Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    168

    Социальные услуги второй волны

    Описание:

    Как переживают вторую волну пандемии некоммерческие организации в разных странах, какую поддержку получают от властей и чего ждут от наступающего 2021 года? АСИ пригласило поговорить об этом экспертов из Европы и России.

    Пандемия COVID-19 стала вызовом для людей во всем мире и испытанием на прочность для всех социальных служб и сервисов, констатируют участники встречи «Социальные услуги НКО в пандемию: опыт Москвы и Европы». Большинство проблем, с которыми сталкиваются сегодня организации, оказывающие социальные услуги, так или иначе связаны с последствиями социальной и физической изоляции сотен тысяч людей.

    Франция: борьба с бедностью и социальной изоляцией — приоритетные направления

    Переход на удаленную работу, закрытие учреждений и организаций, потеря связи с некоторыми волонтерами, сложности с обеспечением безопасности услуг — самые острые проблемы для НКО во Франции, говорит Даниэль Матьё, советник кабинета министра труда Франции, бывший советник по социальным вопросам посольства Франции в Москве.

    Из полутора миллионов французских НКО примерно 30 тысяч оказались на грани банкротства. Больше всего пострадали крупные организации, в которых есть работники по найму. 68% из них потеряли доход полностью или большую его часть.

    Правительство оказывает НКО поддержку, наряду с другими экономическими агентами, чтобы они могли частично компенсировать потери от приостановки деятельности. Предоставляется, в частности, пособие по временной неполной занятости, небольшие организации могут рассчитывать на помощь фонда солидарности (до 10 тысяч евро), есть возможность отсрочки выплаты социальных и налоговых сборов, снижена арендная плата.

    «Власти сразу стали опираться на помощь НКО, чтобы добраться до наиболее уязвимых групп и людей в трудной жизненной ситуации», — подчеркивает Даниэль Матьё.

    Социально ориентированные организации — во Франции их примерно 211 тысяч — находятся на особом положении. Во время локдауна продолжали работать те, кто оказывает прямую помощь социально уязвимым группам. Для таких организаций выделяется дополнительное финансирование, например, на программы предоставления жилья для бездомных. Дополнительную поддержку в пандемию начали получать и дома престарелых.

    «Во время пандемии заметно вырос спрос на благотворительную помощь. Многие люди впервые обратились за продовольственной помощью, раньше они не нуждались, — продолжает Даниэль Матьё. — Конечно, Франция не впала в нищету, но этот кризис действительно заметно повлиял на запросы французов. Их приоритеты изменились. Слишком рано говорить о том, что эти изменения устойчивы, но сейчас, согласно опросу агентства ISOSKELE, борьба с бедностью и социальной изоляцией занимает второе место по объему пожертвований, сразу после медицинских исследований».

    Германия: цифровизация помощи и ее издержки

    Правительство Германии всячески продвигает цифровизацию консультативной помощи, которую оказывают НКО социально уязвимым группам в эти трудные времена, отмечает Мартин Штретлинг, руководитель специализированной службы по интеграции и миграции MiCado Caritasverband Paderborn e.V.

    Stiftung Wohlfahrtspflege NRW — фонд, который получает поддержку властей Северной Вестфалии, — во время пандемии реализует специальную программу поддержки НКО. В частности, помогает организациям переводить часть услуг в цифровой формат, использовать технические решения, найденные в первую волну пандемии, и вырабатывать новые.

    «Идея состоит в том, что, вероятно, ковидный кризис — не последний в нашей жизни. Будут и другие. Поэтому поддержку получают инициативы, которые направлены на формирование цифрового будущего НКО, выработку технических решений для цифровизации социальных услуг некоммерческих организаций», — говорит Мартин Штретлинг.

    Цифровизация означает не только переформатирование социальных услуг, но и обеспечение доступа к таким услугам для клиентов. Поэтому фонд помогает, например, создавать специальные площадки, точки поддержки коммуникации, куда приходят люди, которые по тем или иным причинам не могут использовать цифровые инструменты дома.

    Диапазон финансирования — от 5 тысяч до 100 тысяч евро. «Можете себе представить масштаб оказываемой помощи и какие возможности открываются в связи с этим», — продолжает Мартин Штретлинг. Например, Caritas Paderborn подал заявку на 100 тысяч евро: 60 тысяч будут инвестированы в оборудование, 40 тысяч — расходы на персонал (IT и техподдержка).

    engin-akyurt-hkd1xxzyQKw-unsplash.jpg

    Фото: engin akyurt / Unsplash

    Когда пандемия вынуждает переформатировать услуги, это можно использовать для улучшения доступа клиентов к цифровым технологиям. Например, в 2020 году Caritas получил 9 тысяч евро на организацию групповых занятий с волонтерами. Из-за пандемии большую часть работы провести не удалось, и организации разрешили за счет неистраченных средств купить четыре ноутбука для проведения удаленных встреч и тренингов для благополучателей.

    То же самое — перевод ресурсов на цифровые проекты — произошло с программой консультирования взрослых мигрантов МВЕ, финансируемой уже федеральным правительством. По ней Caritas проводит около 1500 консультаций в год примерно для 400 клиентов. В 2020 году было сложно организовать безопасные очные встречи с клиентами, многие из которых к тому же нуждаются в переводчике, и федеральное правительство выделило средства на организацию цифровых конференц-залов.

    «У нас хорошие впечатления от этих новых условий для социальной работы во время пандемии. Мы смогли получить новый опыт в сфере социальных услуг, многие консультации проходили быстрее», — говорит Мартин Штретлинг.

    Он также сообщил, что федеральное правительство планирует расходы на видеоконференции освободить от налогов.

    Целенаправленная поддержка цифровизации услуг НКО очень востребована и в России, комментирует Елена Тополева, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию некоммерческого сектора и поддержке СО НКО. С нехваткой средств для дистанционной работы сталкиваются получатели социальных услуг, а иногда и НКО, особенно это актуально для маленьких организаций в регионах.

    «Мы в Общественной палате проводили опрос, и НКО говорили о том, что им не хватает техники, не хватает программного обеспечения, не хватает навыков, чтобы перейти в цифровой формат, который иногда становится единственным возможным. У нас были приняты меры поддержки НКО, довольно существенные, причем как правительством, так и негосударственными фондами, но сами НКО очень просят, чтобы была отдельная программа именно по поддержке цифровизации», — подчеркивает Тополева.

    Дания: битва за режим посещения

    Одна из самых чувствительных тем, которую с начала пандемии обсуждают представители государственных органов, муниципалитетов и некоммерческих организаций в Дании, — возможность сохранения личных контактов с пожилыми людьми для их близких даже в условиях локдауна.

    В первую волну пандемии дома престарелых в Дании были полностью закрыты для посещения. Для пожилых людей, особенно с деменцией, это стало серьезным испытанием, они оказались в полной изоляции. Цифровые технологии не решали этой проблемы: пациенты видели своих близких на экране, но не понимали, кто это, не могли общаться.

    «С самого начала все были озабочены тем, как оградить пожилых людей от коронавируса. Но по мере того, как развивалась пандемия, встал вопрос о преодолении изоляции. Дискуссия об этом превратилась в настоящую битву, в которой участвовали сотрудники учреждений, профсоюз, пожилые люди и НКО. Ведь речь шла о сохранении не только физического здоровья, но и психологического и социального комфорта», — рассказывает Мария Юстиниано из организации Global Seniors.

    Этот опыт учли, когда Данию настигла вторая волна пандемии. Сейчас, несмотря на то, что ситуация с COVID 19 в стране довольно тяжелая (около двух недель назад был объявлен частичный локдаун), посещения в домах престарелых не запрещены, а только ограничены. Одного пациента может посещать один или — в исключительных случаях — два человека, это должны быть одни и те же люди, никаких изменений в паре контактирующих не должно быть, встречи проходят в специально отведенных помещениях.

    pexels-cottonbro-3952191.jpg

    Фото: Рexels/Сottonbro

    «Похоже, что правительство прислушалось к организациям, работающим с пожилыми. Сейчас ограничения не такие строгие. Но в тех домах престарелых, где отмечались вспышки коронавируса, опять вводят более жесткие меры», — говорит Мария Юстиниано.

    Но, наверное, самая пострадавшая от изоляции группа, — одинокие пожилые, которые из страха заразиться очень давно не выходят из дома, отмечает эксперт. Обычные действия, к которым люди привыкли (ходить в гости, вместе гулять в парке и т.д.), в одночасье стали им недоступны.

    Такие организации, как Красный Крест предпринимали попытки наладить для одиноких пожилых регулярное общение по телефону. Есть много идей с использованием виртуальных технологий: общение в Skype, виртуальные путешествия, онлайн-лекции ученых и т.д. «Разные механизмы предлагаются разным группам, но одни могут получить от них пользу, а другие по каким-то причинам — нет. Так что ситуация с пожилыми в Дании вызывает серьезную озабоченность», — говорит Мария Юстиниано.

    Беспокойство НКО, помогающих пожилым, разделяют организации в разных странах.

    «Благодаря полному карантину мы смогли предотвратить или сократить массивную передачу инфекции среди пожилых, но социальная изоляция привела, например, к психологическим проблемам, — говорит Виктория Ротэрмель, советник отдела «Здоровье — пожилые – уход» организации Diakonie Hessen (Германия). — Пожилые стали меньше двигаться, растет риск пролежней, падений… Мы задумались об изоляции с этической и моральной стороны. Были приняты меры и разработаны концепции предотвращения полной изоляции пожилых людей в случае второй волны».  

    Россия: НКО мобильнее государства

    Пандемия оставила хосписы без волонтеров, пациентов — без возможности видеться с родными, людей, ухаживающих за родственниками дома, — без помощи сиделок, родителей — без возможности навещать детей в реанимации. Рассуждая о том, как это изменило работу Фонда помощи хосписам «Вера», директор фонда Анна Скоробогатова констатирует: «Оказалось, что мы, НКО, гораздо мобильнее государства».

    «Мы не связаны законом о госзакупках. В тот момент, когда безопасность вышла на первый план, мы поняли, что надо массово закупать средства индивидуальной защиты, антисептики для учреждений. В нашей помощи нуждались даже московские хосписы. Машина госзакупок только набирала обороты, еще шли торги, а мы уже смогли и найти средства, и выстроить новые закупки, и системно перестроить свои программы», — говорит Анна Скоробогатова.

    У фонда было несколько партнерских проектов по перевозке медиков: их бесплатно возили на работу и обратно, чтобы снизить для врачей риск заражения в общественном транспорте. Во время пандемии стало очевидно, как важна паллиативная помощь на дому, выездные патронажные службы. Только в 2020 году фонд «Вера» купил три автомобиля для выездных служб в Самарской, Тверской и Ярославской областях, чтобы у врачей была возможность доехать до пациентов. На портале pro-palliativ.ru опубликовано обучающее видео о правилах ухода на дому, материалы, подготовленные юристами и психологами.

    Для пациентов, изолированных в хосписе, закупали планшеты, чтобы обеспечить им связь с близкими. Не все смогли ими пользоваться сами, помогали координаторы фонда, медсестры.

    «Из-за того что в хосписах не было волонтеров, на медиков легла дополнительная нагрузка по организации социального сопровождения и вообще всей немедицинской помощи», — отмечает Анна Скоробогатова.

    Сейчас двери хосписов начинают открываться, с соблюдением всех требований безопасности к пациентам приходят родственники, на хозяйственную помощь приходят волонтеры. «В 2021 году нам предстоит восстанавливать баланс медицинской и немедицинской помощи», — продолжает Скоробогатова.

    До пандемии у фонда «Вера» было несколько программ офлайн-обучения. Часть удалось оперативно перевести в онлайн-формат, в том числе курс «Врачи врачам» и обучение медсестер уходу. Для фонда это был вызов, отмечает Анна Скоробогатова: нужно было не только перестраивать под дистанционку программу обучения, но и отснять весь материал.

    4263002239_9d5a079db9_o.jpg

    Фото: flickr.com/Giuseppe Moscato

    Среди тех, кто сравнительно легко существует в дистанционном формате после начала пандемии, — Центр сопровождения семьи благотворительного фонда «Даунсайд Ап».

    «Мы оказались очень удачливы в том, что на протяжении многих лет развивали дистанционный формат поддержки наших семей в силу того, что мы помогаем не только московским, но и региональным семьям», — рассказывает Татьяна Нечаева, директор Центра сопровождения семьи фонда «Даунсайд Ап».

    В электронной библиотеке центра собрано около 3 тысяч материалов для родителей: обучающие видеоролики, статьи, истории родительского опыта. Работает консультативный форум, где каждая семья может получить консультации педагога по раннему развитию, логопеда, психолога. Проводятся Skype-консультации и консультации по телефону для тех, у кого нет доступа в интернет, нет навыков использования современных гаджетов или просто нет свободного гаджета в семье. В пилотном режиме работают психологические онлайн-группы для подростков и молодых взрослых с синдромом Дауна.

    В 2020 году фонды «Даунсайд Ап» и «Синдром любви» впервые провели в онлайн-формате ежегодный театральный фестиваль «Разные грани» для инклюзивных творческих студий, в которых занимаются дети и молодые люди с синдромом Дауна. Заявки на участие прислали коллективы со всей России — от Сочи до Иркутска, а трансляцию на YouTube-канале фонда смотрели зрители из разных стран.

    «В ситуации пандемии очень нужна поддержка по цифровизации услуг НКО и по организации очных услуг, чтобы сегодня мы могли выполнять все требования Роспотребнадзора. И это не только средства индивидуальной защиты, но и выделение дополнительных помещений и пространств, — отмечает Татьяна Нечаева. — Часто у НКО маленькие помещения, в которых сложно развести потоки благополучателей. Возможность такой поддержки есть, в Москве она была реализована Департаментом труда и социальной защиты населения, благодаря чему десятки НКО получили дополнительное пространство».

    Онлайн-встреча «Социальные услуги НКО в пандемию: опыт Москвы и Европы» организована Агентством социальной информации. Это часть проекта «НКО Москвы – людям», который получил поддержку Департамента труда и социальной защиты населения Москвы и осуществляется на средства гранта по итогам конкурса «Москва – добрый город».
    По итогам встречи для НКО и ДТСЗН будут выработаны рекомендации.

    Похожие материалы