Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    1505

    Звенья одной цепи

    Описание:

    Рассказ педагога-психолога о первом опыте домашних развивающих занятий с ребенком с синдромом Дауна и делится профессиональными находками, помогающими сопровождать ребенка на его личном образовательном маршруте. Подчеркивается важность домашних занятий и необходимость системного подхода к ним.

    Это было грандиозное событие: пятилетний «солнечный» мальчик Вася наконец-то заговорил! Его папа, Денис Булгаков, с гордостью глядя на сына, признался: этого дня они с супругой Лерой очень ждали и всеми силами приближали его. Но ничего могло бы не получиться, если бы не регулярные занятия и консультации со специалистами Даунсайд Ап. А еще, по словам Дениса, в Васиных успехах есть доля заслуги педагога Марии Созиной, которая в течение трех лет дважды в неделю проводила с мальчиком домашние занятия. Вот что она пишет об этом:

    – По специальности я педагог-психолог, до знакомства с семьей Булгаковых работала только с обычными детьми. И вот однажды в моей жизни появился он, «солнечный» ребенок.

    Когда я шла на нашу первую встречу, то ничего о синдроме Дауна не знала. В моей голове были только мифы: мол, люди с синдромом Дауна не способны к обучению, они не могут адаптироваться к жизни, а семьи, в которых родился такой ребенок, часто распадаются…

    Мое воображение рисовало унылую картину. Я ожидала увидеть угнетенных горем родителей, их потухший взгляд. Но дверь мне открыла очень привлекательная женщина, которая, судя по морщинкам вокруг глаз, часто улыбается и смеется, а сзади стоял милый, симпатичный малыш в очечках. Он подал мне тапочки, взял за руку и повел в комнату. Его теплая ладошка крепко сжимала мою, и это придавало мне уверенности. На тот момент Васе не было еще и трех лет.

    Не могу сказать, что первая, да и последующие встречи прошли как надо: профессионально, методично и лаконично. Но то, что динамично и темпераментно с моей стороны, – это на сто процентов. Я выходила от Васи выжатая, как лимон, я проживала с ним час работы максимально эмоционально вовлеченно. Видимо, это и компенсировало мои пробелы в дефектологии.

    Благодаря встрече с Булгаковыми я перечитала массу книг, статей, методических пособий, значительно расширила свои знания и наработала определенный опыт. Сначала он был интуитивным, а затем получил подкрепление материалом, который Василий и его мама приносили с занятий и консультаций в Даунсайд Ап. И мы все вместе добились хороших результатов.

    Заметьте: в системе ранней помощи детям с синдромом Дауна нет такой структурной единицы, как домашний педагог. Однако домашним занятиям отводится очень значимая роль. И неважно, будет ли их проводить приглашенный специалист или мама «солнечного» малыша. Главное, чтобы было понимание: даже самая искренняя родительская любовь, самая чуткая материнская интуиция и самый богатый жизненный опыт не могут стать равноценной заменой профессиональным знаниям и методическим приемам в области педагогики и психологии.

    Что же делает домашний педагог и чему должна следовать мама, если она хочет взять на себя его функции? Попробую привести несколько примеров из моей работы с семьей Булгаковых.

    Во-первых, это касается системности обучения. Считается, что для развития различных компетенций и навыков, в том числе речевых, можно использовать любые бытовые ситуации. Это правда, однако и специальные обучающие занятия тоже нужны, причем желательно, в дополнение к тем, что ребенок получает в центре ранней помощи. Как бы мама ни была загружена бытовыми делами, она должна находить на них время. Наличие домашнего педагога помогает решить эту проблему. Мы с Васей занимались регулярно, придерживаясь определенного плана, который дополнял коррекционную работу специалистов Даунсайд Ап. Фактически я была и их ассистентом, и Васиным индивидуальным учителем. У них было больше профессиональных наработок, у меня – больше возможностей наблюдать за мальчиком и реагировать на изменения в его развитии. Постепенно у нас с Васей выработалась своя система, появились любимые упражнения и обучающие игры.

    Второй важный момент – отношение к занятиям. Большинство детей не привыкли воспринимать своих родителей как педагогов. В маме с папой они видят людей, которые всячески облегчают им жизнь, а не усложняют ее разными учебными заданиями. Этот факт родителям придется как-то учитывать. А у меня как у домашнего педагога тут изначально было преимущество. Вася видел, что я прихожу специально, чтобы с ним заниматься, и что от него требуется определенная отдача. При этом в своей работе я всегда старалась выполнять три роли: педагога, который учит и направляет; близкого взрослого, который сопереживает и эмоционально поддерживает, а также сверстника, который разделяет интересы ребенка. В свою очередь, Васина мама мне полностью доверяла. Она не присутствовала на наших занятиях, и мальчик вынужден был справляться с заданиями без ее помощи.

    И, наконец, третье, самое главное: профессиональный подход. Как я уже говорила, чтобы сопровождать ребенка с синдромом Дауна на его личном образовательном маршруте, необходим определенный багаж специальных знаний, который можно накопить только благодаря основательному обучению. Я вовсе не считаю, что эти знания нельзя приобрести самостоятельно. Хочу лишь подчеркнуть, что без них не обойтись.

    В нашем с Васей случае я анализировала особенности, привычки и предпочтения своего воспитанника, а затем, опираясь на научную и практическую педагогику, встраивала их в конкретные педагогические ситуации.

    Так, наши занятия артикуляционной гимнастикой всегда проходили на полу, мы с Васей сидели друг против друга перед зеркалом, поскольку я сразу заметила, что ему очень нравится разглядывать себя. Для каждого упражнения я старалась придумать сюжет, что тоже помогало Васе охотнее заниматься. При этом, благодаря позиции «глаза в глаза», он видел мою артикуляцию и старался повторять ее.

    Некоторые наглядные пособия я делала собственными руками, так как знала, что Васе они подойдут лучше стандартных. Например, у нас был коврик из кусочков ткани разной формы, текстуры и цвета. Играя с ним, мальчик не только расширял спектр своих тактильных ощущений, но и получал огромное удовольствие. Также коврик служил ему «убежищем», Вася мог в него завернуться и отдохнуть, полежать – я видела, что иногда ему это необходимо.

    Помимо самодельных пособий, у нас были развивающие игры собственного сочинения. Скажем, используя обыкновенные губки, мы придумали игру «Силачи». Она помогала Васе тренировать мышечный тонус и развивать мелкую моторику, с которой у него были проблемы.

    Многие упражнения и игры были направлены на речевое развитие. Когда Вася еще практически не разговаривал, мы уже учились использовать интонации, применяли утрированное произношение отдельных слов и фраз, подключали мимику и пантомимику. При знакомстве с каким-то понятием или предметом всегда обозначали его словом, жестом и звуковой имитацией. Широкое использование вербальной и невербальной речи позволяло удерживать активное внимание мальчика на протяжении всего занятия. Для развития фразовой речи я предложила взять обыкновенные кубики и наклеить на них картинки, соответствующие знакомым Васе словам – существительным и глаголам из его «говорильного альбома», который Васина мама сделала по совету специалиста из Даунсайд Ап.

    Васины родители, специалисты Даунсайд Ап и я – все мы взаимодействовали, как звенья одной цепи, и именно в таком составе эта цепь стала прочной, качественной опорой для успешного развития мальчика.

    Похожие материалы