Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    2219

    Цветы моей жизни

    Описание:

    Руководитель студии «Цветы жизни» при РОО «Время Перемен» (г. Москва) делится опытом обучения рисованию детей и подростков с синдромом Дауна, рассказывает о своих методических приемах и возможностях развития творческих способностей этих детей.

    Как все начиналось

    В 2009 году я в качестве дизайнера журнала «Синдром Дауна. XXI век» готовила к печати его очередной номер. В статье Сильвии Эскамиллы о мексиканской школе-студии «Даун Арт» меня поразили картины художников с синдромом Дауна. И мне захотелось, чтобы в нашей стране тоже появилась такая студия. Дальше события развивались стремительно: я познакомилась с руководителями родительского объединения «Время Перемен» Раисой Лазаревой и Игорем Филиным. Правительство Москвы как раз выделило организации хорошее помещение в центре города, и очень скоро мы начали занятия. Конечно, одной мне было не справиться, и я позвала своих друзей-художников поработать волонтерами. Результаты первых же занятий были фантастическими! С тех пор детские картины, сделанные ярким акрилом на цветной бумаге, стали украшением многих выставок и праздников. Так в 2010 году появилась наша студия «Цветы жизни». Благодаря ей мы получили бесценный опыт обучения рисованию детей и подростков с синдромом Дауна. Под впечатлением от общения с этими прекрасными людьми я стала смотреть на мир другими глазами. Интересные, необычные люди интерпретируют мир в своих картинах оригинально и свежо. Оптимизм и счастье струится из-под их кисти, заставляет любить жизнь, вселяет желание творить. Они заражают своей непосредственностью. Ты вспоминаешь, что и сам в какой-то мере ребенок, открывающий мир.

    Я хочу поделиться нашим опытом, который, надеюсь, поможет педагогам и родителям найти и развить драгоценные зерна творчества в душе каждого ребенка.

    О наших занятиях

    За время работы мы увидели разные грани учеников. Оказалось, что это совершенно «конкретные» люди, которые не воспринимают переносный смысл и отвлеченные понятия. А вот рисование с фотографии или с натуры становится для них интересным экспериментом в освоении объекта. В результате получаются самостоятельные, оригинальные работы. В этом процессе роль богатого и щедрого путешественника в мир искусства и творчества отдана ребенку, а преподаватель исполняет скромную роль проводника. Яркие краски на цветной бумаге захватывают дух и никого не оставляют равнодушным.

    Каждый ребенок с синдромом Дауна, способный удерживать мел или кисточку и воспринимать речь, — потенциальный художник. Он может осваивать окружающий мир через рисование объектов этого мира. Но в этом деле необходим индивидуальный подход, иначе нарушается гармония отношений — уже не до рисования, ибо каждый старается привлечь внимание педагога любыми средствами. Поэтому в классе на 2–3 столах занимаются 2–3 пары педагог — ученик. Причем на разных занятиях у детей могут быть разные педагоги из числа волонтеров, дети сами выбирают себе учителя. Это дает им необходимый опыт общения с разными людьми. Занятия длятся 20–30 минут, чтобы ребенок не уставал, и проходят два раза в неделю. Обычно на занятиях мы негромко включаем запись звуков природы, тихую классическую музыку. Это создает нужный настрой и не располагает к баловству. Что касается возраста, то детям в нашей студии на момент ее образования было примерно по 9 лет. У них уже были выработаны навыки самообслуживания, накопился какой-то опыт общения, сформировались вкусы и предпочтения по отношению к различным занятиям. Поэтому нам не надо было тратить много сил и времени на простые вещи — надевание халата, мытье рук, подготовку рабочего места. Дети помогали нам в этом или делали все сами: доставали бумагу и кисти, наливали воду. Можно было просто рисовать! Наша практика показала, что начинать заниматься рисованием с нашими детьми оптимально именно в этом возрасте, в 8—10 лет.

    Многие дети с синдромом Дауна не только плохо видят, но и плохо говорят, так что рисование становится для них еще и средством коммуникации. Мы, педагоги, взяли себе за правило не рисовать за ученика, а направлять детей с помощью слов или жестов. Пастель или кисточка всегда в руках у ребенка: «Ты рисуешь сам!» Это помогает разбудить инициативу и справиться со свойственной им инертностью. Мы комментируем, объясняем, подбадриваем, отмечаем удачные моменты, советуем и получаем ответ — отклик на бумаге.

    Наши дети к началу занятий не имели навыков рисования. Им предстояло понять и попробовать нарисовать простые объекты: круглые и длинные, большие и маленькие, темные и светлые. Для этого мы сначала давали детям мягкий материал (уголь, мел, пастель), а через полгода начали использовать краски. Дети рисуют на листах цветной бумаги (50 х 65 см), что дает им дополнительную уверенность в своих силах, так как цветной фон уже является отправной точкой в выборе красок и важной частью картины. Яркие непрозрачные краски (акрил, гуашь) выглядят на них очень эффектно.

    Занятие начинается с облачения в рабочую одежду. Затем предстоит выбор, а это для наших детей проблема. Надо выбрать одну картинку из нескольких, выбрать подходящий цвет бумаги, выбрать баночки с краской. Но постепенно они справляются. Итак, из нескольких картинок-образцов или предметов ребенок выбирает один. Например, клубнику. На июньском занятии надо было рассмотреть и проговорить детали этого объекта. Дети вспоминали, как они ели клубнику, собирали ее на даче. Уточняли, что у ягоды есть хвостик — он зеленый, сама ягодка красная, а маленькие зернышки на ней желтые с белыми бликами. По ходу диалога ребенок выбирал краски (по нескольку оттенков каждой плюс черную и белую). После этого намечался рисунок мягким материалом (мелом, углем или пастелью) или сразу краской. По нашим наблюдениям, у детей с синдромом Дауна не формируется стереотип даже при повторном рисовании объекта. Это дает разнообразие его интерпретаций. Настя рисует клубнику каждый раз иначе, используя по-разному изобразительные приемы, например черный контур: на одной картинке обведена целая ягода, а на другой — отдельные зернышки.

    Рисование на больших листах широкой кистью хорошо развивает мелкую моторику, хотя и тяжело дается ребятам из-за сниженного тонуса мышц. Например, Мише трудно держать кисть правильно, но он ее не бросает, а перехватывает иначе, старательно рисуя клубнику с затейливыми и необычными зелеными листиками. Интерес к рисованию побуждает продолжать и закончить работу.

    У детей с синдромом Дауна сильно развито чувство красоты. Если, например, в руки к ним попадет калейдоскоп, то забрать его уже не удастся. В процессе создания картины их восхищает и наполняет энтузиазмом сочетание красок. Они входят в азарт, и в результате получаются подлинные шедевры. Хорошее упражнение с красками — рисовать на белых рулонных обоях. Саша и Настя закрасили синими и зелеными красками реку, а красными, желтыми и оранжевыми — пустынный знойный берег. Они узнали, что любой цвет может быть составным, сложным.

    То, что на наших рисунках изображения предметов достаточно крупные, отчасти связано с плохим зрением детей с синдромом Дауна. Рисуя объект в увеличенном виде, ребенок его изучает и узнает очень близко, с характерными подробностями. Это важно для исследования мира: вещь приближается, становится «своей».

    Поначалу пространство листа пугало детей, они начинали рисовать мелко и в уголке. Пришлось постепенно преодолевать этот страх, подсказывая оптимальный размер изображения на листе и давая правильное понимание композиции. Для Тимы каждый раз самое сложное начать рисовать, то есть дотронуться кистью до бумаги первый раз. Потом все идет как по маслу, он перестает бояться и делает прекрасную картинку. Но первый момент очень болезненный, это как войти в воду перед купанием. Так что педагогу приходится дотрагиваться до его руки, чтобы запустить процесс.

    Мы разбиваем каждое задание на шаги и проговариваем вместе этапы работы, чтобы ребенку было легче с ними справляться. Процесс рисования может происходить в форме диалога с простыми вопросами: где у тигра голова, уши, усы, глаза? Сколько у него лап, где хвост? Желательно, чтобы ребенок подумал и показал на пустом листе, где он собирается это нарисовать. Когда рисунок закончен, надо поставить подпись, как делают настоящие художники. Это стимулирует детей научиться писать свое имя и название объекта. Хотя Миша не в состоянии ответить на вопрос словами, он может показать пальчиком, например, где хвост, и написать свое имя.

    Тима, как и Миша, почти не говорит. Тем не мене, он тоже самобытная личность со своим собственным подходом к работе. Миша сначала закрашивал тигра оранжевым и желтым, потом рисовал темные полоски. Тима решил чередовать полосы сразу — штрих оранжевый, штрих фиолетовый. А Нина использовала черный и белый контур. Арина, в отличие от Нины, решила сначала закрасить тигра темно-синим, а потом сверху рисовать светлые желтые и оранжевые полоски. У каждого маленького художника свой подход к цвету. Например, слона Олег нарисовал фиолетовой, сиреневой и голубой краской. Сильный акцент — глаз слона, как у человека. Олег усвоил то, что мы обсуждали на занятиях про глаза.

    Важный момент в поддержании интереса к рисованию — это реакция зрителей. Когда картинка закончена и даже еще не высохла, художник спешит показать ее всем присутствующим: родителям, педагогам и детям. Высказываются впечатления, замечания, похвалы, обсуждаются детали рисунка. Ребенок чувствует внимание к своей работе и переживает минуты триумфа.

    В практику наших занятий органично вошло фотографирование процесса создания картин. С помощью этих фотографий можно получить представление о нашем методе обучения рисованию и оценить его результаты. К тому же наши дети любят и умеют фотографироваться. Другой полезный аспект в том, что регулярные публикации фоторепортажей с занятий на нашей страничке в Facebook объединяют детей и родителей в сообщество, приносят надежду и оптимизм в семьи, воспитывающие детей с синдромом Дауна. Ведь объединившись, проще решать общие проблемы. 

    Темы вокруг нас

    Выбирая тему для рисования, я стараюсь, чтобы она была понятна нашим детям.

    Хорошие темы для рисования — праздники. Дети дарили нарисованные букеты цветов на 8 марта мамам и бабушкам, ко дню города рисовали храм Василия Блаженного, к велопробегу — велосипедистов, а на Новый год — елки, торты и снеговиков.

    Конечно, ребят завораживает природа. Они с удовольствием рисовали жуков, бабочек, зимородка, фламинго и петуха. Это конкретные и красивые объекты, достаточно понятные и простые для воспроизведения. Например, зимородок у Стасика получился толстенький, нахохлившийся, а у Тимы это растрепанный птенец. Работая одними и теми же красками на синей бумаге, дети неосознанно отразили собственное видение объекта. Проявление и развитие творческой интуиции — одна из задач нашей студии. Постепенно, сравнивая свою работу с другими, ребенок учится не бояться, замечает интересные приемы у других, накапливает творческий опыт.

    В процессе рисования фламинго мы много говорили о пластичности его шеи и прекрасных розовых перьях. Наблюдая за Сашей, можно было заметить, как он сам, рисуя,  наклоняет голову и выгибает шею. Он словно превращается во фламинго на время рисования. Дети полностью отдаются рисунку, живут в нем. Это качество у актеров называют вхождением в образ.

    Интересная тема для развития наблюдательности — человек. Мы начали с изучения глаза, уха и затем перешли к портрету. Мир входит в каждого из нас через глаза. Дети рассматривали картинки глаз через лупу, трогали пальцами увеличенный гипсовый глаз, смотрели в глаза друг другу и педагогам. Такое пристрастное изучение устройства человеческого глаза дало необыкновенный результат. Они рассмотрели верхнее и нижнее веко, ресницы, радужную оболочку, зрачок. Затем рисовали большие глаза углем, мелом и пастелью и, наконец, взялись за краски. Дети, молчаливые мудрецы, легко сочетали необыкновенные цвета, смело использовали яркие краски. Затем ребята изучали ухо – оно, как и глаз, привычно для наших детей, но раньше они не разглядывали его подробно. Мы говорили о том, что ухо имеет отверстие в середине, к которому ведут лабиринты тропинок, туда находят дорогу музыка, слова и звуки...

    Познакомившись с основными частями лица, можно было приступать к рисованию портрета. До этого дети узнали, что каждый цвет бывает сложным. Кто-то решил, что лицо будет желтоватым, кто-то сделал его розовым. Глаза на Мишиной картинке — его ноу-хау. Они похожи на лепестки незабудок и на смех сквозь слезы. Его человек в зеленой шляпе чем-то похож на самого автора.

    Прекрасный стимул для рисования на определенную тему — это подготовка к выставке. Руководитель детской танцевальной студии, в которой занимаются некоторые наши художники, попросил нарисовать для праздника картинки на тему танца. Дети смотрели на фотографии танцующих людей, вспоминали свой личный опыт танца: как они кружились и прыгали, какие красивые костюмы на них были… Настя и Вадим нарисовали танец про пчелок, вспоминая его, глядя на фотографию. Их картинки получились монументальными и напряженными. Черный цвет превратился в фиолетовый, и к нему был выбран сложный желтый. Творческая интуиция не требует специальных знаний, она проста, как правда. Частное превратилось в знаковое.

    Может быть, рисование с образцов кому-то покажется вторичным, ведь дети срисовывают увиденное кем-то другим, но по таким работам можно проследить, как трансформирует мир творческий взгляд особого художника. Это уже не конкретный объект, а собирательный, знаковый, обобщенный символ. Детали ушли, как шелуха, что-то добавилось, усилился цвет — и получилось самобытное произведение, созданное с удовольствием и радостью, без какой-либо корысти. В этой чистоте помыслов и есть ценность такого творчества для мира.

    Прекрасный источник вдохновения — картины великих художников. Посещение выставки Наталии Гончаровой в Третьяковской галерее стало для наших ребят интересным опытом и подсказало темы для рисования. Дети слушали и смотрели, переживали и запоминали. Картины «Павлин» и «Лев» стали нашими образцами на целый месяц! Мы рисовали и рисовали павлинов и львов, глядя на репродукции картин, и не могли остановиться, так это было красиво! Получались не копии, а оригинальные и яркие произведения, отразившие внутренний мир маленьких художников. Дети восприняли и передали творческий импульс, полученный на выставке. Денис рисовал павлина два раза с перерывом в неделю, и каждый из рисунков неповторим, как будто это рисовали разные люди с разным настроением. Или он просто забыл, как творил в первый раз? Это свойство некоторых детей с синдромом Дауна: они, например, не сразу запоминают имена педагогов. Жизненный опыт у наших детей накапливается труднее и медленнее... Но для творчества это как раз не так уж плохо — всегда смотреть на мир свежим взглядом!

     ***

    Теперь вы можете представить себе кусочек жизни наших замечательных ребят. Без них мир был бы беднее и скучнее, с этим согласятся все наши педагоги.

    Мы хотим изменить отношение общества к людям с синдромом Дауна в лучшую сторону, устраивая регулярные выставки детских работ, приуроченные к 21 марта, Всемирному дню человека с синдромом Дауна.

    Один профессиональный художник заметил, что он сам учится у наших детей непосредственности отображения объекта, свежести взгляда на предмет и свободе от стереотипов.

    Эмоциональная и декоративная ценность этих работ неоспорима. И я вижу в этом большой потенциал для использования их в дизайне интерьеров детских учреждений, в сувенирной продукции, в дизайне одежды и аксессуаров. Их необычная красота не должны пропадать втуне! Это важно еще и потому, что основная часть взрослых людей с синдромом Дауна не востребована и пребывает в забвении. А те немногие из них, кто нашел свое место в жизни, занимаются именно творчеством: театральным, музыкальным, художественным. Под необычной внешностью скрывается интересная личность, не обремененная амбициями, честолюбивыми планами, сребролюбием и политикой. Эти люди могут нам напомнить о лучших человеческих свойствах, которые часто забываются сегодня… 

    Страничка студии «Цветы жизни» на Facebook

    Похожие материалы