Танцующий лагерь: проверка на прочность

Оставлен Администратор

Описание: 

Рассказ участницы инклюзивного досугово-образовательного проекта «Танцующий лагерь», который был реализован летом 2017 года. В загородный палаточный лагерь отправились позитивные, добрые, смелые люди, заранее готовые преодолевать трудности походной жизни. Вместе со своими «солнечными» детьми и их «обычными» братьями и сестрами они смогли проверить себя на прочность, пожить в непривычных условиях, научиться разводить костер и рубить дрова, побыть на природе, познакомиться с жизнью российской деревни.

Вы уже решили, как проведете лето? В ваших планах на отпуск есть место времяпрепровождению, которое станет увлекательным и полезным для всех членов семьи, включая вашего ребенка с синдромом Дауна? Если еще нет, то, возможно, вам удастся почерпнуть новые идеи из рассказа участницы инклюзивного досугово-образовательного проекта «Танцующий лагерь», который был реализован летом 2017 года.

8 часов утра. Сосновый бор. Заливаются птицы, в воздухе – запах костра, на котором варится каша, – и этот волшебный запах вместе с птичьим пением и зажигательной музыкой заставляет даже самых заядлых лежебок выползти из палаток. Все на зарядку! Разомнем руки-ноги, потянемся и обязательно исполним любимые танцы в честь начала нового дня! Так мы встречали каждое утро в первом «Танцующем лагере». Но обо всём – по порядку.

Лагерю – быть!

Студия «Танцующий дом» для детей с особенностями развития работает в Москве более 12 лет, и в какой-то момент студийцам очень захотелось для себя особенного, запоминающегося мероприятия… И вот – свершилось!

«Наши друзья из села Козлова, что в Тверской области, предложили нам разбить в бору на берегу реки палаточный лагерь, – рассказывает руководитель студии Сергей Фурсов. – Поначалу идея казалось нереальной. Все-таки для многих людей жизнь в палатках с детьми – настоящий экстрим. В итоге решились на это приключение самые отважные, и таких смельчаков набралось больше семидесяти человек».

Пока будущие походники собирали рюкзаки и морально настраивались, организаторы в Москве планировали все нюансы быта и досуговой программы, а ответственные организаторы из Козлова на месте реализовывали их идеи. Забегая вперед, скажем, что лагерь прошел отлично. Но сколько же волнений и переживаний было на этапе подготовки! Как спать с детьми в палатках (а прошлое лето, как вы помните, было больше похоже на осень)? Как готовить на костре? Каким образом мыться? И многие-многие другие вопросы не давали покоя. Большинство из них отпало в первый же день – быт был продуман до мелочей. Если палатка не промокает, каша на завтрак сварена вовремя, поставлены тенты от дождя, то жизнь походника сразу становится веселее! Немаловажным оказался и общий настрой: в лагерь отправились позитивные, добрые, смелые люди, заранее готовые преодолевать трудности походной жизни. И им всё было по плечу! Ведь это так необычно – проверить себя на прочность, пожить в непривычных условиях, научиться разводить костер и рубить дрова, побыть на природе, познакомиться с жизнью российской деревни.

Настоящие бойцы

Два часа дня. Скоро обед! Паша несет дрова и подкидывает их в огонь, на котором стоит кастрюля с супом и чайники: «Чтобы не остыли!». К кастрюлям выстроилась очередь – Ваня помогает повару подавать еду. Маша вытирает со стола и раскладывает посуду. Она же с удовольствием приберет стол после еды. «Где Вадим?! Нам нужно принести воды!» – кричат с кухни.

Все переживания о том, что особенным ребятам будет в лагере трудно, оказались напрасными. Никаких капризов, ссор, криков и истерик. Никаких «я это не буду», «не хочу туда идти». Да, в лагере детям пришлось выйти из зоны комфорта и ежедневных ритуалов. Но их, в первые часы потерянных, тут же «взяли в оборот», ведь любой лагерь подразумевает коллективное дело, поддержку и взаимодействие. Дети очень быстро, без лишних объяснений, поняли это, так что их не нужно было заставлять соблюдать режим: они сами вызывались помочь ставить палатки, готовить еду, приносить воду и дрова, прибирать территорию и т. д. За целую неделю они спокойно, без суеты, сориентировались в новой обстановке, поняли правила и нормы и следовали им. Такой режим позволил детям в разных ситуациях раскрыть свои способности, подчас удивляя и педагогов, и родителей. «Я и не ожидала, что мой Паша так быстро приспособится к лагерю, – говорит Елена Русакова. – Ему было даже легче, чем мне, жить в палатке, привыкнуть к походной еде, переносить дождливую погоду. Глядя на него, и я держалась молодцом». В лагере ребята могли проявлять инициативу во многих делах, нести ответственность за свои поступки: не принес дрова – костер потух, не притащил бревно – людям негде сидеть у костра, не надел вовремя кофту – замерз. Это умение быстро ориентироваться так важно для особых детей  и, увы, так редко встречается в их городской жизни. В лагере не было многих реальных рисков, постоянно присутствующих в городской среде. Это успокаивало родителей, и они давали детям больше свободы и самостоятельности.

«Для меня стало открытием, как быстро ребята усвоили режим и правила лагеря. Они отлично ориентировались в пространстве лагеря и села, быстрее родителей выбегали на зарядку, энергично умывались, приходили за порцией обеда или ужина, по возможности, помогали в быту, – рассказывает Сергей Фурсов. – А для того чтобы попасть на развивающие занятия, нужно было добраться до здания школы и пройти около километра по полю и сельской дороге – это отдельное приключение, которое давало детям яркие эмоции. И ребята с синдромом Дауна часто были более мотивированы, собраны, активны, дисциплинированы и пунктуальны, чем их сверстники и родители».

Но вот кто оказался настоящими бойцами, так это родители. Им пришлось провести огромную работу над собой: отвлечься от постоянной заботы о коррекции, недостатках, нормах, тренировках и просто проводить время с ребенком. Просто жить. Вначале можно было наблюдать, как родители слишком опекали детей, с трудом расставались с ними даже на время занятий, пытались им указывать, что и как делать. Но общая спокойная обстановка лагеря, возможность обсудить все вопросы и волнения, помощь педагогов в итоге помогли взрослым настроиться на нужный лад. Например, не выполнять за ребенка любую работу, а формулировать для него конкретные задачи. Увидев, что дети вполне справляются, взрослые смогли расслабиться: вечером они занимались рукоделием, обсуждали итоги дня или пели песни под гитару у костра. Днем, во время детских занятий, родители также могли отдохнуть от забот и просто насладиться красотой и гармонией природы. По итогам лагеря многие говорили, что им действительно удалось забыть о суете городской жизни, расслабиться и восстановить силы.

Залог успеха лагеря – хорошие отношения и дружба. Все вместе (семьи, волонтеры, педагоги, местные жители) брались за любое дело. Для всех был общий режим дня, экскурсии, интерактивные «сказки на ночь», подготовка итогового концерта, развивающие занятия и прочее. Каждый день в лагере заканчивался общим кругом, когда все участники собирались у костра, чтобы обсудить события дня. На «круге» даже в день знакомства многие ребята с синдромом Дауна захотели высказаться – рассказать о себе и своих планах в лагере. Интересно, что в Москве от них часто невозможно было услышать ни слова. Почему так получилось? Просто взрослые сами говорили о своих впечатлениях, и дети, видя, что обстановка располагает к доброжелательному разговору, стали проявлять инициативу. Интересно, что дети с синдромом Дауна охотно принимали участие в обсуждениях, а многие их братья и сестры стеснялись рассказать о себе. Так что в этом деле особенные ребята добились очевидного успеха, стали примером для своих сверстников.

Но радости лагеря не ограничивались лишь сном в палатках и приготовлением пищи на костре. И ребят, и взрослых в Козлове ждала насыщенная творческая и образовательная программа. Каждый день до обеда у детей, разделенных на группы по возрастам, были занятия хореографией, ткачеством, прикладным творчеством и мультипликацией.

«Хотелось, чтобы дети и родители прикоснулись в селе к чему-то народному, к таким ремеслам, как ткачество, изготовление кукол из природных материалов, плетение из ниток и тканей, – говорит Сергей Фурсов. – В каждом из объединений участники трудились сообща, им нужно было самим принимать решения о том, каким будет их творческий продукт, разбираться в своих предпочтениях. Это очень важно, ведь, только делая осознанный выбор, наши дети становятся самостоятельными и взрослеют».

Не зря говорят, что лето – это маленькая жизнь. И та неделя в лагере была похожа на целую жизнь. В ней было много всего, о чем так сразу не расскажешь: пение под гитару у вечернего костра, баня, сбор едва созревшей, но пахнущей лесом земляники, туманные закаты, полевые цветы, попытки запустить бумажные кораблики в речке, паломнические поездки по окрестным селам и знакомство с историей Козлова и тверских карел в местном музее – крохотном, но невероятно добром. Игры в футбол и волейбол, стрельба из арбалета, походы за водой, которую иногда приходилось брать из настоящего колодца-журавля. Проникновенные и успокаивающие душу беседы с отцом Дмитрием, которые он проводил по вечерам со всеми желающими. Первый опыт палаточного лагеря убедил его участников в том, что жизнь с особенным ребенком не имеет ограничений, главное – не бояться нового опыта и идти ему навстречу с открытым сердцем.