Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    139

    Кай и Герда: история одной дружбы

    Описание:

    История яркого танцевального дуэта Маши Пелевиной и Ильи Шутова из города Родники Ивановской области подтверждает не только тот факт, что человек с синдромом Даун может быть успешен в творчестве, но и то, что между обычным ребенком и человеком с лишней хромосомой может возникнуть настоящая крепкая дружба.

    Может ли возникнуть крепкая дружба между обычным ребенком и человеком с синдромом Дауна? Не только приятельские приветствия и поздравления с днем рождения, а именно дружба, когда люди постоянно на связи в мессенджерах, вместе проводят свободное время, много разговаривают на самые разные темы – и просто помнят друг о друге, не сомневаясь: у меня есть настоящий друг! Такое случается нечасто. Но история яркого дуэта Маши Пелевиной и Ильи Шутова из города Родники Ивановской области – именно такая.

    Маше сейчас 15 лет, Илье 22. Они уже шестой год танцуют вместе в студии «Хобби-Шанс». Их дуэт «Dance magic» сразу, что называется, «выстрелил». С танцем «Волшебная история» (образы принцессы Фионы и Шрэка из всем известного мультфильма) в 2017 году Маша и Илья стали лауреатами первой степени международного инклюзивного танцевального фестиваля «Inclusive Dance», а танец-кадриль «Сладкая ягодка» попал в гала-концерт этого фестиваля. С тех пор ребята гастролируют по разным городам, исполнили много ярких, уникальных танцев. В чем же секрет их дружбы? На наши вопросы отвечает Маша Пелевина:

    – Маша, расскажи, как вы с Ильей познакомились? Как начали вместе танцевать?

    – Это случилось в лагере, в нашем центре детского творчества, мне тогда было 11 лет. Мама Ильи, Нина Анатольевна, вела у нас занятия, а сам Илья разгадывал кроссворды. Он сидел один, к нему никто не подходил, не разговаривал с ним. Я как-то сразу почувствовала: так быть не должно – мы все вместе, занимаемся, общаемся, а он один. И я к нему подошла. Он был удивлен и рад, что с ним кто-то заговорил. Так мы вместе стали ходить в лагерь. А потом мой хореограф Светлана Ставицкая, узнав о нашем знакомстве с Ильей, предложила поставить для нас танец. До этого Илья никогда не танцевал, и первое время он, конечно, очень стеснялся, но уже через неделю понял, что всё нормально, у него получается – и раскрепостился, стал очень быстро расти в танце.

    – А почему ты подошла к нему тогда, в лагере? Как отнеслись к этому другие ребята?

    – Илья прямо светился теплотой, добротой – это необычно. Мне было очень интересно с ним познакомиться! Другие дети его избегали, кто-то даже смеялся, глупо шутил… Но я сразу стала говорить им: «Давайте не будем это делать!» И они перестали. А потом сами с ним подружились.

    кай и герда6.jpg

    – На тот момент ты знала что-нибудь про людей с синдромом Дауна?

    – Слышала о них, но сама с такими людьми не общалась. Кстати, после того как появился наш с Ильей дуэт, к нам в танцевальную студию стали приходить ребята с особенностями, и сейчас у нас настоящий инклюзивный коллектив!

    – Как вы с Ильей поддерживаете друг друга на выступлениях?

    – Перед выступлениями он всегда очень волнуется, но я, наверное, волнуюсь за него еще больше. И мы поддерживаем друг друга. Помню, на одном из первых выступлений мы оба ужасно переживали, потому что не знали, как отреагирует публика. У нас на футболках было написано «Маха» и «Илюха». И когда Илья в танце сел на шпагат, все стали кричать: «Илюха, молодец, давай!» Это было невероятно!

    – Маша, как вы с Ильей проводите свободное время? О чем говорите?

    – Мы гуляем, любим зимой кататься с горок, летом – ходить в парк. Вместе бываем на разных праздниках. Говорим, в принципе, обо всём, но больше всего о танцах, конечно. Общаясь с Ильей, я не чувствую себя ограниченной в темах, но стараюсь говорить о том, что интересно ему. Например, он очень любит Деда Мороза, может о нем много рассказывать. А еще его «конек» – кроссворды, он их обожает!

    – Илья не похож на твоих сверстников и внешне, и по общению. Ты к нему привыкла, а как реагируют другие ребята, видя вас вместе?

    – Бывает, что ребята, которые Илью не знают, не воспринимают его всерьез и начинают смеяться. Случалось, что дети 11-12 лет, глядя на него, шушукались и хихикали. Илья уже взрослый и всё прекрасно понимает, но он к этому до такой степени привык, что вообще не обращает внимания. Я, в общем-то, тоже, но, когда это уместно, стараюсь всё-таки объяснить ребятам, что так делать не надо.

    – А что ты им говоришь?

    – Мои сверстники, подростки, часто сталкиваются с предательством со стороны своих друзей и знакомых. Поэтому я всегда говорю о том, что люди с особенностями вас как раз никогда не обманут и не дадут в обиду. Наоборот, поддержат и будут рядом. Будут вас крепко любить.

    – Как дружба с тобой повлияла на Илью?

    – Иногда, когда люди видят, что я с ним общаюсь, они перестают бояться, стесняться и тоже начинают с ним общаться. Теперь у него широкий круг общения: волонтеры и другие дети с особенностями на танцах, мои друзья и знакомые. А еще иностранные друзья, с которыми мы познакомились на фестивалях. Они ему пишут в соцсетях, спрашивают, как дела!

    – Многие родители, у которых рождается малыш с синдромом Дауна, очень боятся, что их ребенка будут обижать другие дети, боятся оскорблений, непонимания, обмана. Что ты им скажешь?

    – Это ваш ребенок! Нельзя его стесняться! Он самый родной и особенный для вас. Просто дарите ему свою любовь и никогда не думайте о том, что скажут про него другие.

    кай и герда2.jpg

    – Но дети всё равно часто очень жестокие, нечуткие, даже просто в силу возраста. По-твоему, есть ли рецепт, каким должен быть обычный ребенок, чтобы подружиться с особенным?

    – Главное – доброта! Если ребенок не привык осуждать никого, обсуждать за спиной, он может понять и принять особенного друга. Мне кажется, нужно учить ребенка ставить себя на место другого человека: вы же не знаете, что случилось у человека в жизни, почему он стал таким. Лучше не думать об этом, а просто подать руку помощи.

    – А каким должен быть особенный ребенок, чтобы с ним могли подружиться обычные ребята?

    – Думаю, родители должны его воспитывать правильно, чтобы он смотрел на мир с улыбкой. И был личностью, имел свое мнение, тогда с ним будет интересно общаться. Когда особенному ребенку всё запрещают, он не понимает, что на самом деле ему интересно. Как с таким человеком дружить?

    – Какие качества ты ценишь в Илье больше всего? Играет ли какую-то роль его синдром в вашей дружбе?

    – Он очень дружелюбный и веселый, искренний и открытый! И он прежде всего обычный человек, просто с некоторыми особенностями. На его диагноз я не обращаю внимания. 

    Поговорив с Машей, мы и Илье хотели задать несколько вопросов, но настроение в тот день у него было очень веселое, он начал шутить и смеяться, сочинять истории. Видимо, дружба для него – это в первую очередь радость, хорошее настроение, позитив! Так что о дружбе Ильи с Машей рассказала его мама Нина Анатольевна:

    – Илье и правда очень нравится общаться с Машей. Теперь мы дружим семьями, ходим друг к другу в гости, ездим на дачу. Как мама я понимаю: это дружба своеобразная, она не может быть абсолютно на равных, потому что и уровень интеллекта, и мировоззрение у ребят очень разные. Они дружат как брат с сестрой, даже называют друг друга Кай и Герда. Когда кто-то болеет и не идет на танцы, шлют друг другу смс: «Здравствуй, Кай. Как ты?» – «Болею, Герда!» Маша Илью опекает, бывает, в чем-то ему подыгрывает. А вот он ей не уступает, любит позиционировать себя как главного. Например, никогда не скажет, что устал репетировать, так что приходится говорить: «Маша устала, давай сделаем перерыв».

    Когда Илья встретил Машу, в его жизни всё поменялось. У него очень расширился круг общения и интересов. Он стал более самостоятельным, уверенным в себе. Если сейчас Маша не приходит на репетицию, он спокойно танцует с другой девочкой. А еще нам невероятно повезло с педагогом по танцам. Светлане Геннадьевне Ставицкой удалось раскрыть талант, заложенный не только в Илье, но и в каждом особенном ребенке из нашего коллектива. Благодаря ей мы и правда по-другому стали смотреть на мир, поверили в собственные силы! Она заразила нас своей искренней верой в то, что нет никаких ограничений, а есть бесконечные возможности, которые порой не видны взглядом, но видны сердцем.

    Родители особенных детей постоянно должны делать выбор: отказаться от ребенка или нет, прятать его дома или социализировать. Мы выбрали путь: не прятать своего сына и не стесняться его. Мы живем в маленьком городке, здесь все на виду. О нас очень быстро многие узнали, и в основном все нас поддерживают и помогают. Здесь, кстати, очень легко найти волонтеров. Люди ко всему привыкают – и к необычной внешности, и к странной речи ребенка с синдромом Дауна. Самое главное – должны быть места, пространства, где особенные и обычные дети могли бы встретиться, познакомиться. Нам повезло, что такое место нашлось!

    Похожие материалы