Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
457

Как приучить ребенка носить очки?

Описание:

Родители детей с синдромом Дауна делятся своими историями и лайфхаками о том, как облегчить процесс привыкания ребенка к очкам, скорректировать нежелательное поведение, правильно подобрать оправу и аксессуары для очков. 

При синдроме Дауна очень часто зрение у детей бывает ниже нормы, и многие нуждаются в очках. Некоторым их выписывают еще в раннем возрасте. Но как объяснить малышу, что очки – это вещь необходимая (и к тому же дорогая), поэтому снимать, бросать, царапать и ломать их не нужно? Да и ребенка постарше убедить в этом не так-то просто… Конечно, опытный офтальмолог всегда подскажет, какие существуют способы облегчить привыкание ребенка к очкам.  Но мы решили задать этот вопрос тем, кто изучил его не в теории, а на практике, и может поделиться своим опытом с другими. Мы «бросили клич» в родительском чате «Солнечная система» и получили несколько интересных откликов.

Одни писали о том, что пробовали разные ухищрения, но так и не добились желаемого результата. У других, наоборот, изначально не возникло с этим проблем. Например, Наталья Владимировна пишет: «Как-то так получилось, что моя внучка Юлечка стала носить очки безропотно. Сказала ей, что очки лечат ей глазки. Вылечим глазки и больше не будем очки носить. И всё, носит». А вот другой опыт, который описывает участница чата Татьяна: «Мы носили зимой и летом шапочки с завязками. Долго носили, иначе сын снимал и выбрасывал очки. Даже сейчас продолжает снимать и выкидывать. Очки на резинке, без резинки носить не будет».

Кроме того, две опытные мамы написали более подробные истории. Приводим их полностью.

История Валентины и ее сына Глеба

Глеб надел очки в 10 лет, и они были, кажется, с диоптриями +8 или +6, уже не помню. При таком зрении Глеб вообще не мог что-то делать вблизи: играть, заниматься. А реально хотел, и ему было сложно, но он терпел и справлялся.

Когда очки выписали, казалось бы, всё сразу должно было наладиться. Но на самом деле не всё так просто! Часто офтальмологи сразу прописывают очки, полностью компенсирующие недостатки зрения, а ребенку, который много лет плохо видел, не так-то просто враз перестроиться. Нам повезло: наша доктор в течение нескольких лет корректировала проблемы до нужного уровня, чтобы резкого скачка не было. Поэтому мы наблюдались, ходили к доктору каждые полгода, и она что-то меняла постепенно. Пробовала я как-то сменить офтальмолога, но тот после осмотра выписал рецепт на очки «как надо». В результате у Глеба начались головные боли, мы вернулись к своему врачу, и стало всё легче. Так что советую всем учесть: нужен врач, который будет наблюдать ребенка в динамике и который будет выписывать очки с учетом привыкания.

Первые два года я тщательно наблюдала, что у Глеба с очками: всегда стекла поддерживала в чистоте, покупала и предлагала ему испробовать всякие заушники и резинки, чтобы было удобно, чтобы нигде ничего не давило и вообще любой дискомфорт был бы минимизирован. Даже если ребенок сам не говорит, что ему давит, родители всегда могут это понять, только надо наблюдать внимательно: не появился ли после примерки оправы след на коже, не стал ли ребенок проявлять признаки дискомфорта. Причем чаще всего очки давят на переносице и за ушами, если оправа не подходит.

Я никогда не экономлю: покупаю дорогие безопасные оправы, которые не давят, не ломаются. Мы кучу разных оправ мерили, и подешевле тоже хотелось, но дешевые давят или не так сидят, а малейшее давление – у ребенка начинается головная боль.

Проблема с выбором оправ у нас всегда есть, почему-то на подростков выбор безопасных оправ очень маленький, на малышей – больше. Оправы для малышей от 2 до 4 лет изготавливаются из мягкого пластика – этрола. Они хороши еще и тем, что на переносице более широкие и подходят ребятам с синдромом Дауна. Но они до определенного возраста. На 15 лет такие уже не могла найти.

Заушники и резинки я покупаю на «Алиэкспрессе». Они помогают очкам всегда быть на месте, потому что у активного ребенка они с большой вероятностью будут постоянно съезжать. Конечно, есть резинки и у нас в продаже, но они с тонким наконечником, не ко всем оправам подходят. Наверное, можно приспособить и самую обычную швейную резинку, но я не пробовала. Зачем? Резинка стоит копейки, она силиконовая, не намокает и не соскальзывает с волос.

Вообще, очки – это дорогое удовольствие. Ребенок растет, становится активным. Раньше стекла приходилось менять каждые полгода, а по мере роста – еще и с оправой. Если повезет подобрать оправу на год-два, то только стекла можно менять. Однако еще нужно продумывать, как это сделать. Если вставлять в ту же оправу, то ее придется отдавать на время в оптику. И если ребенок уже привык к очкам, непонятно, как он в это время будет без них обходиться. Нам повезло: знакомые отдали такую же оправу, как уже была у Глеба, и я смогла ему сделать вторые очки, не отличающиеся от первых.

Мы долго учили правила, что нельзя бросать очки, нужно хранить их в одном месте.  Если средства у семьи ограничены, родителям поневоле захочется бегать и ругать ребенка за брошенные очки, за каждую царапину на стеклах. Но так ребенок очки не будет носить. Мне пришлось и себя перестроить… И еще важно, как себя ведет окружение. Очень хорошо, когда все вокруг отмечают, как красиво ребенок выглядит в очках.

В общем, очки – это та еще проблема, в первую очередь, для родителей. Но вместе с врачом (и, конечно же, вместе с ребенком) возможно пережить все трудности. Глеб пять лет ходит в очках, и теперь уже у меня кроме покупки почти нет забот. Сейчас сын уже сам следит за своими очками. Хотя носит их всё равно с резинкой сзади, поскольку он активен, и если очки съезжают, становится очень заметно, что ему некомфортно. И, кстати, он сам тщательно выбирал всё: оправу, резинки, их цвет и т. д. Ему важно быть в очках красивым!

1.jpg

История Елены и ее дочери Елизаветы

Меня зовут Елена Джафарова, я мама 13-летней Елизаветы Чуриковой. Мы живем в Казани. Я учредитель и директор театра моды «Солнечный мир». А Лиза – модель и спортсменка. Она выступала на подиумах Москвы, Казани, Сочи, Милана, Венеции, Санкт Петербурга. В прошлом году стала чемпионкой Европы и России по адаптивному тхэквондо (белый пояс).

По поводу очков у нас есть и отрицательный, и положительный опыт. Про то, что у Лизы плохое зрение и тугоухость, мы узнали, когда проходили комиссию перед поступлением в школу. До этого окулисты не могли ничего диагностировать. Никому дела не было, что ребенок не видит, поэтому не рисует, не слышит, поэтому не говорит. Потом уж я сама поняла, что она видит только крупное и не слышит так, как слышим мы…

Итак, Лиза начала носить очки в первом классе, с восьми лет. Первые три года очки постоянно терялись. Я сама тоже в очках, но у меня близорукость, поэтому я читаю и пишу без них. У дочки, наоборот, дальнозоркость, очки нужны как раз для чтения и письма. В младшем школьном возрасте она не понимала, почему так.

Сейчас она четко знает: начался урок – надо надеть очки, делаешь домашнее задание – надо надеть очки, читаешь книгу – надо надеть очки. В младших классах очки были с гнущимися дужками, антивандальные. Сейчас – изящные, Лиза убирает их в футляр, при необходимости сама надевает.

Сначала Лиза ходила в коррекционный класс в школу для слабовидящих, поскольку диоптрии у нее +7,5 и +8. Но на выступлениях моя маленькая принцесса Татарстана была без очков. Наверное, поэтому она и в школе стала очень часто их снимать и прятать. Очень сложно было ее уговорить этого не делать. Родители ее одноклассников начали возмущаться, что она с синдромом Дауна учится вместе с их детьми, хотя может без очков ходить.  В результате под давлением родительского комитета Лиза перешла в другую школу. Давление прекратилось.

Она продолжала выступать с танцами и участвовать в модных показах. Я следила за тем, чтобы во время выполнения домашнего задания Лиза была в очках. Только в этом году она стала сама убирать их на место и надевать самостоятельно, когда нужно делать уроки или читать.

Когда Лиза теряла очки, для меня это была катастрофа. Их очень долго и дорого заказывать. А я очень эмоциональный человек, и все эмоции выливала в возмущение. И вот как-то дочь не могла найти свои очки, бегала по всем комнатам и говорила: «Ищи теперь, ищи!» и что-то еще неразборчивое. И я поняла: это так она слышала мои возмущения по поводу очков. Эти эмоциональные всплески, как говорил психолог, и запоминают наши дети…

От редакции:

Спасибо всем откликнувшимся участникам чата «Солнечная система» за интересную и полезную информацию!  

Похожие материалы