Спрашивают родители

Оставлен Администратор

Описание: 

Ведущий методист Центра сопровождения семьи, модератор консультативного онлайн-форума Даунсайд Ап Полина Жиянова отвечает на вопросы пользователей информационного портала Даунсад Ап. В этом материале она объясняет родителям, надо ли учить ребенка с синдромом Дауна жестовой речи, и как играть с ребенком, чтобы эта игра была интересной, увлекательной и полезной.

Ежедневно сотни пользователей делают поисковые запросы на информационном портале Даунсайд Ап. Мы проанализировали наиболее популярные из них и попросили специалистов дать пояснения по часто задаваемым вопросам. В этом номере на некоторые из этих вопросов отвечает ведущий методист Центра сопровождения семьи, модератор консультативного онлайн-форума Даунсайд Ап Полина Жиянова.

Надо ли учить ребенка с синдромом Дауна жестовой речи?

Как известно, у многих детей с синдромом Дауна наблюдаются задержки развития устной речи, а у некоторых из них встречаются и проблемы со слухом. Если в общении с детьми взрослые используют жесты, это помогает им понимать собеседника, а со временем и отвечать ему с помощью жестов и движений. И это позволяет строить диалог, который в будущем станет основой развития речи, а кроме того, поможет избежать многих конфликтов, вызванных непониманием.

Это значит, что обучение жестам можно начинать с рождения, что позволит преодолеть проблемы, которые вызваны задержкой речи.

Постепенно, по мере овладения устной речью, использование жестов сходит на нет и замещается словами.

Это не значит, что от жестов нужно полностью отказаться. Их использование уместно, когда из-за плохого произношения собеседникам трудно понять друг друга. И это вполне укладывается в языковые нормы каждого языка.

Жест – неотъемлемый компонент устной речи, он используется для усиления значимости произносимого, а также в особых ситуациях, где передавать информацию голосом или невозможно, или представляет определенные трудности: например, в шумном помещении или, наоборот, при необходимости соблюдать тишину.

Каждый, наверное, сталкивался в жизни с тем, как, попадая в незнакомую языковую среду, мы начинаем объясняться с помощью неречевых средств: мимики, движений, взглядов и жестов.

Важно, однако, чтобы жесты, которые мы используем, были понятны собеседнику.

Дело в том, что жестовый язык не является универсальным. Он возникает естественным путем в разных локальных общинах и постепенно изменяется со временем. Жестовый язык состоит из разных знаковых систем, совмещая в себе непосредственно язык глухих людей и жесты, используемые в обществе в целом.

Для того чтобы ребенок с синдромом Дауна мог пользоваться изученными жестами, они должны быть обязательными не только для педагога, который его учит, но и для родителей, детского и взрослого коллектива тех учреждений, которые ребенок посещает. Без этого ребенок, уже успешно и свободно общающийся с помощью жестов, попадая в среду незнакомых людей, внезапно оказывается в ситуации неуспеха. Он действует, как обычно, но его никто не понимает...

На сайте Европейского союза глухих выделено три существующих статуса языка жестов: признанный на конституционном уровне (Финляндия, Австрия, Чехия, Словакия, Испания), признанный на национальном уровне (Великобритания, Италия, Франция, Греция, Германия, Швеция, Норвегия), не признанный вообще (Польша, Румыния, Болгария).

В нашей стране не выработана и не узаконена система жестов для детей с синдромом Дауна. Поэтому мы считаем наиболее эффективным использование жестов, понятных без обучения и входящих в структуру языка. Кроме этого, можно использовать так называемые эконические или изобразительные жесты, не входящие в систему языка, но очевидные для окружающих, например, «кот» (жест – усы), «зайка» (жест – имитация прыжков), «медведь» (жест – покачивание из стороны в сторону).

Мы рекомендуем начинать изучение с социальных жестов, позволяющих регулировать поведение: «дай», «на», «да» (согласие), «нет» (отказ), «иди сюда», «тихо» и т. д.

Далее идут описательно-изобразительные жесты, сопровождающие речь и обозначающие размер, форму предмета, пространственное расположение объекта и так далее, а также имитация действий в качестве жеста («спит», «ест», «причесывается»). Эти жесты понятны всем, они помогут ребенку общаться с окружающими.

Как играть с ребенком?

Часто слышу от родителей: «Я не умею играть с ребенком, не понимаю, как сделать игру интересной, не могу с увлечением укачивать куклу, мне проще организовать занятие с ним…»

Действительно, трудно представить себе взрослого, который с интересом катает мяч или строит башенку из кубиков. Если же он это делает только потому, что так «нужно» ребенку, тот очень быстро начинает чувствовать эту натужность действий и тоже теряет интерес к игре. Казалось бы, положение безвыходное...

Представьте себе, что вы уехали из города, где родились и где прошло ваше детство, но периодически посещаете его по делам. В этом приезде нет ничего нового и интересного, так, рядовое событие. Но вот вы приглашаете очень близкого вам человека посетить этот город вместе с вами. И всё меняется: вы замечаете перемены, которые произошли вокруг, вам становится интересно ходить вместе по улицам и дворам своего детства. Вы знакомите своего друга с тем, что вас когда-то привлекало, что было дорого, вам важна и значима его реакция на всё, что вы предложили ему, как часть себя.

Вы, наверное, уже догадались, к чему я веду. Играя с малышом, вы знакомите его с новым, удивительным миром. Это для нас понятно, что колокольчик, который мы спрятали в коробку, продолжает существовать, а для малыша это открытие.

Это для нас кошка, лежащая на солнце – обыденное явление, и нас раздражает тот факт, что ребенок замер при виде нее и не идет с нами в магазин так быстро, как нам этого хочется. И мы забываем, что для него это встреча с живым непостижимым существом.

Это для нас горький плач младенца выглядит как истерика, как способ манипулировать нами, а для него это единственный способ поделиться с нами своей болью, одиночеством, обидой. И вот, когда мы отвлечемся от своих важных дел и увидим этого маленького человечка, который ждет не только ухода, но и понимания, уважения к себе, когда мы увидим его жесты, взгляды, поймем, как много он хочет и может сказать нам, тогда игра в мяч или постройка башни обретет для нас новый смысл – это станет тем пространством, где произойдет наша встреча с малышом.

А если эта встреча произойдет, то в награду мы получим замечательный дар – увидеть этот мир обновленным, как город вашего детства, с которого я начала свой рассказ.

И именно то, как меняется малыш, как он познает новое, как учится делать то, что еще вчера было ему недоступным, будет питать наш интерес к играм и общению с ним. Мы увидим не примитивные и неинтересные для нас игры, а то, как малыш движется по пути познания, как за три года раннего детства он меняется от беспомощного новорожденного до ребенка, осознающего свои желания, умеющего объяснить, чего он хочет (если его слушают и слышат), отстаивающего свои права и границы.

Это самый интенсивный и быстрый этап перемен в жизни человека. И, как нам ни трудно, мы должны успевать за этими переменами, не отрицать их, не тянуть ребенка назад, нам необходимо меняться самим.