Работа горя. Проживание травмы рождения ребенка с синдромом Дауна в динамике процесса горевания

Оставлен Лизавета

Описание: 

Представлен опыт психологического консультирования на форуме Благотворительного фонда «Даунсайд Ап». Ведущей темой статьи является проработка травмы рождения ребенка с синдромом Дауна. Дан краткий анализ литературы по проблематике горевания. На конкретном примере рассматривается динамика переживаний и принятия ребенка матерью при регулярной дистанционной помощи психолога.

Рождение ребенка с особенностями здоровья - травма для родителей. В большинстве случаев известие о том, что с малышом что-то не так, является неожиданным и шокирующим. И если в обычной ситуации контакт с новорожденным налаживается естественным образом, более того, от вмешательства извне в этот процесс стоит воздержаться – у матери и ребенка достаточно ресурсов, чтобы наладить жизненно необходимую связь [1], — в случае рождения малыша с особенностями дело обстоит по-другому. Чтобы женщина сумела принять реальность, чтобы контакт с младенцем не прервался, а развивался, ей крайне желательно иметь специальное сопровождение. 

Как возникает проблема

Появление на свет ребенка является для матери мощнейшим переживанием. Девочка, мечтавшая о малыше еще с возраста Эдипова периода (3—6 лет), становясь взрослой женщиной, наконец осуществляет свою задумку. Кто для нее этот младенец, выношенный в мечтах? Конечно, идеал. Он бессознательно наделен отцовскими чертами, сознательно — чертами ее мужа, в нем есть образ самой женщины, а возможно, и воспоминания о ее прошлых любовных увлечениях. Она грезит и уже любит. И вот рождается малыш – реальный. Возможно, он оказался другого пола, чем мечталось, возможно, он слишком много кричит или даже «совсем не похож» на задуманный образ. Запускается процесс, обозначенный в психологии как процесс горевания. Мать испытывает непонятную тоску, бывает раздражена, плачет «на ровном месте», срывается на близких. Если переживания слишком сильные, врачи могут диагностировать послеродовую депрессию. Причина такого состояния именно в запуске работы горя: с «ребенком мечты» крайне тяжело расстаться и очень трудно принять его реального.

В нашей работе с семьями мы ежедневно сталкиваемся с двойной травмой наших матерей. Мало того, что ребенок субъективно отличается от задуманного, он еще и объективно другой – у него лишняя хромосома.

По нашим наблюдениям, женщины, не получившие психологическую помощь вскоре после рождения ребенка с синдромом Дауна и обратившиеся к нам значительно позже, находятся как бы в «замороженном» состоянии. Не проделав работу горя естественным образом, они «застывают», переживая как симптомы депрессии, так и психосоматические расстройства, что отражается на их здоровье, развитии ребенка и общем функционировании семьи. 

«Работа горя»: о чем свидетельствуют научные исследования

Одним из первых к теме переживания утраты обратился З. Фрейд. В своей работе «Печаль и меланхолия» («Trauer und Melancholie», 1915; в других переводах — «Скорбь и меланхолия») [6] он выделил два состояния: горе как реакцию на утрату и меланхолию как затяжное состояние, связанное с потерей, но при этом и с невозможностью ее пережить.

В дальнейшем многие клиницисты обращались к теме горевания. В словаре по психоанализу Ж. Лапланша, Ж-Б. Понталиса работа скорби определяется как «внутрипсихический процесс, наступающий вслед за утратой объекта привязанности», в ходе которого «субъекту удается постепенно отстраниться от своего объекта» [4, с. 467].

Выделяют стадии, которые человек проживает в процессе горевания. У разных авторов их 4 и более. Эти этапы переживаются человеком нелинейно – он может не раз возвращаться на ту или иную ступень. Например, Э. Кюблер-Росс выделила такие стадии, как шок, отрицание, агрессия, депрессия и, наконец, принятие.

При этом в успешном проживании процесса горевания человек решает четыре задачи (по Дж. Вильяму Вордену) [8]. Первая – это признание факта потери, вторая – переживание боли потери, третья – налаживание окружения, которое разделяет потерю, и четвертая – выстраивание нового отношения к потере и продолжение жизни. На каждой стадии личность испытывает целую гамму крайне болезненных чувств, которые зависят от прошлого опыта переживания потерь.

«Работа горя» – это термин, предложенный Фрейдом для описания внутреннего и внешнего приспособления, которое необходимо совершить после утраты.

Мы привыкли понимать горе как реакцию на такие утраты, как потеря значимого человека, болезнь или материальные лишения. При этом потери сопровождают нас всю жизнь и опыт горевания человек приобретает с самого раннего младенчества, например, когда мать отказывает ребенку в чем-либо, уходит или отнимает от груди. Чувство скорби, сопровождающее потерю, является естественной реакцией на приспособление организма к изменившимся условиям, которые приносит жизнь [3, с. 44—46].

Период неосложненного горевания длится от года до двух лет. Верными признаками того, что переживающий нуждается в помощи, являются устойчивость симптомов на протяжении длительного времени, выходящего за пределы принятого для нормального горевания, степень страдания или отсутствие реакций горя [2]

Горюющий человек испытывает сильные реакции: гнев, вину, тревогу, навязчивые размышления; включаются механизмы защиты психики от невыносимых чувств, а именно отрицание и расщепление, которые помогают разуму ничего не знать об утрате. При этом переживания, возникшие на той или иной фазе горя, позднее всегда возвращаются, причем неоднократно.

«Работа горя» – это термин, предложенный Фрейдом для описания внутреннего и внешнего приспособления, которое необходимо совершить после утраты. Работу скорби З. Фрейд изображает следующим образом: «Исследование реальности показало, что любимого объекта больше не существует, и реальность подсказывает требование отнять все либидо, связанные с этим объектом. Против этого поднимается вполне понятное сопротивление, — вообще нужно принять во внимание, что человек нелегко оставляет позиции либидо, даже в том случае, когда ему предвидится замена. Это сопротивление может быть настолько сильным, что наступает отход от реальности и объект удерживается посредством галлюцинаторного психоза, воплощающего желание. При нормальных условиях победу одерживает уважение к реальности, но требование ее не может быть немедленно исполнено. Оно приводится в исполнение частично, при большой трате времени и энергии, а до того утерянный объект продолжает существовать психически. Очень трудно указать и экономически обосновать — почему эта компромиссная работа требования реальности, проведенная на всех этих отдельных воспоминаниях и ожиданиях, сопровождается такой исключительной душевной болью. Замечательно, что эта боль кажется нам сама собою понятной. Фактически же по окончании этой работы печали "Я" становится опять свободным и освобожденным от задержек» [6, с. 213—214]. Таким образом, в отличие от меланхолии, горе имеет начало и конец.

Фактически же по окончании этой работы печали "Я" становится опять свободным и освобожденным от задержек». Таким образом, в отличие от меланхолии, горе имеет начало и конец. 

История одной мамы

На консультативном форуме Центра сопровождения семьи благотворительного фонда «Даунсайд Ап» ведется работа, которая помогает матерям справиться с травмой рождения ребенка с синдромом Дауна.

В настоящее время, в связи с развитием интернет-технологий, сопровождение семей, у которых родился особенный ребенок, практически не имеет ограничений. К 1 ноября 2014 года на форуме было зарегистрировано 4698 пользователей, из них активных участников – 163 человека. В психологическом разделе форума – 219 тем и 2914 сообщений.

Благодаря тому, что работа с психологом сохраняется и отображается полностью, можно наблюдать динамику переживаний, которые сопровождают мать с момента сообщения о диагнозе ребенка. Рассмотрим этот процесс на конкретном примере.

Наталья, третий ребенок. Женщина узнала о том, что у сына синдром Дауна, через 3 месяца после его появления на свет. Работа с психологом велась со средней периодичностью один раз в неделю в течение 600 дней (1 год и 8 месяцев).

Первое сообщение. Оно короткое, всего из нескольких предложений, отражающих растерянность, смятение и неприятие произошедшего.

11.01.2013.

Иногда мне кажется, что я схожу с ума... Мне тяжело принять действительность... Мне тяжело переключаться со здоровых детей на больного и наоборот... Мне кажется, что никто не понимает, что я чувствую... Где брать силы?

«Потеря значимого объекта постоянно активизирует в человеке различного рода внутренние попытки сопротивляться реальности потери», – отмечает В. Тэхке [5 , с. 162]. Здесь под потерей мы понимаем потерю образа ребенка, который сложился у матери и теперь разрушен.

После ответа психолога-консультанта форума второе сообщение состояло из 2250 знаков. Приведем определяющие его части.

12.01.2013.

До появления Н. мы с мужем очень хотели девочку Катюшу. Всё было хорошо, пока на УЗИ не сказали, что там мальчик. С этого дня я часто плакала... Муж меня успокаивал: какая разница?

<…> ВЫ ПРОСТО ПОПАЛИ В ЭТОТ ПРОЦЕНТ, У ВАС ТРИСОМИЯ 21-й ХРОМОСОМЫ!!! Я больше ничего уже не слышала...Через некоторое время подошел муж с ребенком, а я его видеть не хочу!!! Мозгами понимала, что так нельзя, это наш ребенок, я его мама. Но в тот момент мне хотелось его убить и самой исчезнуть... Меня останавливала мысль о двух нормальных моих мальчиках.

<…> Я принципиально не кормила Н., хотя молока было тогда много. Когда он долго плакал, мне становилось его жалко и я садилась кормить. У нас с мужем не хватало смелости сказать кому-то об этом, и на людях мы делали вид, что всё хорошо, ничего не подтвердилось. А внутри... БОЛЬ!

Для меня Н. как инопланетянин! Я только о нем и думаю... все ищу, ищу… В общем, я плохая мама и жена, и дочка.

<…> У меня в голове – страхи. Вот мальчишки вырастут, у них будут семьи... Как Н. будет на это реагировать? Как они будут к нему относиться, когда узнают о диагнозе? Как сказать об этом родным? Как устроить его в нормальный садик, школу, как там к нему отнесутся? Как мне научиться не стеснятся своего ребенка, когда мы гуляем на улице?

Первый контакт со специалистом позволил маме выразить свои чувства. Эти чувства новые, неожиданные, очень болезненные и неконтролируемые. В этом сообщении отражена гамма эмоций, сопровождающая острую стадию горевания, – начиная от отрицания того, что это могло произойти, и кончая страхом, гневом и разочарованием. С началом психологической работы у матери произошел прорыв сдерживаемого напряжения, все чувства активизировались.

Далее пошла проработка эмоций, которая длилась более года.

14.01.2013.

Я хочу научиться любить его не только внутри, но и снаружи. Я хочу научиться его понимать.

За этими словами скрывается вина, сомнения в том, можно ли любить этого ребенка, стремление разобраться со своими чувствами.

Прошла неделя с момента начала работы:

17.01.2013.

Для Н. крепость любви должна быть дома, а я еще – расплавленная медуза... Дома даже не с кем поговорить об этом. Напишу, и легче становится, хотя бы на время.

Возможность выражения испытываемых чувств крайне важна в этом остром периоде.

21.01.2013.

Жаль, что мужа не было рядом... У него сейчас другие ценности в жизни, и мы не слышим друг друга. Это тяжело, но я надеюсь, что всё поправимо.

В сообщениях возникает фигура отца ребенка. Сам факт его появления очень важен и имеет хороший прогностический признак, однако ситуация, когда мать ощущает непонимание своего состояния со стороны близких, в данном случае мужа, встречается довольно часто.

28.01.2013.

Я стараюсь идти вперед, но периодически опять впадаю в депрессию... Когда смотрю таблицы развития, вспоминаю старших, вижу этого малыша и не могу спокойно на него смотреть!!! ЗА ЧТО??? Иногда мне кажется, что я – сильная, справлюсь! А иногда – стопор в мозгах. Сижу и никого ни видеть, ни слышать не хочу!!!

Прошло немногим больше месяца. Страдания еще очень сильны.

14.02.2013.

Я учусь принимать солнечных людей... Иногда у меня это получается, а иногда, когда я пытаюсь понять их внутренний мир, мне кажется, что я сама начинаю «тормозить»…

Смотрю на своего Н. Он тоже по-своему красивый, интересный, добрый, ласковый... Иногда он с осторожностью на меня смотрит, как будто сначала почувствует, в каком настроении я к нему подхожу, а потом реагирует соответственно... Когда я с ним занимаюсь, он тоже выкладывается на все 100 %. Я вижу, что ему трудно сделать то или иное упражнение, НО ОН ТАК СТАРАЕТСЯ!!! Такое ощущение, что он всё время хочет мне понравиться! Я в него постепенно влюбляюсь...

Происходит настройка мамы на ребенка – ее темп синхронизируется с темпом развития малыша. Интересно, что не только женщина стимулирует ребенка, но и возрастающая активность младенца, его более выраженный отклик, его новые умения возвращают мать к жизни.

22.02.2013.

Я просто в поиске информации... но чем больше узнаю, тем тяжелее всё это принять. Лучше бы я ничего этого никогда не знала....

Иногда мне кажется, что я его уже приняла, а иногда мне страшно... Я успокаиваю себя тем, что это ЧЕЛОВЕК! Он же родился от любви двух людей! В нем наша кровь…

Мама вновь и вновь задает вопросы, на которые у нее нет ответа, но она продолжает его искать. При этом она опирается на отношения в паре, где есть любовь между мужчиной и женщиной, в которой родился их сын. 

Рождение ребенка с особенностями ранит чувство самости, снижается самооценка, представление о себе как успешном родителе подвергается сомнению. Какая-то часть Я утрачивается с образом идеального ребенка, и с этой потерей также необходимо справиться. 

06.03.2013.

Мои чувства к Н. – р а з н ы е... Иногда мне кажется, что я уже опустилась на землю и приняла его таким, какой он есть. Иногда им просто наслаждаюсь. Иногда падает настроение от того, что мы развиваемся физически не так, как обычные дети. В моей голове проносится рой плохих мыслей и даже страшных! О том, что не хочу такого ребенка! Не хочу видеть его мучения! Лучше бы ему не родиться! Боюсь людей, непонимающего общества! Да я и сама его не понимаю, чем я лучше?!

Ведь с таким малышом нельзя терять ни секунды!!! Его надо обучать и развивать!!!

Я заметила, что Н. терпеливее, усидчивее старших мальчиков. Я вижу, что ему трудно, но он старается, пыхтит, кряхтит, напрягается!

Чувство гнева и вины возвращаются вновь. Часто этот процесс сопровождается тревогой, что время упущено. При этом оживают психологические механизмы, играющие положительную роль, такие как активность, способность наблюдать, замечать изменения, искать пути развития. Тогда у матери появляется желание играть с ребенком. При сравнении ребенка-мечты с реальным малышом критерии становятся более подробными и наделяются новыми положительными качествами.

11.03.2013.

Я тоже думала, что время – лучший советчик! Только это для других жизненных ситуаций, чувств... Диагноз СИНДРОМ ДАУНА – НАВСЕГДА!!!

Действительно, утешительная мысль, что время сделает свое доброе дело, не работает, потому что переживание горя – это тяжелая внутренняя работа, темп и длительность которой у каждого свои [7].

…Мне кажется, что многие солнечные мамочки тоже это переживают, только страшно об этом сказать вслух. А на самом деле – это собирание себя по кусочкам, после взрыва от услышанного диагноза!

Прошло чуть больше двух месяцев с момента начала консультирования. Внутренняя работа идет очень интенсивно и отчасти осознанно. Наступает время этапа принятия ситуации.

15.03.2013.

Я чувствую, что моя рана начинает заживать! Хотя сама себе, иногда, ее раздираю и опять болит... Может, привыкаю, или хорошо приклеиваются «розовые очки»?

<…> В какой-то степени приспосабливаюсь к особенностям Н. Верю, что в нем также есть какой-нибудь талант, который поможем развить!

Сидром Дауна для меня – враг, который мешает мне любить моего ребенка! Вот я и пытаюсь подружиться с этим диагнозом.

Мне тяжело объяснять другим: почему он такой? Я сама НЕ ЗНАЮ!!! Иногда боль возвращается...

Мне удобнее думать не о ребенке с cиндромом Дауна, а о Солнечном малыше! Пусть это одно и то же, но для меня это – разные вещи!

Мать наполняет свои старые и новые внутренние образы другим, позитивным содержанием.

22.03.2013.

Мне казалось, что я – сильная, с большими перспективами! А после сообщения о диагнозе я как выжатый лимон. Я понимаю, что чем раньше я приду в себя, тем лучше будет для моего ребенка! Иногда даже получается.

Рождение ребенка с особенностями ранит чувство самости, снижается самооценка, представление о себе как успешном родителе подвергается сомнению. Какая-то часть Я утрачивается с образом идеального ребенка, и с этой потерей также необходимо справиться.

Прошло 3 месяца с начала консультирования.

01.04.2013.

Я чувствую, что привязываюсь к Н. Старших тоже люблю, но по-другому...

<…> «Розовые очки» пока нужны. Надеюсь, придет время, когда я их смогу снять и почувствовать искреннюю радость!

Стены еще не строю... Формирую фундамент... Я хочу почувствовать под ногами ЗЕМЛЮ. ОПОРУ.

04.04.2013.

Я еще не совсем компетентная, но стараюсь... Когда я одна с Н. занимаюсь, общаюсь, играю дома, мне кажется, что всё хорошо... Какой он инвалид? А вчера пошли в больницу на взвешивание и опять началось... Мне больно видеть здоровых детей и потом смотреть на Н.

Постепенно самооценка восстанавливается. При этом остается уязвимость при внешних контактах с другими людьми. Эти контакты указывают маме на отличия ее ребенка и вновь вызывают болезненные переживания, которые всё еще сильно ранят.

…Зашла на страницы к другим мамочкам – увидела, что я не одна такая... И здесь почти все чувствуют то же самое...

Ценно, когда женщины могут общаться с мамами, оказавшимися в той же ситуации. Делясь своими историями, они используют ресурс друг друга, чувствуют, что не одиноки, примыкают к тому или иному сообществу людей, переживших подобный опыт. Так формируется новое для них социальное окружение.

<…> Иногда я чувствую, что это не мой ребенок! Мне хочется его выбросить, как испорченный продукт, бракованную игрушку... Но тут же появляется противоречие! НЕТ! Это мой ребенок!!! Я его люблю и никому не отдам! А какая я мама, если думаю о таких страшных вещах??? Я себя ненавижу за такие мысли и чувства! Во мне постоянно идет борьба противоречий... Я могу справляться с этими противоречиями, когда занимаюсь с Н. Но когда я вижу здоровых детей, у меня все опускается....

Я бы и жизнь свою отдала, чтобы убрать эту хромосому!!!

21.04.2013.

Я еще не могу почувствовать с таким ребенком счастье... мне самой противно, что я не могу дать в полной мере этой любви. Скорее всего, я чувствую просто ответственность за его жизнь! А не любовь... Я неправильная мама.

Теоретически я понимаю, что в ситуации с Н. нужна дверь с надписью «СМИРЕНИЕ». Просто надо с этим ЖИТЬ!!!

Еще около года потребуется женщине, чтобы вновь и вновь проживать те чувства, которые она испытывает, восстанавливать свою самость, начинать формировать новые возможности и видеть перспективы. Работа с психологом ведется еженедельно.

02.07.2013.

А так хочется найти в своем городе подобную мамочку с таким ребенком, чтоб не быть в одиночестве белой вороной...

Получив положительный опыт интернет-общения в сообществе и поддержки специалистов, мать начинает искать и устанавливать необходимые ей контакты в реальной жизни.

30.07.2013.

В моей жизни поменялся круг общения и появился новый круг хороших знакомых. Родственников увидела в новом свете.

05.08.2013.

Нам сегодня годик! Для меня этот год был самым насыщенным за всю мою жизнь! Я сегодня и радовалась, и смеялась, и плакала, но плакала уже не от того, что у нас 47-я хромосома, а от счастья, что Н. вот такой большой МОЛОДЕЦ!!!

У меня вообще меняется мировоззрение. Раны еще болят, но боль уже не такая острая, как вначале... Я не думаю, что она исчезнет. Просто я по-другому буду ее видеть и чувствовать. 

Да, я уже чувствую в себе силы. И эту силу мне дает сам Н.!

13.08.2013.

Перечитываю свои записи... как будто бы это была не я.

Старшие мальчики стали намного мягче. Общаясь с Н., они проявляют нежность и заботу о братике. Я боялась обратного...

Но мне больно сравнивать Н. с нормальными маленькими. Мало кто из обычных мамочек поймет нашу радость, когда у ребенка что-то получилось! До сих пор не могу привыкнуть к ритму развития Н.

Сравнение с другими детьми болезненно, однако именно эта острота чувств говорит о том, что мама не отрицает нарушений ребенка, а ищет другие критерии для его оценки. Каждый новый успех малыша, такой как первый зуб или первые шаги, радует ее, но она вновь вспоминает, как переживала сообщение о диагнозе.

02.09.2013.

Иногда я жалею о том, что оформила инвалидность Н., потому, что не вижу в нем никакого инвалида! А с другой стороны – это какая-то защита для некоторых его особенностей...

А может, и не нужна мне вовсе девочка??? Просто учусь дальше жить и не хочу прожить ее остаток, мучаясь от несбывшейся мечты. Ведь можно же и так быть счастливой! У меня прекрасная семья: муж, трое мальчишек.

Одной из задач внутренней работы по расставанию с ребенком мечты является осознание того, ЧТО в этом воображаемом образе мы потеряли, чтобы наметить для себя пути возможного восполнения утраченного.

08.09.2013.

Год назад я думала, что я теперь в домашней тюрьме. А сегодня я так не думаю. Я стараюсь делать все, чтобы Н. развивался, и собираюсь на работу в свое время.

<…> Я вышла из прошлого состояния. Я уже не вижу Н. обузой или карой небес... Я начала чувствовать материнское счастье.

23.09.2013.

А я бы хотела обычного малыша! Н., кроме меня, некому защитить!

Да, я учусь его любить! Да, мне тяжело привыкнуть к этому темпу развития! Но, какая бы плохая я не была, — горло любому за него перегрызу!

Слезы сменяются выражением злости, гнева. Это верный признак выхода мамы из депрессивного состояния. Продолжается восстановление себя как целостного субъекта. Происходит соединение ребенка с проблемой, что характерно для психической интеграции. Диагноз не отрицается, не отщепляется от ребенка, а это значит, что не игнорируются реальные возможности и потребности малыша и, следовательно, находятся оптимальные пути для его развития, а также способность думать и искать наиболее верные решения для социализации, о чем мама и сообщает далее.

30.09.2013.

Не знаю, кто из него получится, но! Если он будет хорошо развиваться, он поменяет много сложившихся стереотипов в этом городе! Я этого очень хочу! Чтобы солнечных людей не пинали, а относились к ним по-человечески! И чтобы мамы не боялись выйти на улицу с таким ребенком…

Самовосстановление матери продолжается. Она задается вопросами о будущем, о том, как особенности ребенка будут влиять на его жизнь, беспокоится о том, как защитить и поддержать сына.

21.10.2013.

Особенные дети учат нас по-новому ценить жизнь и просто радоваться! Мы о своем решении сейчас не жалеем! Н. стал для нас сердцем семьи!

<…> Все равно возвращаюсь к теме особенности... Пока Н. маленький — он симпатяшка, а я боюсь, что когда он вырастет… Я стараюсь посмотреть глубже и увидеть много красивого ЗА этой внешностью... И я опять думаю о хорошем.

13.11.2013.

Я не хочу, чтобы Н. видел мои слезы и переживания. Я хочу, чтобы он видел меня улыбающейся и счастливой мамой такого сына, как он! А у меня пока это плохо получается... точнее, не всегда.

9.12.2013.

Муж считает меня сильной! А я могу быть и слабой, иногда, как все! Мне понадобилось время, чтобы получилось сдерживать некоторые свои эмоции... Буду двигаться дальше... Сейчас для этого у меня уже есть силы!

Женщина уже меньше нуждается в обсуждении того, что с ней происходит, накал чувств ослабевает. Получив достаточно пространства, пусть и виртуального, для проработки чувств, для получения обратной связи, она чувствует себя спокойнее и увереннее.

18.12.2013.

Я действительно рассматривала СД с разных сторон! Делясь ссылками про детей с СД, узнавала разные мнения и проверяла свои чувства, которые также не односторонни... многогранны... Когда я впервые получила литературу из Даунсайд Ап, не готова была ее читать! Читала, но сквозь слезы и не хотела ничего этого ни видеть, ни слышать! Прошло время, и я уже совсем другими глазами читаю эту же литературу и подобную тоже. Я смотрю совсем по-другому на таких людей в видеороликах... У меня нет к ним уже той жалости, которая была раньше... Я смотрю на них с радостью, что у них много чего получилось, несмотря на их особенности! 

Интенсивная, эмоционально окрашенная и открытая переписка матери с психологом на форуме позволила женщине выразить свои горестные переживания, которые постепенно утратили свою силу, обрели смысл. Место горя заняли радость материнства и принятие ребенка.

 

Прошел год с начала консультирования.

14.01.2014.

Мне показалось, что я становлюсь другой... По-другому все чувствую... Боли почти нет! Я смотрю на Н, больше как на Личность! При этом знаю, что у него лишняя хромосома, но не зацикливаюсь на ней! Что произошло? Не знаю... Наверное, сам Н. стал более подвижный и интересный. И мне некогда думать о плохом... Появилось больше надежды и веры во что-то хорошее!

07.02.2014.

4 февраля нам исполнилось 1 год и 6 месяцев! Перед нами в поликлинике была девочка 10 месяцев с такими же показателями! Понимаю, что сравнивать детей не нужно! Но почему-то на душе стало так тяжело... такая разница в развитии... Не могу понять: почему я предъявляю подсознательно Н. непреодолимые требования?

12.02.2014.

Разочарование было, когда узнала о диагнозе... Как будто украли праздник... А когда проходит время... праздник возвращается, но не такой, какого ожидала, другой... но это тоже вызывает улыбку радости!

05.04.2014

4 апреля Н. исполнилось 1 год и 8 месяцев. Вроде бы радостное очередное событие, а мне плакать хочется... Расстроена потому, что Н. до сих пор не ходит сам. Может, я слишком много от него хочу? Я виню в этом себя. Иногда кажется, что всё напрасно...

17.04.2014.

Когда я думаю о свободном развитии и стараюсь иногда отпустить ситуацию на самотек, что-то внутри толкает меня, что надо что-то делать, а нужно ли это в тот момент? Не всегда... Вот здесь я и теряюсь... Еще стараюсь находить и замечать в жизни что-то светлое, красивое, останавливать на этом взгляд... улыбнуться и жить дальше!

26.05.2014.

И как бы я ни старалась, он берет только то, что может, и выше себя не прыгнет. Просто мне самой тяжело с этим смиряться. И я себя успокаиваю пословицей: «Тише едешь – дальше будешь».

Ситуация, таким образом, побуждает мать к овладению новыми навыками и умению справляться с новыми ролями. Кроме того, женщина продолжает подстраиваться под темп развития ребенка.

22.06.2014.

Сейчас остается меньше времени, чтобы страдать, а больше, чтобы наблюдать, как растет и развивается Н.! Да медленно, мы еще не ходим сами, мы еще много не умеем делать, но он по-своему счастлив! А это значит, что я тоже по-особенному счастлива!

Интенсивная, эмоционально окрашенная и открытая переписка матери с психологом на форуме позволила женщине выразить свои горестные переживания, которые постепенно утратили свою силу, обрели смысл. Место горя заняли радость материнства и принятие ребенка. 

Роль профессиональной поддержки на форуме

Присутствие психолога помогает горюющей женщине выражать, связывать, изменять свои аффекты и, в частности, способствует разрешению двойственности чувств по отношению к ребенку. Психологический раздел форума за несколько лет своей работы действительно стал тем местом, где женщины могут свободно говорить о себе и своих переживаниях.

Как правило, знание о том, что чувства вины, гнева, быстро сменяющиеся реакции отрицания, обвинений, слезы являются типичными в данной ситуации, приносит матерям облегчение. Успокаивает и понимание того, что переживание горя – это период сильного душевного волнения и боли, которая может проявляться у всех по-разному.

В процессе работы с матерью психолог одобряет ее откровенный разговор о ребенке и собственных чувствах, а затем поощряет продолжить его с родственниками и друзьями в реальной жизни. Часто этот шаг вызывает сильный страх и стыд, который становится фокусом работы и постепенно преодолевается.

Как и в любом другом психотерапевтическом лечении, чтобы терапия с психологом по переписке была эффективной, она должна быть достаточно продолжительной. Требуется время, чтобы исследовать значение рождения ребенка для конкретной женщины, возможные причины, осложняющие горе, включая утраты, понесенные в другие периоды жизни. Мать проделывает длительный путь, чтобы восстановить свою самость и возвратиться в социальную жизнь. 

Литература

  1. Винникотт Д. В. Маленькие дети и их матери. М. : Класс, 1998. 80 с.
  2. Волкан В., Зинтл Э. Жизнь после утраты. Психология горевания / пер. с англ. 2-е стереотип. изд. М. : Когито-Центр, 2014. 160 с. (Современная психотерапия).
  3. Кинодо Ж.-М. Приручение одиночества : пер. с фр. М. : Когито-Центр, 2008. 254 с.
  4. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу / пер. с фр. и науч. ред. Н. С. Автономовой. 2-е изд., перераб. и доп. СПб. : Центр гуманитарных инициатив, 2010. 751 с.
  5. Тэхке В. Психика и ее лечение: психоаналитический подход : пер. с англ. М. : Академический проект, 2001. 576 c.
  6. Фрейд З. Печаль и меланхолия // Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа. СПб. : Алетейя, 1998. 256 с. С. 211—231.
  7. Фюр Г. «Запрещенное» горе. Калуга : КГУ им. К. Э. Циолковского, 2012. 60 с.
  8. Worden, J. W. Grief counseling and grief therapy : A handbook for the mental health practitioner. 4th ed. N. Y. : Springer, 2008. 328 с. 

Автор благодарит Наталью Миренкову за любезное разрешение опубликовать переписку.