Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    291

    Соло-папа и «особенный» сын

    Описание:

    Евгений Анисимов показал на своём примере: папа может очень много, даже вырастить ребенка с синдромом Дауна без мамы. Сейчас сыну Мише 2,5 года, а отец готов помогать другим родителям, попавшим в подобную ситуацию.

    Евгений с женой тщательно готовились к появлению первенца. Переехали из Волгограда в Москву, в столице у инженера-энергетика было больше карьерных перспектив. Оба нашли работу, откладывали деньги. Когда случилась беременность, будущая мама соблюдала предписания врачей. Сделала скрининг, всё было хорошо.

    Пара выбрала партнёрские роды. Рождение сына, как считал Евгений, изменит только его общественный статус: он был супругом, а станет супругом и отцом. Другое дело — для жены. На неё ляжет стресс от родов, новая социальная и физическая нагрузка. В сложный момент он хотел быть рядом.

    — На родах я выполнял функцию поддержки: принеси то, подай это, уйди за ширму. Появился наш боец. Акушер проверяет ручки-ножки, и тут мы слышим: «Подозрение на синдром Дауна». Бывшая супруга была компетентнее меня, она сказала, что это очень плохо. А я: «Ничего, воспитаем». Я больше для жены сказал это. Чтобы она поняла, что я не прыгну в кусты, мы вместе пойдём дальше.

    sid13-thema-Solo-2.jpg

    Переоценка ценностей

    Новорождённый Миша попал в детское отделение с послеродовой пневмонией. Маму быстро выписали, и супруги ждали результата окончательного анализа.

    — Понеслись эмоциональные качели, переоценка ценностей и у меня, и, видимо, у неё, — вспоминает Евгений. — Были нервы, слёзы, чувство несправедливости и обиды с обеих сторон. Сейчас можно вообразить моё идеальное поведение, но, конечно же, оно было разным. Супруга решила, что не готова к «такому материнству». А я не мог оставить свою кровь.

    Родители жены приехали из Волгограда ещё до родов, а сейчас поддержали выбор дочери. Настрой Евгения не казался им серьёзным. Однажды он устанет, уйдёт строить новую жизнь, и их дочь останется с особенным ребёнком на руках.

    — Те несколько дней, пока подтверждали диагноз, я читал статьи в интернете, форумы. От историй Ирины Хакамады и Эвелины Блёданс, которые успешно воспитывают «солнечных» детей, до рассказов: «Мы на пляже отдыхали, там большой ребёнок с синдромом бегал голый». Я воспринимал всё критически. Случай на пляже выглядел вырванным из контекста, но тогда я понял: руку на пульсе придётся держать всегда.

    Через неделю справка была готова. Она расставила точки над «и». На выписке Евгения спросили, почему не приехала мама. Он объяснил, что будет воспитывать один. «Настрой у вас хороший. Всё нормально будет», — услышал в ответ.

    — Такие слова, — вспоминает сейчас Евгений, — тоже спасали, на самом деле.

    Вскоре бывшая супруга вернулась в Волгоград. Больше они не виделись.

    sid13-thema-Solo-3.jpg

    Главное и второстепенное

    — Когда Миша ещё был в больнице, мне скинули статью о том, что на каком-то мистическом уровне ребёнок чувствует, нужен он или нет. Я инженер, верю фактам, но договорился и ездил к нему вечерами, хотя приёмные часы были в обед. Мне все шли навстречу, — вспоминает Евгений.

    На помощь из Волгограда приехала мама Евгения, но остаться и жить в столице она наотрез отказалась. Евгений встал перед выбором. До рождения Миши работа была его приоритетом. Ему нравилась московская компания и коллектив, здесь был реальный шанс должностного роста.

    — С одной стороны, мои амбиции, с другой — человеческая жизнь, детство. Я знал, что ценнее, и взял декретный отпуск. Вместе с бабушкой Миши мы готовились к отъезду в Волгоград.

    Не одиночка

    Шли последние дни в Москве. Мишу выписали, и семья адаптировалась к быту. Евгений вступил в чат «Школа материнства» и встретил неожиданную
    поддержку.

    — Нам помогли с коляской, дали временно поездить в Москве. Кроватку посоветовали с мылом протереть. Я протираю, а бабушка стоит, улыбается. Помню, тоже дилемма была: сын четыре часа не ел, спит, а надо кормить каждые три часа. Время — два ночи. Как быть? Я в чат пишу. Смотрю, что ответят, ищу решение.

    Помощь стала поступать, откуда не ждали. Друг перевёл десять тысяч, работодатель выдал премию, коллеги устроили сбор. Позже в Волгограде, когда молва о соло-папе прокатилась по городу, организации находили Евгения сами. Мишу звали на бесплатные фотосессии, развивающие занятия, обеспечили его грудным молоком. Евгений удивляется до сих пор:

    — У меня был страх, что в мире теперь я, Мишка — и всё. Мы будем вдвоём в этой жизни и никому не нужны. А выяснилось, что всё иначе.

    sid13-thema-Solo-6-1.jpg

    Как не перейти Рубикон

    — Сейчас Мише два с половиной, и, кажется, мы неплохо развиваемся, — говорит Евгений.

    Ещё в Москве он приходил на встречу организации «Даунсайд Ап».

    — В ту пору я мало знал о синдроме и предполагал самый минорный сценарий. Захожу, а навстречу выбегает мальчик лет десяти, протягивает руку: «Я Володя». И у меня слёзы! Я увидел, что это здравомыслящий человек и что нормальное взросление возможно.

    После выхода из декрета Евгений быстро нашёл работу. Работодателя не оттолкнула его история. В свободное время папа Миши занимается самообразованием, изучает психологию. Ему часто пишут: «Я отец особенного ребёнка и не могу это принять. Что посоветуете?» Евгений хотел бы преобразовать свой опыт в профессиональную помощь другим.

    — Я спрашиваю себя, можно ли было спасти нашу семью? Наверное, да, если бы с нами побеседовал психолог. Участие специалиста важно вначале, когда диагноз звучит и родители не ожидают его услышать. А дальше надо работать с принятием родителями новых обстоятельств. Любое решение, которое касается детей, и особенно — отдать государству, перейдённый Рубикон. Прокрутите, какое будущее ждёт ребёнка в семье, а какое — без. И я предполагаю, когда родители оставляют ребёнка и уходят, это большая травма для них тоже. Им надо осознавать: ты потом себя изгрызёшь. И точно надо понимать, что у отца ответственности, да и возможностей, не меньше.

    sid13-thema-Solo-5.jpg

    Папа остался один. Как не растеряться? Советы Евгения Анисимова

    • Пройти курсы для молодых мам.

    Менять подгузник и правильно пеленать, кормить малыша и выбирать коляску — азам обращения с младенцем женщин учат в «школах материнства». Соло-папы до сих пор встречаются редко, и им часто идут навстречу.

    • Вступить в «мамский чат».

    В мессенджерах мамы маленьких детей создают группы для взаимной поддержки и мгновенных консультаций в онлайн-режиме. Свой вопрос можно отправить даже ночью или ранним утром и быть уверенным: кто-нибудь из десятков участниц точно не спит и готов дать дельный совет.

    • Обратиться к психологу.

    Мужчина, который в один день превратился в отца-одиночку особенного ребёнка, нуждается в помощи профессионального психолога, даже если сам думает иначе. Первый шок от случившегося проходит, и папе понадобится опора, чтобы не запаниковать, утвердиться в мысли, что сделанный шаг был верным, осознать произошедшее и понять, куда двигаться дальше.

    • Найти профильную НКО.

    Благотворительные фонды и общественные организации детально разбираются в особенностях диагноза, владеют актуальной информацией, знают лучших специалистов, делятся методической литературой, оказывают юридическую, психологическую, материальную и другую поддержку.

    • Быть открытым.

    Когда отец-одиночка не отгораживается от мира, а ведёт обычную жизнь, общается с друзьями, присутствует в социальных сетях, его пример привлекает внимание общественности, и публичность начинает работать на него. Зачастую о помощи не надо просить, она сама находит адресата. Остаётся научиться её принимать.

    sid13-thema-Solo-4.jpg

    Похожие материалы