Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    175

    Медиалаборатория как площадка для развития коммуникативных навыков у подростков и молодых людей с синдромом Дауна

    Описание:

    Статья о более чем двухлетнем поиске удачных решений в области обучения людей с интеллектуальными особенностями медиаграмотности: формы работы, методы, приемы, критерии оценки результатов, анализ опыта.

    «Граница моего языка – это граница моего мира», – писал Людвиг Витгенштейн, представитель аналитической философии, один из крупнейших философов ХХ века[1]. С этим высказыванием невозможно не согласиться, ведь чем богаче языковые средства, которые находятся в распоряжении человека, тем шире предел, позволяющий ему познавать и описывать наблюдаемые процессы и явления.

    Речь – очень важная, ведущая функция, ключ к человеческой культуре и психике. И в то же время это такое же умение, как удержание вертикальной позы или ходьба, только более сложное. В младенчестве человек осваивает его бессознательно, однако и повзрослев он продолжает совершенствовать устную и письменную речь. А значит, вовлечь его в активную работу по освоению языковых средств – задача, которую необходимо решать не только в раннем детстве, но и на последующих жизненных этапах.

    Для человека с ментальными нарушениями это особенно важно. И еще важнее – для человека с синдромом Дауна, поскольку ему речь дается трудно не только из-за когнитивных, но и из-за физиологических особенностей: слабого мышечного тонуса, особого строения речевого аппарата и других фенотипических черт.

    В самом первом номере нашего журнала, вышедшем в 2008 году, была опубликована статья «Профиль развития как основа разработки программ ранней помощи». Ее авторы Н. А. Урядницкая и М. В. Челышева отмечали: «Специалисты, работающие с детьми с синдромом Дауна, знают о серьезных задержках в их речевом развитии. При этом нарушения экспрессивной речи проявляются гораздо сильнее, чем импрессивной. Отмечается существенное снижение объема активного словаря в сравнении с возрастными нормами. Что касается восприятия речи, то запас слов, которые дети старшего и подросткового возраста понимают, по наблюдениям отечественных и зарубежных ученых и практиков, соответствует возрастным нормативам, а отстает понимание грамматического строя речи. Многие взрослые люди с синдромом Дауна не продвигаются дальше начальных стадий усвоения морфологической системы языка и грамматического строя. В устной речи основные трудности, с которыми сталкивается большинство из них, связаны с нарушениями артикуляции и неразборчивостью речи».

    Между тем, овладевая речью, ребенок с синдромом Дауна (как и любой другой ребенок) не просто приобретает новые знания. Он учится мыслить, поскольку думать – это значит говорить, а говорить – это значит думать. Он учится познавать и выражать себя, а самовыражение – непременное условие осознания себя как личности. И наконец, он учится общаться, а межличностное общение – один из способов расширить границы своего мира.

    К сожалению, «необычному» ребенку с лишней хромосомой не всегда удается вписаться в «обычную» развивающую среду, чтобы получить важные навыки, в том числе коммуникативные. И тут на помощь приходят специальные методики творческого развития. Однако почему-то считается, что подходящее творчество для ребенка (да и взрослого) с синдромом Дауна – это театр и танцы, рисование и декоративно-прикладное искусство – всё то, чему можно обучить тело.

    Конечно, различные виды деятельности, ориентированные на телесную практику, тоже оказывают влияние на повышение уровня речевой и коммуникативной компетентности. И всё же развитие речи, а тем более письменной речи, которая могла бы компенсировать свойственные людям с синдромом Дауна проблемы с произношением, не является их основной целью. Для этого нужно работать целенаправленно, и это уже будет работа не для тела, а для ума. Но наше общество, как, впрочем, и педагогика, фактически отказывает людям с синдромом Дауна в самой возможности интеллектуальной деятельности, которая вывела бы их на новый уровень речевой и коммуникативной компетентности и позволила бы создавать творческие продукты, не просто демонстрирующие их креативность, но и пригодные в качестве инструмента, востребованного в повседневной жизни.

    Известны случаи, когда одиночки-энтузиасты вовлекали детей с интеллектуальными нарушениями в литературное творчество, которое, без сомнений, помогает особому ребенку лучше познать самого себя и окружающий мир, раскрыть и реализовать свои таланты. Но для развития навыков межличностного общения этого мало.

    Другое дело – включение в медиасреду, которая сегодня выполняет роль посредника между человеком и окружающим миром. Благодаря социальным и электронным медиа пользователи в совместной деятельности создают общий контент, а это, по сути, и есть один из способов общения.

    Правда, чтобы стать полноправным участником медиасреды, необходимо освоить множество сложных навыков. Часть из них связана с информационными технологиями: надо уметь пользоваться современными гаджетами и интернетом, ориентироваться в информационных ресурсах и соцсетях. Другая часть касается как раз развития устной, а затем и письменной речи: грамотно и понятно формулировать свои мысли, задавать и отвечать на вопросы, составлять связные сообщения. Не менее важно и умение воспринимать письменный текст, который, по определению известного французского литературоведа и семиолога Р. Барта, представляет собой «пространство, где идет процесс образования смыслов»[2].

    Поначалу идея обучить этим навыкам подростков с синдромом Дауна казалась абсолютно нереальной, авантюрной. Однако в дело вмешался случай. В июне 2016 года в Даунсайд Ап была организована двухнедельная досугово-развивающая программа дневного пребывания для детей среднего и старшего школьного возраста с синдромом Дауна «Лето с друзьями». Одной из активностей, которые предлагались старшим ребятам, был кружок «Юный журналист». На занятиях кружка подростки знакомились с тем, что такое информационные жанры и какими они бывают, чем интервью отличается от репортажа, какие правила необходимо соблюдать при написании любого текста и как нужно вести себя на пресс-конференции. Каждое занятие представляло собой интерактивное взаимодействие с целью повторения пройденного и усвоения нового материала, игровой тренинг, творческий практикум и совместное изготовление очередного номера стенгазеты. Мы разбирались в карточках с новыми сложными определениями; пользуясь картинкой-подсказкой, брали друг у друга интервью; глядя на схему на доске, придумывали репортаж о нашей жизни, после чего рисовали, раскрашивали, распечатывали и клеили на ватман все плоды нашего творчества. Всё это ребята делали увлеченно, с большим интересом, хотя такая напряженная интеллектуальная деятельность требовала от них немалых усилий. Судя по их готовности эти усилия прилагать, подросткам с синдромом Дауна просто необходимо развивать умение общаться в письменной форме, выражать свои мысли на бумаге и с помощью современных технических средств – от компьютера до смартфона.

    Так возникла идея сделать по аналогии с летним кружком постоянный проект. Потребность в нем, несомненно, была. Содержательная основа – тоже: больше десяти лет я занималась со старшеклассниками из Москвы и Подмосковья, методом проб и ошибок выстраивала образовательную программу, целью которой было повышение медиаграмотности подростков и их знакомство с основами журналистики. Об успешности этой работы можно судить хотя бы по тому, что около двух десятков моих воспитанников по окончании школы поступили в престижные гуманитарные вузы, чтобы сделать журналистику своей профессией.

    Однако было совершенно очевидно, что механически переносить этот опыт на работу с людьми с синдромом Дауна нецелесообразно, да и просто нереально, ведь чаще всего они не в состоянии перерабатывать большие объемы информации, много читать и писать. Совместно с руководителем психологической службы Даунсайд Ап Аллой Киртоки (впоследствии она стала куратором проекта) и актрисой, режиссером-документалистом Анастасией Калеушевой (вдвоем с ней мы реализуем проект, ведем занятия) было решено, что необходимо конкретизировать наши цели и адаптировать под них имеющийся опыт, разработав специальный образовательный курс по медиаграмотности для подростков и молодых людей с синдромом Дауна.

    Свой проект мы назвали «Медиалаборатория», тем самым подчеркнув, что это будет экспериментальная творческая площадка, работа которой основана на практических занятиях с максимальной вовлеченностью всех участников, на создании конкретных информационных продуктов, а также на поиске наиболее удачных решений в области обучения людей с ментальными особенностями медиаграмотности.

    Свои идеи мы реализовывали поэтапно.

     4.jpg

    Этап первый. Выбор концепции и формата курса

    На этом этапе предстояло понять, каковы цели и задачи курса, а также какие знания, умения, навыки должны освоить участники, какие формы подачи информации могут стать доступными и занимательными для нашей целевой аудитории.

    Стратегические цели мы наметили самые амбициозные: апробация модели интеграции человека с синдромом Дауна в высокотехнологичное общество и демонстрация возможностей и достижений людей с трисомией-21.

    Что касается основных, прикладных задач, поначалу мы обозначили их лишь в общих чертах, решив, что они должны заключаться в отработке практических навыков самовыражения, общения и взаимодействия подростков с синдромом Дауна, а также в расширении их опыта освоения современных средств коммуникации и передачи информации.

    Более подробно и конкретно весь спектр задач мы сформулировали значительно позже, по окончании первого года занятий с группой подростков. Вот что у нас получилось.

    Задачи в сфере развития познавательных процессов и мотивации:

    – учиться понятно излагать свои мысли;

    – развивать умение задавать вопросы;

    – учиться создавать связные тексты, сюжеты;

    – формировать способность работать в команде.

    Задача в сфере практических навыков обращения с современными средствами коммуникации и передачи информации:

    – научить детей коммуникации посредством компьютера и интернета.

    Задачи в сфере социальной практики:

    – расширить круг социальных контактов подростков (за счет участия в фестивалях, мастер-классах);

    – научить подростков собирать, обрабатывать и передавать информацию (используя выездные занятия, во время которых они могли бы познакомиться с различными видами деятельности, пообщаться с новыми людьми и потом рассказать об этом).

    Однако вернемся к самому началу проекта. Понимая, что поставленные задачи требуют от подростков с синдромом Дауна огромных интеллектуальных усилий, мы в первую очередь задумались над тем, как повысить их мотивацию. Известно, что людям с синдромом Дауна свойственны плохая вербальная память и низкие аналитические способности. Чтобы нивелировать эти проблемы, требуется постоянно закреплять теоретические знания. В кружке по журналистике в рамках программы «Лето с друзьями» мы справлялись с этим, каждый раз с самого начала повторяя пройденное на предыдущих занятиях. Это стало возможным потому, что программа была краткосрочной: однообразное повторение не успело наскучить ребятам.

    Формировать по такому же принципу долгосрочную программу занятий было абсолютно нереально. Поэтому, во-первых, пришлось искать другой формат, который позволил бы выстраивать обучение не от теории к практике, а, наоборот, от практики к теории. Во-вторых, реалии требовали от нас очень избирательно подойти к содержательной части курса, сильно ограничить объем теоретической информации по сравнению с программами по медиаграмотности для нормотипичных старшеклассников и студентов. В-третьих, необходимо было разнообразить учебную деятельность, включив в нее сквозную задачу на весь учебный год, которая была бы для ребят более понятной, привлекательной и конкретной, чем отвлеченная перспектива улучшить качество общения и взаимодействия с окружающими.

    Этим условиям соответствует проектная форма занятий, основанная на выполнении индивидуальных творческих заданий, которые связаны общим информационным поводом. Таким информационным поводом может служить «журналистская командировка» – какое-либо мероприятие, проводимое в Даунсайд Ап (праздник, мастер-класс и т. п.), или специально организованное выездное занятие – совместная поездка участников проекта с целью сбора информации по определенной теме.

    Перед каждой «журналистской командировкой» на одном или нескольких занятиях осуществляется подготовка к ней. Во-первых, тема изучается с использованием различных информационных источников, что позволяет компенсировать недостаток эрудиции и апостериорных знаний у наших ребят. Во-вторых, между ними распределяются конкретные задания с учетом их возможностей и склонностей: любишь общаться и задавать вопросы – бери интервью; говоришь плохо, но склонен к наблюдению и имеешь особое художественное восприятие – делай фоторепортаж; обладаешь богатой фантазией – пиши эссе-сказку; стремишься к фактической точности – подготовь информационное сообщение или репортаж.

    Журналистика как необычная, творческая профессия вызывает у подростков неподдельный интерес. В «журналистских командировках» у них появляется хорошая возможность учиться социальному взаимодействию, общению, ведению диалога. Они собирают информацию с помощью таких методов, как интервьюирование, наблюдение, фотографирование, по возможности вступают во взаимодействие с героями своих будущих текстов, подключаясь к их деятельности.

    Собранная информация отрабатывается в течение нескольких занятий, и именно в процессе этой отработки идет повторение теории – того минимума, который необходим для выполнения заданий. Определить этот минимум заранее, не видя на практике реальных возможностей наших подростков, было довольно сложно.

    По опыту занятий в кружке «Юный журналист» в рамках программы «Лето с друзьями» мы понимали, что, несмотря на существенную разницу в уровне речевого развития, все ребята, которые придут к нам, даже самые «продвинутые», владеют в лучшем случае лишь простыми формами речевого общения, затрудняются в рассуждениях и подборе аргументации по теме диалога и т. д. Поэтому было решено для начала направить усилия на обучение ребят различным синтаксическим моделям фраз, умению соотносить содержание фразы с предметом и темой высказывания.

    Перед тем как приступить к созданию текстов, нам предстояло разъяснить участникам проекта различия между фактом, событием и новостью. Из жанров журналистики мы наметили познакомить их только с информационным сообщением, репортажем и интервью. Из знаний о структуре текста – с «правилом 5W1H»[3], «правилом треугольника»[4] и последовательностью смысловых частей текста. Кроме того, нужно было дать ребятам элементарные представления о том, как брать интервью, какие вопросы следует, а какие не следует задавать собеседнику, а также вооружить их самыми простыми навыками пользования компьютером и интернетом.

    По нашему замыслу параллельно с мини-проектами «журналистских командировок» должен был осуществляться общий годовой проект, в качестве которого мы выбрали создание короткометражных игровых фильмов, где ребята выступали в роли авторов идеи, сценаристов и актеров. Мы предположили, что придумать и снять свое кино будет для них делом достаточно увлекательным, чтобы мотивировать к продолжению занятий и преодолению трудностей обучения.

    Впоследствии так оно и вышло. Работа над созданием игровых короткометражек в стиле немого кино стала для участников проекта самой любимой частью наших занятий, о чем мы рассказывали в прошлом номере журнала. Объективным подтверждением того, что наша работа действительно дает продуктивные результаты, стали диплом второй степени VI Международного детско-юношеского кинофестиваля «Бронзовый Витязь» (г. Томск, май 2019 года), куда мы отправляли нашу первую игровую короткометражку, и диплом первой степени кинофестиваля «Отцы и дети» (г. Орел), полученный за нашу вторую короткометражку в ноябре 2019 года.

     3.jpeg

    Этап второй. Педагогический дизайн

    На этом этапе было важно решить, какие способы обучения подойдут для достижения поставленных целей, выбрать универсальную методику, определить, какие упражнения должны превалировать, и т. п.

    При разработке любого обучающего курса для людей с ментальными особенностями необходимо опираться на приемы и правила педагогического дизайна, сочетающего закономерности усвоения знаний и формирования навыков с наиболее эффективными, рациональными и комфортными способами и методами обучения.

    Наглядные материалы

    Мы рассуждали так: раз у наших ребят относительно хорошо развита способность к переработке зрительно-пространственной информации, будем по максимуму использовать ее. С этой целью мы запланировали в дополнение к каждой теме подготовку визуального ряда: фотографий, картинок, слайдов, видео и отрывков из фильмов. Как позже показала практика, всё это действительно востребовано на занятиях. Также участники проекта очень заинтересованно воспринимают информацию, если мы делаем для них компьютерные презентации в формате PowerPoint, а потом предлагаем викторину, чтобы проверить, кто как усвоил новый материал.

    Еще один способ, который помогает ребятам закрепить пройденное, – использование карточек с опорными словами. Его эффективность была отмечена в кружке «Юный журналист» в рамках программы «Лето с друзьями», поэтому, разрабатывая методику работы медиалаборатории, мы знали, что карточки придется делать практически к каждому занятию. Они раздаются каждому участнику в процессе объяснения темы, ребята вклеивают их в свои блокноты, соединяют стрелками, отражающими логические связи или последовательность действий, и благодаря этому лучше запоминают. Иными словами, они создают упрощенный вариант так называемых интеллект-карт – способа запоминания информации, по достоинству оцененного многими поколениями школьников и студентов при подготовке к сложным экзаменам.

    5.jpg

    Формат подачи информации Easy-to-read

    Как рассказать просто – о сложном? Как добиться того, чтобы подросток с синдромом Дауна мог читать и понимать учебные тексты на те же темы, что и его нормотипичные сверстники?

    Вопрос о том, как адаптировать информацию для людей с интеллектуальными особенностями, уже изучался специалистами, и в этой области были предложены эффективные решения. Так, например, ряд европейских экспертов предлагает использовать особый формат подачи информации для людей с нарушениями развития и интеллекта – Easy-to-read (https://easy-to-read.eu/). В русскоязычном варианте он получил название «Простыми словами». В той или иной степени этот формат знаком каждому из нас, например по учебникам иностранного языка для начинающих. Текст в таком учебнике может содержать законченную историю с сюжетом и подробностями и при этом быть написанным настолько просто, что успешно воспринимается любым новичком.

    Тексты, которые необходимо адаптировать в рамках образовательного курса по медиаграмотности, тоже учебные. Но в отличие от большинства учебников начального уровня они предназначаются не для детей, а для людей уже практически взрослых – подростков и молодых людей. Эксперты подчеркивают, что очень важно учитывать это обстоятельство и не сводить адаптацию к так называемому детскому языку. Доступность информации должна достигаться другими способами. Вот основные из них:

    1. Текст, который предлагается для самостоятельного чтения, нужно обязательно озаглавить, причем заголовок должен быть простым и отражающим суть изложенной ниже информации – в отличие от заголовков в СМИ, где они главным образом привлекают внимание, интригуют.
    2. Если есть необходимость графически выделить заголовок или какой-то важный смысловой отрезок текста, лучше делать это не с помощью прописных букв, курсива или подчеркивания, а полужирным шрифтом, потому что разные начертания букв могут затруднять восприятие информации. Еще можно заключить важный текст в рамку.
    3. Цвет текста должен не сливаться с фоном, а контрастировать с ним.
    4. Распечатывать текст надо крупным кеглем (лучше всего 14-м), гарнитурой без лишних визуальных элементов (без засечек).
    5. Страницы обязательно нумеровать, причем желательно указывать не только номер данной страницы, но и общий объем текста, например «2 из 5».
    6. Текст не надо делать длинным, лучше разбить его на несколько частей, каждая из которых представляет собой отдельный материал.
    7. При необходимости в тексте может быть много перечислений, но их рекомендуется оформить списком.
    8. Нельзя забывать про абзацы. После каждого короткого смыслового отрезка текста требуется сделать абзац, начав его с красной строки, то есть с отступа.
    9. В идеале каждый абзац адаптированного текста надо сопроводить графической информацией, поясняющей его смысл.
    10. Текст должен содержать только важную информацию. Ее не должно быть больше, чем необходимо для того, чтобы понять мысль.
    11. Самые важные сведения надо помещать в начале текста.
    12. Предложения в тексте должны быть короткими, не больше 15 слов, и помещаться на одной строке. Если предложение оказалось все-таки длиннее, нельзя переносить на следующую строку часть слова, надо перенести слово целиком. Если слово по правилам русского языка пишется через дефис, обе его части должны находиться на одной строке.
    13. Важно переносить на следующую строку часть предложения так, чтобы между ними можно было сделать естественную интонационную паузу.
    14. Надо соблюдать правило «одно предложение – одна мысль» и избегать сложных стилистических конструкций, соединительных союзов и т. п. Точка после предложения – это пауза в речи, необходимая для того, чтобы обдумать прочитанное или услышанное.
    15. Из всех знаков препинания в адаптированном тексте уместны точка, запятая и тире. Если понадобилось употребить двоеточие или точку с запятой, а тем более скобки – значит, предложение слишком сложное и его лучше сформулировать по-другому, разделить на два или три.
    16. Составляя текст, мы обычно стараемся избегать речевых повторов, заменяя написанные выше существительные местоимениями «он», «она», «они». В тексте для людей с нарушениями интеллекта нужно быть осторожнее с употреблением местоимений.
    17. Синонимы, которыми мы обычно разнообразим свою речь, в адаптированных текстах тоже нежелательны. Если мы начали говорить, например, про интервью, то пусть этот термин остается неизменным до конца текста, не превращаясь ни в «разговор», ни в «беседу». Пусть лучше страдает стиль изложения, чем качество восприятия информации.
    18. Слова желательно писать целиком, избегая сокращений и аббревиатур.
    19. А главное – все слова в тексте должны быть понятны не только автору, но и целевой аудитории. Если без непонятных слов не обойтись, их значение нужно объяснить.
    20. Прежде чем раздать текст всем участникам группы, лучше проверить на одном человеке, как он его воспримет, и при необходимости внести коррективы.

    Хотя методика Easy-to-read разрабатывалась для адаптации печатных текстов, она подходит и для формирования лексического, синтаксического и стилистического строя устной речи при подаче информации людям с ментальными нарушениями.

    Работа с неадаптированными текстами

    Что мы делаем в первую очередь, когда собираемся о чем-то написать? Довольно часто для начала смотрим, что на эту тему уже написали другие. Даже если хотим пожаловаться на капризы погоды на своей страничке в Фейсбуке, вспоминаем прочитанное перед этим сообщение Гидрометцентра. А уж когда тема менее привычна и знакома, чем дождь и слякоть, создание нового текста невозможно без опоры на уже существующие тексты как на источник информации. Но чтобы эту информацию извлечь, необходимы соответствующие аналитические навыки. У людей с ментальными нарушениями они развиты очень слабо. Методика Easy-to-read помогает преодолеть этот барьер, однако проблема в том, что большинство текстов из внешних источников не адаптированы. К сожалению, кардинально решить эту проблему невозможно. По крайней мере, нам о таких решениях неизвестно.

    Тем не менее, чтобы организовать работу участников медиалаборатории с неадаптированными текстами, которые им нужны для подготовки к «журналистским командировкам», мы выбрали более-менее подходящий способ: распечатывать для них информацию из интернета или ксерокопировать страницы печатных изданий и в этих копиях отмечать маркером смысловую основу, причем делать это тщательно, выбирая нужное буквально по слову. Если же такой возможности нет, то мы договорились, что будем ставить перед участниками как можно более конкретные задачи: не читать весь текст подряд, а найти в нем опорные слова, напечатанные на розданных карточках, дополнить ответы на вопросы, которые перед этим обсуждались на занятии.

    В психолингвистике чтение рассматривается как вид деятельности по производству текстов. Психолингвисты обращают внимание на то, что понимание текста представляет собой «вычитывание» в нем собственных личностных смыслов. Таким образом, текст, существующий в сознании автора, и текст, создаваемый читателем, не идентичны, однако имеют область пересечения. Взгляд на проблему понимания прочитанного с этой точки зрения помогает правильно выбрать опорные слова и смысловую основу текста, которая может быть несколько шире его фактической основы с учетом того, что в нее придется включить пояснения тех или иных слов и понятий, которые являются ключевыми в тексте, но выходят за рамки жизненного опыта подростков с синдромом Дауна.

     2.jpg

    Этап третий. Запуск курса и наработка опыта

    Этот этап был посвящен практической деятельности.

    Когда по предыдущим этапам была достигнута ясность, мы собрали ребят на первое занятие. Это произошло в октябре 2017 года. Предварительно мы договорились, что группа должна состоять из пяти – десяти человек (в настоящее время в ней шестеро участников от 17 до 25 лет) и что заниматься мы будем один раз в неделю по полтора часа (два академических часа). В соответствии с этим заранее составили тематический план на весь учебный год.

    При планировании занятий мы учли все компоненты обучения медиаинформационной грамотности. Это умение работать с различной информацией, создавать и интерпретировать медиатекст, владеть навыками работы с современными медиакоммуникационными устройствами – гаджетами и девайсами, осознанно выбирать тот или иной медиаконтент, критически его осмысливать, интерпретировать и использовать для дальнейшего синтеза новой медиапродукции в блогах, социальных сетях или традиционных масс-медиа. Всем этим мы и занимаемся в медиалаборатории Даунсайд Ап. Каждое занятие делим иногда на два, а иногда на три блока, отводя каждому блоку определенное время.

    Первый блок – создание медиатекстов (как выбирать тему для интервью, задавать вопросы, какими еще способами можно собирать фактическую информацию, как ее правильно структурировать при создании текста и т. д.).

    Второй блок – медиаграмотность (интернет, социальные сети, как ими пользоваться, для чего они нужны, какие опасности там могут встретиться).

    Третий блок – создание видеоконтента (уже упомянутые игровые видеосюжеты «Шутки и шутники» и другие видеоролики).

    При необходимости групповые занятия приходится дополнять индивидуальным обучением конкретному навыку. В этом случае все участники медиалаборатории уходят после занятия домой, а один остается, чтобы разобрать непонятую тему.

    Впрочем, и в начале проекта мы понимали, и продолжаем убеждаться сейчас: любые планы не идеальны, люди тоже. Что-то точно не сработает, кто-то не сможет присутствовать на одном или нескольких занятиях, какие-то задачи окажутся проще, а какие-то сложнее, чем мы ожидали. Всё это зона ответственности ведущих. Нам приходится постоянно мониторить реальную ситуацию, подстраивать под нее поурочные планы, оперативно решать возникающие проблемы.

    Не перечислить, сколько неожиданных, радостных открытий о возможностях наших ребят нам посчастливилось сделать в медиалаборатории! Сколько забавных, смешных моментов накопилось за эти два с половиной года!

    Успехи, которые сделали наши воспитанники за время занятий в медиалаборатории, очень заметны. Их главный показатель – возросшая творческая активность ребят и осознание ими ценности собственной личности. Если поначалу, сталкиваясь с задачей, которая требует интеллектуальных усилий и эмоциональной включенности, они могли впасть в замешательство, испытывая неуверенность и страх, то сейчас на смену такой реакции пришли творческий азарт, готовность справиться с любыми трудностями, вера в свои силы. Вместо слов «Я не могу, у меня не получится» на занятиях медиалаборатории всё чаще можно услышать: «Я сосредоточусь и сделаю!»

     

    Этап четвертый. Фидбэк и апдэйт

    На последнем этапе проводилась разработка подходов к оценке результатов, а также актуализация содержания курса, задач и методов обучения, основанная на обратной связи

    Оценка результатов

    Насколько нам известно, еще никто и никогда не разрабатывал и не реализовывал на практике проект по обучению медиаграмотности подростков с синдромом Дауна. Поэтому методики оценки результатов подобной деятельности не существует. Однако весь первый учебный год мы посвятили тому, чтобы выяснить, осуществим ли в принципе подобный проект, и пришли к выводу, что да, осуществим. Второй год занятий подтвердил, что уровень речевой компетентности подростков – участников проекта повышается, ребята лучше работают в команде и взаимодействуют друг с другом. Главным прорывом на третьем году обучения стало то, что наши воспитанники всё чаще выходят за пределы домашних заданий и обращаются к пройденному материалу, самостоятельно осмысляя его, сами находят новые информационные поводы, отрабатывают их и приносят на занятия подготовленные по собственной инициативе интервью, репортажи, эссе и даже рецензии. Многие работы участников проекта сегодня публикуются на сайте Даунсайд Ап и в соцсетях.

    Таким образом, к настоящему времени мы наблюдаем реальные результаты, которые можно анализировать и оценивать. На наш взгляд, критериями такой оценки может стать уровень освоения подростками конкретных навыков: «уверенно освоил», «освоил при поддержке взрослого», «не освоил». Репрезентативными для проверки могут стать следующие навыки:

    – умение войти в браузер, задать поисковой запрос, получить нужную информацию, скопировать ее в файл на своем компьютере, чтобы затем использовать для подготовки к очередному творческому заданию;

    – умение выявить ненадежный и потенциально опасный источник информации в интернете;

    – умение выделить нужную информацию как в адаптированном, так и в неадаптированном тексте;

    – умение брать интервью (соблюдение делового этикета во время интервью, этических норм общения, использование открытых и уточняющих вопросов);

    – умение создать связный содержательный текст, придерживаясь простой структуры изложения информации;

    – умение использовать компьютер для создания файлов в формате «документ Word» и написания текстов;

    – умение войти в электронную почту и отправить письмо без вложения и с вложением.

    В дальнейшем, когда мы продвинемся в освоении социальных сетей, к уже перечисленным критериям можно будет добавить новые:

    – умение войти в соцсеть, просмотреть ленту и личные сообщения;

    – умение разместить текстовое сообщение в своем аккаунте в соцсети, послать личное сообщение другому пользователю;

    – умение сделать фото и разместить его в соцсети;

    – умение снять видео и разместить его в соцсети;

    – умение отслеживать и анализировать обратную связь.

    Некоторые результаты верификации образовательного курса

    Провести оценку результатов работы медиалаборатории, используя описанные выше критерии, мы планируем в конце текущего учебного года. Но это не значит, что пока мы никак не отслеживаем результаты и обратную связь. Мы видим единственный способ сделать наш образовательный курс лучше: проводить постоянный мониторинг, с тем чтобы узнать, что удалось, а что пошло не так. Поэтому после каждого занятия медиалаборатории мы пишем подробные отчеты: кто приходил, чем занимались, у кого какой прогресс или, наоборот, «откат», что еще удалось заметить, наблюдая за ребятами. Затем, анализируя эти отчеты, мы пытаемся понять, как исправить ошибки и сделать курс более понятным, интересным, удобным.

    Вот некоторые итоги наших наблюдений.

    Необходимо продвигаться вперед маленькими шагами.

    Интуитивно понятно, что продвижение маленькими шагами – единственно возможный путь обучения людей с синдромом Дауна, особенно когда это обучение достаточно сложной интеллектуальной деятельности.

    Однако практика показала, что наше представление о «маленьких шагах» не всегда соответствует возможностям участников проекта. Так, нам казалось, что если мы будем на каждом занятии давать ребятам понемногу информации из каждого тематического блока, то они легче ее запомнят и не успеют соскучиться. Но, как выяснилось, дело не только в том, насколько эта информация подробна и разнообразна. Помимо всего прочего она должна быть дословно понятна. И ширина каждого «маленького шага» ограничивается необходимостью проверки – правильно ли сказанное понято слушателями. Например, мы говорили с участниками проекта о такой отличительной жанровой черте репортажа, как эффект присутствия. Постарались как можно доходчивее объяснить это понятие и, решив, что дело сделано, двинулись дальше. Через какое-то время мы заметили, что нас слушают уже не так внимательно. Пришлось отступать, проверяя, где была утеряна нить рассуждений. Оказалось, что, говоря про эффект присутствия, надо было разъяснить не только весь термин в целом, но и два составляющих его слова по отдельности. Поставив смысловую точку в этом вопросе, мы смогли вернуть слушателям осознанность. Не правда ли, это очень похоже на задание нарисовать прямую линию без линейки? Не у каждого это получится. Но если на листе бумаги уже нанесен ряд маленьких точек, тянущийся от одного края листа к другому, задача окажется гораздо проще. Когда вы проводите на бумаге черту, вам не нужно думать о том, как довести ее до края, достаточно сосредоточиться на расстоянии в пару миллиметров от одной точки до другой. Оказывается, начертить прямую не так уж сложно! Если мы продолжим аналогию с сохранением осознанности (а вместе с ней, между прочим, и эмоциональной стабильности), этот факт покажется весьма вдохновляющим.

    Перенос знаний и умений с одного вида деятельности на другой людям с синдромом Дауна дается очень трудно.

    Наверное, специалисты, имеющие опыт работы с детьми с синдромом Дауна, прекрасно знают об этой их особенности. Но у нас такого опыта не было, и мы изрядно удивились, когда заметили: наши воспитанники могут прекрасно справиться с заданием по поиску необходимой информации в интернете и тут же прийти в полное замешательство от просьбы последовательно перечислить действия, которые они только что сделали. Поэтому мы поняли: наша задача – не просто объяснить ребятам каждую тему от начала до конца, но и заставить их взглянуть на нее под разными углами, освоить посредством как можно более разнообразного практического опыта, стимулируя тем самым процесс интериоризации. Например, умение искать нужную информацию в интернете закрепляли… ногами. Распечатали на листах бумаги все этапы работы с компьютером от его включения до сохранения файла со скопированной из интернета информацией, в произвольном порядке разложили листы на полу и предложили ребятам шагать и прыгать, чтобы воссоздать правильный порядок компьютерных операций.

    От чего-то точно придется отказаться.

    В принципе, мы с самого начала были готовы к тому, что наши воспитанники никогда не прочитают университетский учебник по теории журналистики. И совершенно не переживали об этом: чтобы использовать знания по журналистике на практике, они должны быть не столько обширными, сколько универсальными. В этом отношении содержательный минимум нашего образовательного курса достаточно хорошо сбалансирован.

    Но вот, к сожалению, пришлось отказаться от намерения быстро, в течение двух-трех занятий, рассказать участникам о правилах безопасного поведения в интернете. Почему-то эти простодушные люди готовы покупаться на заведомый обман, даже когда им о нем известно. Никакие логические объяснения просто не работают. Остается с этим смириться и запастись терпением для того, чтобы проговаривать с ребятами каждую конкретную потенциально опасную ситуацию, настаивая на ее недопустимости. Так, нам удалось добиться того, что ребята запомнили информацию о различных угрозах, которые могут поджидать их во Всемирной паутине. Мы потратили много времени, чтобы отобрать необходимый минимум этих сведений, изложить их доступно для наших участников, наглядно проиллюстрировать примерами, придумать и провести практические тренинги (их мы назвали «Игра в частных детективов»). Теперь ребята действительно помнят и могут объяснить, чем опасны компьютерные вирусы и как они распространяются, что такое личные данные и почему их никому нельзя сообщать, как может происходить интернет-мошенничество и по каким признакам распознать недобросовестную рекламу. Однако эти знания так и остались в теоретической плоскости, на практике они их не применяют, не связывают действия в интернете с возможными последствиями в реальной жизни. Например, одна из участниц нашего проекта разместила на своей странице в Фейсбуке ссылку на подозрительный сайт, где пользователям обещают за регистрацию и заполнение анкеты заплатить несколько сотен тысяч рублей. Спрашиваем у нее: «Ты же догадываешься, что за такую простую работу не могут заплатить столько денег? Ведь это же больше, чем некоторые люди за полгода зарабатывают. Значит, это обман, понимаешь?» – «Понимаю!» – «А зачем тогда поделилась этой информацией?» – «Ну, а вдруг не обманут? Вот и поделилась». – «Обязательно обманут!» – «Ну и пусть! Зато это так интересно, так весело!»

    Приходится признать, что кардинального решения проблемы нам пока найти не удалось. Но поиск продолжается, уже накоплен ряд практических наработок, о которых мы обязательно расскажем в одном из следующих номеров журнала.

    А еще к третьему году реализации проекта нам пришлось отказаться от совмещения на одном занятии заданий по развитию выразительности речи и созданию медиатекстов с темами по освоению соцсетей, digital-экологии, безопасности в интернете. Работа в условиях многозадачности нашим ребятам дается непросто, а компьютер и интернет настолько захватывают их внимание, что потом приходится тратить неоправданно много времени на переключение на другие виды деятельности. Впрочем, нет худа без добра: мы разделили тематику, и теперь занятия медиалаборатории проходят не один, а два раза в неделю.

    Надо сделать особый акцент на работе над выразительностью речи.

    Чаще всего при написании текстов наши воспитанники используют простые предложения и фразы. У них не вызывает затруднений употребление существительных и глаголов. А вот с умением выделять признаки предметов и обозначать их соответствующим словом, то есть с умением оперировать прилагательными, дело обстоит значительно хуже. И это неспроста. Прилагательное – одна из наиболее абстрактных частей речи. Оно выражает не только качества разной сложности, но и отношения. Сознательное оперирование прилагательными требует достаточно высокого уровня анализа, синтеза, сравнения, обобщения.

    Еще К. И. Чуковский, который своими изысканиями в области детской речи внес вклад не только в лингвистику, но и в дошкольную педагогику, отмечал, что ни в чем так наглядно не сказывается созревание психики детей, как именно в увеличении числа прилагательных, которыми обогащается их речь.

    У детей с ментальными особенностями созревание психики происходит по особым законам и проблема с употреблением прилагательных (как и в целом с образностью и выразительностью речи) остается актуальной и во взрослом возрасте. Дефектологи также обращают на нее внимание.

    К сожалению, большинство исследователей и методистов рассматривают проблему развития речи применительно к маленьким детям. Мы же, имея дело с подростками, вынуждены искать свои способы работы над образностью речи. Для этого мы используем разнообразные лингвистические игры, в том числе игру в ассоциации. Наметив тему очередного занятия, выписываем на карточки слова, связанные с ней, и просим ребят произносить вслух то, что им приходит в голову, когда они слышат то или иное слово, рассказывать, на что похоже обозначаемое им понятие. Участники занятия говорят, а мы записываем за ними, после чего раздаем им листочки с распечатками их же высказываний, чтобы они могли использовать их при выполнении индивидуальных заданий. За счет этого тексты и устные сообщения наших воспитанников и вправду становятся более выразительными.

    Попутно выяснилось, что такая креативная раскачка дает еще один очень важный результат: ребята начинают высказывать более глубокие мысли, делиться своими эмоциональными переживаниями, приоткрывают перед другими свой внутренний мир, и оказывается, что этот мир вовсе не примитивен.

    Для пояснения приведу один пример.

    В марте 2019 года на творческом фестивале, посвященном Международному дню человека с синдромом Дауна, команда медиалаборатории представляла свой просветительский проект «Сходства важнее различий» – видеоролики в жанре социальной рекламы. Мы с ребятами работали над этими роликами в рамках одного из учебных мини-проектов. На занятиях обсудили, что за день отмечается 21 марта и почему важно рассказывать другим о людях с синдромом Дауна, добиваясь взаимопонимания. Рассмотрели понятие «просветительский проект», поговорили о том, что для более четкого определения цели проекта необходимо придумать ему слоган. Разобрали, что такое слоган, какие они бывают, изучили слоганы известных компаний, выбрали те, которые нравятся и не нравятся, обсудили почему. Потом каждый, кто хотел, включая ребят, педагогов и волонтеров, предложил свой вариант слогана для проекта. Ребята сами выбрали тот, который им больше всего понравился: «Сходства важнее различий».

    Затем началось планирование содержания роликов: вместе с ребятами мы обсуждали, о чем они хотели бы рассказать перед камерой. Педагоги выписали на карточки от пяти до десяти ключевых слов по каждой из выбранных ребятами тем, и началась креативная раскачка с помощью игры в ассоциации. В частности, Марина Маштакова говорила о своем увлечении театром. Для ассоциаций ей были предложены ключевые слова: «театр», «актриса», «сцена», «репетиция», «зрители». На каждое из этих слов девушка придумала несколько ассоциаций, а потом – ассоциации к этим ассоциациям, после чего свободно объединила ключевое слово и признаки тех слов, которые пришли на ум по ассоциации с ним.

    Например: театр – здание, куда приходят зрители и актеры / здание – дом / дом – место, где всё есть для жизни // театр – как дом, там есть всё для людей, зрителей и актеров.

    Помимо этой, вот какие фразы мы за ней записали:

    «Сцена – самое волшебное место в театре. Я выхожу на сцену в одном спектакле Гоголь-центра. Актриса – она и танцует, и поет. Она все делает красиво. Я очень люблю танцевать на сцене в белой пышной пачке! Мечтаю быть похожей на актрису, которая играет Хюрем Султан в моем любимом сериале "Великолепный век". Потому что она очень трогательная и позитивная. И она очень хорошо играет. Я знаю: чтобы так играть, надо много-много репетировать. Репетиция – это труд, тренировка. Мы много репетируем, и мне нравится, когда зрители благодарят нас за наш спектакль. Люблю внимание зрителей, когда дарят цветы и конфеты. И деньги за свою работу в театре получать люблю. Это очень важно для меня – получать деньги за работу. Человеку необходима работа, необходимы деньги!»

    Мы серьезно задумались, почему игра в ассоциации, включенная нами в занятия как рядовое лингвистическое упражнение, способствует не только развитию выразительности и образности речи подростков с синдромом Дауна, но и более глубоким рассуждениям и успешному извлечению информации из долговременной памяти. Возможно, дело в физиологической природе ассоциаций. Много времени ее изучению посвятил известный русский ученый И. М. Сеченов. Он определял ассоциацию как «непрерывное ощущение», возникающее вследствие последовательного ряда условных рефлексов: «Ассоциация есть… непрерывный ряд касаний конца предыдущего рефлекса с началом последующего… Следовательно, ассоциация есть столько же цельное ощущение, как и любое чисто зрительное, чисто слуховое, только тянется обыкновенно дольше, да характер ее беспрерывно меняется»[5].

    Мы думаем, что дело не только в физиологической природе ассоциаций, но и в смене парадигмы общения. Ребята почувствовали наш живой интерес к тому, как они думают, рассуждают, мечтают о самых разных вещах, не всегда связанных с их насущными потребностями. А ведь фактически человек с интеллектуальными особенностями, где бы и с кем бы он ни находился, общается в основном на такие темы, которые заранее предопределены той или иной необходимостью (с мамой на кухне, с учителем в школе, с педагогом на занятиях и т. п.). Мы же предложили им совсем другое общение и дали возможность раскрыть свой внутренний мир так, чтобы это было понятно другим. Это очень важная и нелегкая задача для любого человека, тем более для молодых людей с синдромом Дауна. Именно с целью помочь им наладить более плодотворную коммуникацию с внешним миром и создавалась наша медиалаборатория.



    [1] Витгенштейн Л. Логико-философский трактат / пер. с нем. М. С. Козловой. М. : Гнозис, 1994. П. 5.6.

    [2] Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика : пер. с фр. / сост., общ. ред. и вступ. ст. Г. К. Косикова. М. : Прогресс, 1989. С. 415.

    [3] Название правила «5W1H» происходит от первых букв английских слов-вопросов What? (что), When? (когда), Why? (почему), Who? (кто), Where? (где) и How? (как). Эти шесть универсальных вопросов могут быть использованы в качестве опоры при создании информационных текстов.

    [4] «Правило треугольника» – классическая схема распределения информации в тексте. Суть ее сводится к тому, что в первую очередь выдается самое важное, потом вытекающее из него, а потом уже – слабо связанная с основной темой информация, не имеющая особого значения для описываемых событий.

    [5] Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга. Попытка свести способ происхождения психических явлений на физиологические основы. М. : Ленард, 2018. С. 129.

    Похожие материалы