регуляции и навыков планирования у детей раннего возраста с синдромом Дауна [10]. Начали появляться первые исследования, касающиеся влияния произвольной регуляции на социализацию и трудоустройство взрослых людей с синдромом Дауна [16]. В данном обзоре мы сосредоточимся на анализе произвольной регуляции у детей школьного возраста с синдромом Дауна.

    В зарубежной литературе понятию «произвольная регуляция» соответствует понятие «функции программирования, регуляции и контроля деятельности», или «управляющие (или исполнительные) функции» (executive functions)[1]. Это понятие восходит к работам А. Р. Лурии, одного из основателей нейропсихологической науки. Напомним, что согласно его теории системной и динамической локализации высших психический функций мозг может быть условно разделен на три основных блока, один из которых, третий, — блок программирования, регуляции и контроля высших психических функций и поведения. «Человек не только пассивно реагирует на доходящие до него сигналы, — писал А. Р. Лурия. — Он создает замыслы, формирует планы и программы своих действий, следит за их выполнением, регулирует свое поведение, приводя его в соответствие с планами и программами; он контролирует свою сознательную деятельность, сличая эффект действий с исходными намерениями и корригируя допущенные ошибки» [4, p. 135]. На важности этих функций делает акцент и известный американский психоневролог М. Д. Лезак: «Управляющие функции — сердце всех социально полезных, увеличивающих личное благополучие, созидательных и творческих занятий» [13, р. 98].

    В изучении произвольной регуляции важным является выяснение вопроса о том, какие компоненты входят в ее состав. Большинство зарубежных исследователей сходятся на том, что произвольная регуляция может быть лучшим образом понята как «зонтичный» термин, объединяющий ряд связанных между собой компонентов [5]. Число выделяемых компонентов колеблется от 2 до 6. Но анализ большого числа исследований выявил, что в основе произвольной регуляции лежат три фактора: торможение (inhibitory control), рабочая память (working memory) и когнитивная гибкость или переключаемость (cognitive flexibility or shifting). Торможение подразумевает сопротивление привычкам, соблазнам или отвлекающим факторам, рабочая память — удержание в уме и использование информации, когнитивная гибкость — приспособление к изменениям. Именно эти компоненты способствуют планированию и целенаправленному поведению [19, р. 198].

    Рассмотрим роль произвольной регуляции в школьном обучении. В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте происходят прогрессивные изменения в формировании произвольной регуляции деятельности. Особую роль уровень сформированности произвольной регуляции играет в младшем школьном возрасте. Этот возрастной период характеризуется бурным развитием произвольных форм деятельности [6]. Ситуация школьного обучения требует от ребенка высокого уровня произвольности: умений подчинять свое поведение требованиям учителя, усваивать и удерживать программу деятельности в памяти, контролировать ее выполнение. Школа создает повышенную нагрузку на нервную систему и психическую сферу ребенка, требуя мобилизации психической активности в связи с адаптацией к повышенным требованиям, с кризисом развития и сменой ведущей деятельности [2]. В этих условиях слабые, недостаточно сформированные и закрепленные составляющие психических функций оказываются уязвимыми и подверженными декомпенсации в первую очередь, что приводит к нарушениям адаптации и проявляется в виде школьной неуспеваемости и отклонений в поведении ребенка. Процесс обучения в школе, как его определяют Фидлер и Даунхауэр, подразумевает «способность учащегося выполнять функциональные действия, которые поддерживают академические и связанные с ними социальные аспекты образовательной программы или позволяют участвовать в ней» [11, p. 168]. Примеры таких действий включают использование материалов, относящихся к учебной деятельности (ручки, карандаши, книги и др.), перемещение по школе, самообслуживание и удовлетворение личных потребностей, просьбы о помощи, когда это необходимо. Важно понимать отличие перечисленных видов деятельности от академических аспектов школьного образования — занятий в классе и дома, ориентированных на приобретение знаний в конкретных областях, таких как чтение, письмо, математика и др.

    Что же касается детей с нарушениями в развитии, в нашем случае детей с синдромом Дауна, то понимание закономерностей и особенностей их поведения в школе может иметь решающее значение, поскольку эффективное вовлечение в школьную среду служит основой для их обучения. Пока об особенностях влияния произвольной регуляции на обучение детей с синдромом Дауна в школе известно мало. Однако исследование этого влияния важно для разработки целенаправленной, основанной на фактических данных программы ранней помощи, способствующей лучшему развитию навыков, необходимых школьникам.

    Американские ученые Лайза Даунхауэр, Дебора Фидлер и Элизабет Уилл провели в 2014 году исследование профиля функционирования детей с синдромом Дауна в школе по трем параметрам: вовлеченность, использование поддержки при выполнении задач и эффективность приложенных усилий. В исследовании применялись различные виды инструментов: опросник BRIEF-P (Behavior Rating Inventory of Executive Function — Preschool Version), шкала оценки устной и письменной речи (Oral and Written Language Scale, OWLS), индивидуальный невербальный тест интеллекта (Leiter International Performance Scale-Revised) и шкала оценки выполнения учащимся задач, необходимых для успешного освоения академических и социальных аспектов школьной жизни (School Function Assessment).

    Множество исследований указывает на несовершенство лабораторных тестов из-за их низкой экологической валидности, поэтому, помимо тестовой диагностики, в настоящее время широко внедряются методы наблюдения, использующие опросники или специальные карты. Из «экологичных» методов диагностики произвольной регуляции наиболее распространены структурированные опросники, предназначенные для оценки поведения ребенка в естественной среде (в школе или дома). Они адресованы, соответственно, учителям или родителям. До недавнего времени в исследованиях произвольной регуляции у людей с синдромом Дауна использовался исключительно лабораторный подход: люди выполняли действия в контролируемых условиях окружающей среды, которые не обязательно отражали условия повседневной жизни. Чтобы разрешить эту проблему, профессор Вашингтонского медицинского университета Жерар Джойя и его коллеги разработали опросник BRIEF, направленный на оценку произвольной регуляции. Российские ученые Е. Ю. Горина и Т. В. Ахутина, проявившие большой интерес к этому опроснику, подробно описали его структуру в своей работе «Оценка функций программирования и контроля у первоклассников: нейропсихологическое обследование, анализ ошибок на письме, опросник BRIEF» [1].

    В исследовании приняли участие 26 детей с синдромом Дауна, их средний возраст составлял 7,8 года. В целом учащиеся с синдромом Дауна в данном исследовании продемонстрировали сильные и слабые стороны как по параметру использования поддержки при решении задач, так и по параметру эффективности приложенных усилий. Из опросников, заполненных учителями, следовало, что детям требуется меньше помощи для решения задач, основанных на моторных навыках, чем для задач когнитивно-поведенческого характера. Задачи, основанные на моторных навыках, такие как поддержание и изменение положения тела («поддерживает адекватную позу для сидячей работы во время занятий в классе»), передвижение («входит в класс и занимает место, не сталкиваясь с препятствиями/людьми»), еда и питье («перемещает пищу из контейнера для еды / тарелки в рот с помощью вилки или ложки») и перемещение по лестнице («ходит вверх и вниз по лестнице с обычной скоростью, держа в руках какие-либо предметы»), были среди тех, баллы по которым по шкале оценки навыков поведения в школе были у учащихся с синдромом Дауна наиболее высокими.

    Учителя сообщили, что некоторые проблемы в области эффективности приложенных усилий в задачах, основанных на моторных навыках, у учащихся были. Это проблемы, связанные, например, с навыками самообслуживания («вытирает нос», «своевременно посещает туалет», «снимает свитер», «ухаживает за обувью»). Другими проблемными областями оказались когнитивно-поведенческие задачи, связанные с памятью и пониманием («показывает, что помнит, где хранятся материалы», «демонстрирует понимание двухступенчатых указаний или инструкций») и использованием материалов («намазывает бумагу клеем и кладет сверху другой лист бумаги, чтобы приклеить его», «кладет бумагу в папку-конверт»). Обе эти области имеют прямое отношение к произвольной регуляции, включающей в себя рабочую память и навыки планирования, которые были выявлены в качестве проблемных в повседневной жизни детей с синдромом Дауна.

    Понимание проблемных для детей с синдромом Дауна областей имеет огромное значение для разработки и осуществления специальных и коррекционно-развивающих программ. Во-первых, примечательно, что один из самых низких показателей был в области безопасности деятельности, в которую входят такие утверждения, как «не берет в рот предметы», «распознает несчастный случай или чрезвычайную ситуацию и сообщает об этом учителю или другому взрослому» и «распознает опасные районы и ситуации и соответствующим образом корректирует свое поведение». Понятно, что улучшение поведения, связанного с безопасностью, и содействие повышению компетентности и осведомленности в этой области крайне важно для успешного школьного обучения детей с синдромом Дауна.

    В дополнение к приоритетной области безопасности преподаватели выявили наибольшие трудности в эмоциональной регуляции поведения (например, «умение справиться с фрустрацией при возникновении сложностей со школьными заданиями», «принятие неожиданных изменений в рутинных заданиях»), в следовании социальным соглашениям («поддерживает соответствующие социальные/физические границы, сидя/стоя на соответствующем расстоянии от другого человека», «спрашивает разрешение в ситуациях, когда это ожидается») и в позитивном взаимодействии («соблюдает очередность в групповых взаимодействиях», «слушает / фокусирует внимание, когда другие в группе говорят»). Эти проблемные моменты позволяют предположить, что самоконтроль и регулирование поведения являются областями, которые могут ухудшить различные аспекты школьной жизни учащихся с синдромом Дауна, а улучшение результатов в этих областях, скорее всего, будет способствовать общему росту их вовлеченности в различные виды школьной активности.

    Вкратце выводы, сделанные авторами обсуждаемого исследования, можно представить следующим образом:

    1. В данном исследовании дети с синдромом Дауна школьного возраста продемонстрировали, что они нуждаются в меньшей поддержке и более успешны при выполнении задач, основанных на моторных навыках, в отличие от задач когнитивно-поведенческого характера.

    2. Несмотря на то что участники исследования нуждались в меньшей поддержке при выполнении задач, основанных на моторных навыках, показатели по шкале оценки академической успеваемости и социальной адаптации в школе все же были ниже возрастных нормативов. Наиболее сложным для этой группы оказалось использование компьютера и некоторого другого оборудования, а также письменная работа.

    3. Учащиеся продемонстрировали наибольшие проблемы по следующим показателям из социально-коммуникативной сферы: соблюдение социальных условностей, функциональная коммуникация, подчинение указаниям взрослых и школьным правилам, поддержание личной гигиены, успешное взаимодействие и безопасность.

    4. Данные учителями оценки произвольной регуляции оказались единственным статистически значимым предиктором успешности в сферах академической успеваемости и социальной адаптации в данной группе.

    Таким образом, произвольная регуляция играет важную роль в прогнозировании результатов академической успеваемости и социальной адаптации и является одной из основных целей при планировании вмешательства.

    Помимо этих описательных выводов авторами были проведены дополнительные исследования для определения того, какие области развития учащихся вносят наибольший вклад в академические и социальные аспекты школьного обучения.

    Последний из вышеуказанных выводов имеет два следствия. Во-первых, произвольная регуляция играет более заметную роль при освоении академических дисциплин детьми с синдромом Дауна, чем это считалось ранее. Во-вторых, улучшение произвольной регуляции может быть особенно полезно для их успешного участия во всех аспектах школьного обучения. Были обнаружены новые данные для описания профиля произвольной регуляции у детей школьного возраста с синдромом Дауна, его сильных и слабых сторон. Авторы данного исследования полагают, что в будущем разработка коррекционно-развивающих программ должна быть нацелена на эти проблемные для детей с синдромом Дауна области.

    Таким образом, изучение произвольной регуляции деятельности представляет собой перспективную и быстро развивающуюся область исследований. Значение произвольной регуляции для психического здоровья, образовательного и жизненного успеха детей с синдромом Дауна трудно переоценить. Дальнейшее развитие этой научной проблемы должно идти по пути создания специальных программ, направленных на формирование произвольной регуляции у детей с синдромом Дауна, а также образовательных и социальных сред, оптимальных для развития данной способности.

    Литература

     

    1. Горина Е. Ю., Ахутина Т. В. Оценка функций программирования и контроля у первоклассников: нейропсихологическое обследование, анализ ошибок на письме, опросник BRIEF // Культурно-историческая психология. 2011. № 3. С. 105—113.
    2. Корсакова Н. К., Микадзе Ю. В., Балашова Е. Ю. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. М. : Юрайт, 2017. 156 с.
    3. Кузичева Е. С. Особенности программирования, регуляции и контроля в двигательной, познавательной и изобразительной деятельности у дошкольников с задержкой психического развития // Специальное образование. 2011. № 4. С. 59—67.
    4. Лурия А. Р. Функциональная организация мозга // Естественно-научные основы психологии / под ред. А. А. Смирнова, А. Р. Лурии, В. Д. Небылицына. М. : Педагогика, 1978. С. 109—139.
    5. Семенова О. А. Проблемы исследования функций программирования, регуляции и контроля психической деятельности человека. Обзор литературы // Физиология человека. 2005. Т. 31, № 6. С. 106—115.
    6. Семенова О. А., Мачинская Р. И. Развитие произвольной регуляции деятельности у детей младшего школьного возраста // Вопросы практической педиатрии. 2007. Т. 2, № 6. C. 17—23.
    7. Confirmatory factor analysis of the Behavior Rating Inventory of Executive Function (BRIEF) in a clinical sample / G. A. Gioia et al. // Child Neuropsychology. 2002. Vol. 8, № 4. P. 249–257.
    8. Diamond A. Executive functions // Annual Review of Psychology. 2013. Vol. 64. P. 135–168.
    9. Diamond A. The early development of executive functions // Lifespan cognition: Mechanisms of change / E. Bialystok, F. Craik (Eds.). New York : Oxford University Press, 2006. P. 70—95.
    10. Daunhauer L. A. The early development of adaptive behavior and functional performance in young children with Down syndrome: current knowledge and future directions // International Review of Research in Developmental Disabilities. 2011. Vol. 40. P. 109–137.
    11. Daunhauer L. A., Fidler D. J., Will E. School function in students with Down syndrome // The American Journal of Occupational Therapy. 2014. Vol. 68, № 2. P. 167—176.
    12. Lezak M. D. Neurospsychological assessment. 3rd ed. Oxford University Press, 1995, 1026 p.
    13. Nadel L. Down’s syndrome: A genetic disorder in biobehavioral perspective // Genes Brain and Behavior. 2003. Vol. 2. P. 156–166.
    14. Profiles of everyday Executive Functioning in Young Children with Down Syndrome / L. A. Daunhauer et al. // American Journal of Intellectual and Developmental Disabilities. 2014. Vol. 119, № 4. P. 303—318.
    15. Strein W., Kuhn-McKearin M. Review of the School Function Assessment // Encyclopedia of Autism Spectrum Disorders / F. R. Volkmar (Ed.). New York : Springer, 2012. P. 2658—2662.
    16. Tomasewski B., Fidler D. J., Riley K. Adaptive behaviour, executive function and employment in adults with Down syndrome // Journal of Intellectual Disability Research. 2018. Vol. 62, Рt. 1. P. 41–52.
    17. Will E., Fidler D. J., Daunhauer L. A. Executive Function and Planning in Early Development in Down Syndrome // International Review of Research in Developmental Disabilities. 2014. Vol. 47. P. 77—98.
    18. Will E., Fidler D. J., Gerlach-McDonald B. R. Executive function and academic achievement in primary-grade students with Down syndrome // Journal of Intellectual Disability Research. 2017. Vol. 61, № 2. P. 181—195.
    19. Zelazo P. D., Carter A., Reznick J. S., Frye D. Early development of executive function: A problem-solving framework // Review of General Psychology. 1997. Vol. 1. P. 198—226.

    [1] Далее термины «функции программирования, регуляции и контроля деятельности», «управляющие функции», «исполнительные функции» и «функции произвольной регуляции деятельности» используются как синонимы.

    Похожие материалы