Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
535

«Школа Волшебства»: наши успехи – совсем не магия

Описание:

Интервью с Ольгой Поповой, руководителем АНО Центр содействия реабилитации и социальной адаптации для людей с синдромом Дауна и РАС «Школа Волшебства», – рассказ о том, как своими руками превратить мечту о качественном развитии особого ребенка в реальность. Опыт команды этого проекта – участие и победы в международных соревнованиях по художественной гимнастике, а также участие с собственными декоративными изделиями в больших профессиональных ярмарках.

Над названием своей будущей организации Ольга Попова – девушка с виду хрупкая, но на самом деле очень сильная и решительная – долго не раздумывала. Точно «школа», потому что здесь дети будут чему-то учиться. Но школа «волшебная», ведь дети с синдромом Дауна необычные, не как все – они добрые, отзывчивые, чудесные. Вот и получилось – «Школа Волшебства».

Сегодня АНО Центр содействия реабилитации и социальной адаптации для людей с синдромом Дауна и РАС «Школа Волшебства» – организация, в которой занимается более 60 детей. В копилке спортсменов участие и победы в международных соревнованиях, а изделия особых мастеров продаются на больших профессиональных ярмарках. Мы поговорили с Ольгой Поповой о том, как превратить свою мечту о качественном развитии ребенка в реальность, а также о многом другом.

– Ольга, мы в Даунсайд Ап знакомы с вами много лет. Вы были журналистом, создателем проекта «Другая Россия» – медиапортала, который рассказывает о жизни людей с особенностями развития и их семей. Как вышло, что вы организовали «Школу Волшебства»?

– Действительно, я много лет была журналистом, работала на телевидении, потом создала портал «Другая Россия». Моя дочь Анастасия – девочка с синдромом Дауна, так что мне самой хотелось углубиться в исследование этой темы и рассказывать про жизнь особых людей широкой общественности. С командой «Другой России» мы снимали репортажи о разных организациях социальной сферы и о семьях, в которых воспитываются особые дети. Тогда я свято верила в то, что самое главное – всех проинформировать, и от этого знания мир изменится к лучшему. Но постепенно мне стало ясно, что говорить можно бесконечно, но слова мало что меняют. Так сложилось, что в 2017 году мне довелось поработать в команде Специальной Олимпиады Москвы, мы организовывали спортивные мероприятия, и тогда я поняла, в каком направлении хочу двигаться. И ушла буквально в никуда – создавать «Школу Волшебства».

– Как написано на вашем сайте, «Школа Волшебства» создана по инициативе семьи Анастасии Поповой. Семья – это кто?

– Это я и моя мама Любовь Попова. Размышляя о будущей организации, мы решили, что самое правильное – заниматься тем, что нам самим близко, в чем мы являемся профессионалами и что одновременно может развивать особых ребят. Это спорт и ручное творчество. Спорт всегда был частью нашей жизни: мама – профессиональный тренер по художественной гимнастике, она и меня много лет тренировала. Я сама гимнастка, также имею тренерский опыт по карате. Мы обе любим ручное творчество, как себя помню, всегда что-то мастерили, еще я некоторое время занималась ювелирным делом. И началась «Школа Волшебства» именно с этого: в 2016 году мы открыли мастерскую по изготовлению бижутерии – буквально на собственной кухне.

2.jpg

– Всё начиналось на кухне, а сегодня у вас уже открыты «факультеты»: факультет спорта и факультет искусства. Но всё же ваша визитная карточка – это гимнастика, так?

– Думаю, да! Анализируя поле возможной деятельности, я увидела, что эта ниша в Москве свободна – никто не обучал детей с синдромом Дауна художественной гимнастике. Я вообще за то, что каждый должен заниматься своим делом, без злой конкуренции, переманивания детей. Нужно просто искать новые направления, в которых можно заявить о себе. Художественная гимнастика прекрасно подходит для всех детей с синдромом Дауна, акробатика тоже, единственное исключение – ею нельзя заниматься, если у ребенка есть атланто-аксиальная нестабильность шейных позвонков. Эти виды спорта не только улучшают координацию и гибкость, но комплексно воздействуют на человека: развивают силу воли, внимание и память, а также способность правильно реагировать на те или иные ситуации, расширяют общий кругозор ребенка и т. д. В 2018 году мы открыли небольшие экспериментальные группы: художественная гимнастика – для девочек, акробатика – для мальчиков.

– Как я понимаю, некоторые ребята занимаются для себя, как говорится, «для здоровья», а кто-то входит в состав профессиональной команды?

– Подобное разделение на любителей и профессионалов вполне естественно. По моим наблюдениям, когда родители только приводят ребенка на занятия, они почти никогда не думают о соревнованиях, их больше волнует здоровье. Но буквально сразу после первых соревнований появляются амбиции, желание добиваться результатов. Однако, чтобы выступать на соревнованиях, ребенок должен быть подготовлен. Мы разделяем детей на группы не по возрасту, а скорее по психофизическим данным. Бывает, что в одной группе тренируются дети 6 и 16 лет. Ведь ребята к нам приходят самые разные: у кого-то лишний вес, у кого-то двигательные нарушения, а многие просто никогда ничем не занимались, поэтому их приходится учить элементарным навыкам: как присесть, наклониться, подпрыгнуть.

– Ольга, расскажите про девушек – участниц сборной по художественной гимнастике. Как они попали в команду и как показывают себя на соревнованиях?

– Каждый год у нас проходит Кубок школы, в нем участвуют все воспитанники Школы по всем направлениям спорта, их оценивают сторонние судьи из разных клубов. Лучшие участницы направления «Художественная гимнастика» становятся членами сборной и выступают на соревнованиях. Сейчас в сборной по художественной гимнастике шесть девочек, от 10 до 18 лет. Все они занимаются в «Школе Волшебства» несколько лет. С этой командой мы представляем на соревнованиях не только свою организацию, но и Москву – в столице мы пока единственные. Художественная гимнастика для людей с синдромом Дауна в нашей стране – довольно новый вид спорта, но когда мы в прошлом году выезжали на чемпионат России, то встретили там достойных соперниц: команды из Санкт-Петербурга, Воронежа, Татарстана.

01.jpg

Наши девчонки прекрасно понимают, что они – настоящие спортсменки, но это означает одно: чтобы побеждать и получать медали, нужно много заниматься. Бывает, перед соревнованиями гимнастки тренируются пять раз в неделю, по три-четыре часа. У них вообще всё строго: мы требуем соблюдать диету, не пропускать тренировки, следить за своим внешним видом: прической, осанкой, общей гигиеной.

Сейчас многие девочки из команды вступили в период пубертата – со всеми сопутствующими сложностями. Мы вместе проживаем смены настроения, истерики на тренировках, видим изменения фигуры. Но мне нравится, что у девочек между собой очень хорошие отношения: они действительно одна команда, и хотя они могут иногда подсмеиваться друг на другом, но это в шутку, без злости. Такие отношения – результат длительной «притирки», бесед, совместных тренировок и выступлений.

– Вы проводите не только очные тренировки, но и занятия в онлайн-режиме. Кто к ним подключается?

– Как и многие другие организации, в период локдауна весной 2020 года мы начали проводить онлайн-тренировки для своих спортсменов, но быстро подключили к ним ребят из других регионов России и даже стран. Сейчас это наше параллельное направление работы, и мы видим в нем много плюсов: так мы можем приобщать к занятиям гимнастикой ребят, у которых такой возможности не было. Мы надеемся, что это не только поможет отдельным детям, но и станет толчком для развития гимнастики для людей с синдромом Дауна в разных городах нашей страны. Ведь когда ты показываешь, что это возможно, люди начинают подключаться, заражаются твоим интересом.

– В режиме онлайн теперь проходят не только тренировки, но и соревнования. Что вы думаете про такой формат?

Пожалуй, здесь есть и плюсы, и минусы. Наши гимнастки участвовали в нескольких международных онлайн-соревнованиях: в чемпионатах США (Cub Valentinoc, HUGS Virtual), в первенствах Японии (Sanix Open, Sanix Kids) и Мексики (Special Olympics Yokotan, International Friendship Cup Online Mexico 2021). Не уверена, что мы смогли бы легко организовать поездку на соревнования в эти страны, если бы они проходили в очной форме. С другой стороны, онлайн-соревнования – это своеобразная штука! На первых соревнованиях девочки не поняли, чего от них хотят. Мы собрали их в тренировочном зале, нужно было выходить на ковер и выступать, и они, несмотря на все объяснения, думали, что это просто занятие. К тому же если соревнования идут в прямом эфире, то проблемой становится большая временная разница: когда в Мексике было семь утра, у нас был уже вечер, и в итоге наши девочки выступили около часа ночи! Непросто, но это тоже опыт.

– Вопрос как раз про опыт. Как меняются участницы команды от соревнований к соревнованиям?

– Безусловно, опыт дает уверенность, но нам еще расти и расти. Если до пандемии можно было выступать где-нибудь хоть каждый месяц, а то и чаще, то теперь количество мероприятий резко снизилось. Отрабатывать нужно буквально всё, самые разные ситуации! Однажды во время выступления на соревнованиях у нашей гимнастки оборвалась музыка, и судьи попросили ее уйти с ковра, пока техники не решат проблему со звуком. Девочка отреагировала вроде бы спокойно, без истерики, но когда вышла на площадку во второй раз, то выступила гораздо хуже, чем обычно. Такого быть не должно: спортсмен должен в любой ситуации быстро собраться и выполнить свою программу. Новые непривычные площадки для выступлений, награды, подарки – ничто не должно смущать спортсмена, вызывать бурю эмоций. Ребенок должен быть готов проиграть. Не получили первое место? Значит, сработали недостаточно хорошо, нужно больше тренироваться. Не дали подарок? А почему вы каждый раз должны что-то получать? Уж точно не потому, что у вас синдром Дауна! На больших соревнованиях нет поблажек. Даже если ты выходишь на ковер в четыре часа дня, всё равно нужно приехать к девяти утра. Зачем? Чтобы привыкнуть, научиться ждать, «не перегорая». В общем, это всё опыт, опыт и еще раз опыт.

3.jpg

– Чем еще, кроме гимнастики, занимаются ребята на факультете спорта?

– Следом за гимнастикой мы открыли настольный теннис – хороший вид спорта, он отлично восстанавливает зрение, развивает общую координацию, стимулирует мозговую активность, так как во время игры активно работают разные полушария. Еще у нас есть спортивная гимнастика, двигательная реабилитация и ОФП, тхэквондо, настольный теннис, а также хореография, классическая и современная, – и как самостоятельное направление, и как обязательная дисциплина для гимнасток. Занятия групповые и индивидуальные.

– Помимо спорта вы развиваете еще и творческое направление. Расскажите о нем.

– Скажу честно: открывая мастерскую, я много думала о будущем своей дочери Насти – и не понимала, чем она будет заниматься после окончания школы. В школе ее учили плохо, всё делали за нее – там не было никакого развития. Мне же хотелось, чтобы она овладела каким-то ремеслом. Проведя анализ ситуации, я поняла, что мастерские для людей с особенностями развития тоже бывают разные: много тех, кто занимается керамикой, полиграфией, валянием. Мы решили делать бижутерию. Потом стали изготавливать свечи, мыло, заниматься декупажем. Недавно открыли швейную мастерскую, причем довольно успешно: за десять месяцев ребята научились шить на машинках полотенца, подушки, сумки-шоперы, прихватки. Открытием для нас было то, что мальчики шьют не хуже девочек, и порой даже лучше. Коля Иванов – наш лучший портной, так качественно не шьет ни одна девочка. А заниматься этим он стал совершенно случайно: мама задерживалась, и, чтобы его чем-то занять, мы дали ему иголку с ниткой. Ребята разные, и кому-то подходит одно, кому-то другое.

– Насколько, по-вашему, реальна идея сделать особые мастерские самоокупаемыми – или даже прибыльными?

– Я думаю, что вполне реальна, если есть бизнес-план. До пандемии мы выставлялись на разных ярмарках, в том числе профессиональных, и выходили на хорошие показатели: не только на самоокупаемость, но и на прибыль, могли даже платить ребятам небольшие гонорары. Сейчас времена изменились, но мы руки не опускаем. Во-первых, мастерские – это творчество, основанное на рациональном подходе. Общаясь с западными коллегами, я не раз слышала вопросы: «Что вы будете делать через три года? В каких ярмарках участвуете? Сколько изделий должны подготовить?» У мастерской должен быть разработан план на три года – пять лет вперед! Например, чтобы принять участие в новогодних ярмарках, мы начинаем мастерить елочные шары в апреле. Во-вторых, нужно думать, что именно производить в мастерской: анализировать рынок, искать нишу, понимать возможности ребят. Случается, ты придумал какую-то схему на бумаге – а на деле она не работает, как говорят, «не зашла идея». Тогда мы двигаемся от ребенка, его желаний и способностей. Мыловарение, декупаж, швейное дело – все наши творческие направления появились именно так. И в-третьих, нужно системно и методично работать, развиваться. Научились шить полотенца – молодцы, но это базовый уровень, надо двигаться дальше.

– Вы планируете трудоустраивать ребят?

– Конечно, и мы уже начали это делать. Соня и Настя с 1 августа 2021 года взяты по договору гражданско-правового характера, у них есть официальные ежемесячные зарплаты. Девочки давно занимаются в мастерских, они стали лучшими на аттестации, поэтому и получили работу. У нас нет иллюзий: работать могут и хотят далеко не все дети с синдромом Дауна, и не все родители мечтают о том, что их дети получат профессию. Организовать работу для особого ребенка – значит приложить очень много усилий, и со стороны работодателя, и со стороны организации-посредника, и со стороны семьи. Но кто-то после наших занятий научится гладить и пришивать пуговицы – и это тоже прекрасно!

Конечно, для подготовленного ребенка работа – это очень важно. Она невероятно повышает самооценку, выводит человека на новый уровень развития, самосознания. Когда Настя получила карту с первой зарплатой, она была счастлива: «Пойдем в кафе!» Тут, кстати, сразу возник новый вопрос: пора учить взрослых ребят обращаться с деньгами. В общем, как только возникает задача – мы ее решаем.

– В «Школе Волшебства» есть еще и образовательное направление, оно входит в факультет искусств. Как это всё сочетается в расписании конкретного ребенка?

– Сейчас многих родителей беспокоит вопрос, чему их особый ребенок должен учиться. Наши дети, на самом деле, способные, сообразительные, некоторую информацию они схватывают довольно быстро, но, к примеру, в школе им приходится часами биться над задачками по математике, а в итоге они даже не могут посчитать сдачу в магазине. Мы не стремимся заменить собой школу, ни инклюзивную, ни коррекционную, но можем предложить детям занятия со специалистом-дефектологом по академическим дисциплинам: математика, русский язык, разговорная речь. Некоторые ребята действительно проводят у нас почти целый день, как в школе: три часа базового спорта, потом работа в мастерских, для гимнасток – обязательно хореография, а еще можно позаниматься с дефектологом или логопедом. Такая вот школа!

– Вы сама мама особого ребенка и знаете обо всех родительских трудностях и радостях не понаслышке. Как в своей Школе вы ведете работу с родителями?

– Это очень важная тема. Мы можем сколько угодно тренировать и воспитывать ребенка, но, если в семье не понимают ценность и необходимость занятий, – ничего не получится. Педагоги могут добиться результата, если и родители будут прикладывать усилия: регулярно и вовремя приводить ребенка на занятия; выполнять некоторые упражнения дома; следить за его рационом; поддерживать морально, настраивать на победу. Иногда я наблюдаю на соревнованиях за родителями: кто-то излишне эмоционален, ругает ребенка, нервничает. А кто-то, наоборот, равнодушен, некоторые вообще не приходят посмотреть на детей и поддержать их. Часто присутствует гиперопека: родители жалеют ребенка, создают тепличные условия и явно недооценивают его возможности.

В любом случае с родителями нужна системная работа, на которую, как правило, в ежедневном графике не хватает времени: не мини-консультации в коридоре, а обучающие, психологические курсы, тренинги. Мне нравится, как в западных организациях выстроен диалог с родителями. Именно там я узнала об интересном методе: совместных тренировках детей и родителей. Они нужны для того, чтобы родители лучше понимали своих детей, возможно, больше ценили их старания и успехи, пусть даже маленькие... Ведь то, что со стороны смотрится как «просто помахали ленточкой» или «сделали пару вращений» – это результат многочасовых тренировок, упорной работы ребенка.

– Иногда родители «заражаются» странными идеями, пытаясь развивать своих детей. Вам рассказывают о таких «волшебных таблетках»?

– Думаю, коллеги из Даунсайд Ап с этим тоже часто встречаются. Тренды последних лет: остеопатия; всё с приставкой «нейро-»; межполушарные связи. И тейпы, конечно! Очень трудно переубедить родителей, объяснить, что межполушарные связи развиваются на любом двигательном занятии, в любом спорте, в танцах. И что никакой тейп не поможет ребенку, если он будет лежать на диване. А чай для похудения не даст эффекта, если каждый день лопать булочки.

– Расскажите про команду «Школы Волшебства». Как вы существуете организационно, откуда берете средства?

– В нашей команде педагогов семь человек работают постоянно, трое приходят на определенные часы. Бывает, я в одном лице и администратор, и юрист, и тренер. Что касается выживания, то крутимся-вертимся, как все. У нас с самого начала мастерские были для ребят бесплатными, такими они и остаются. Спорт частично платный, частично ищем средства спонсоров, подаем заявки на гранты. Экипировка участниц команды, всё оборудование, выезды на соревнования – за счет организации.

– Вы московская организация, это определяет какие-то жизненные реалии, как вы считаете?

– Проблема чисто московская, которую, наверное, трудно представить в небольших городах, – когда особый ребенок занимается сразу всем: школа, три вида спорта, два вида творчества, логопед, дефектолог... И всё это в разных концах большого города. Если все эти занятия «для себя», то, наверное, еще как-то можно их сочетать. Но если заниматься чем-то профессионально, то рано или поздно придется сделать выбор. Очень странно видеть, когда семья выбирает для ребенка разные виды спорта: гимнастику, которая синоним грации и изящества, – и резкий, «приземленный» футбол. Не знаю, почему так происходит. Возможно, родители боятся что-то упустить... Но результат ровно противоположный: такого «загнанного» ребенка сразу видно, у него даже мышцы каменные, перетруженные! И еще одна столичная особенность – растет здоровая конкуренция между детьми. Это как раз хорошо. Появляется возможность взять в команду действительно достойных и подготовленных ребят.

– Бывали случаи, когда дети вас удивляли? Поделитесь примерами!

– Каждые три месяца у нас в Школе проходит аттестация. Последний раз меня удивила Маша Орехова. На занятиях у нее был прогресс, но очень медленный. И тут, возможно, произошел какой-то накопительный эффект от занятий, снижения веса, укрепления тела – в общем, она взяла и сделала все упражнения. И оттого, что у нее получилось, она начала смеяться. Это было невероятно – наблюдать, как ребенок кайфует от своих успехов! Вот это идеальная мотивация: не за похвалу работать, не за конфетку, а понимать, что ты приходишь в зал – и у тебя получается.

Еще один мальчик порадовал, Андрей. Он вначале даже руку не мог согнуть и от каждого простого движения буквально падал на пол. А сейчас выдерживает всю тренировку – просто подкачал тело, окреп! Вообще нет детей, которые совсем ничего не могут. Если ты веришь в ребенка, он начнет развиваться – просто в своем темпе.

– Ольга, и напоследок – поде́литесь вашим рецептом хорошей организации?

– Вряд ли это рецепт, скорее общий подход. Нужно вкладываться в команду: финансово, организационно, эмоционально. Нет вложений – организация не растет и не развивается. Нужно продвигать идею командности, укреплять командный дух детей, родителей, коллег: говорить про ответственность, поддержку, участие. Выстраивать диалог с родителями, помогать им увидеть не ограничения в жизни, а возможности. Ну и действовать, конечно: есть проблема – думать, как ее решить, а потом сразу начинать действовать.

Всё о «Школе Волшебства» можно узнать на сайте https://schoolvolshebstva.com

Похожие материалы