Из Австралии – с любовью

Оставлен Лизавета

Описание: 

Знакомство с инклюзивным австралийским проектом Bus Stop, который дает шанс людям с ментальными нарушениями поработать в качестве актеров и членов съемочной группы в профессиональной киноиндустрии.

Почти 15 тысяч километров, 7 часовых поясов и 17 часов полета на самолете отделяют Москву от Сиднея. Однако для настоящего искусства даже такие дали не преграда. Творческое начало способно объединить людей, несмотря на раскинувшийся между ними самый большой на Земле Тихий океан.

Мы убедились в этом после того, как нам удалось  всего за несколько дней отыскать контакты, обменяться письмами, завязать знакомство и провести содержательный диалог с Женевьев Клей Смит (Genevieve Clay Smith) – руководителем инклюзивного австралийского проекта Bus Stop, который реализуется в Сиднее. Этот проект дает шанс людям, обычно появляющимся в кино разве что в качестве зрителей, оказаться в кадре и на съемочной площадке. Создатели Bus Stop приглашают людей с различными видами инвалидности, в том числе ментальной, на работу в профессиональную киноиндустрию. 

Великая сила искусства, или Два авторских предисловия

Наталья Грозная, заместитель главного редактора журнала «Синдром Дауна. XXI век»

Реабилитация? Социализация? Занятость? Пробуждение личности? Создание произведений искусства? Я боюсь, что когда мы пытаемся определить место настоящей творческой деятельности в жизни особых людей, однозначного ответа быть не может. Я вспоминаю историю, свидетельницей которой была. Дело происходило в середине 1990-х годов. В полупустом троллейбусе, идущем от Киевского вокзала в сторону Мосфильмовской улицы, ехала в сопровождении своих мам небольшая группа молодых людей с синдромом Дауна, которые громко обсуждали между собою… Пушкина. Пассажиры троллейбуса были ошеломлены услышанным. Почему Татьяна Ларина вышла замуж за «толстого этого генерала»? Каждый из ребят высказывал свои соображения, спорил… Это было время подготовки спектакля «Евгений Онегин» в студии, которой руководил Борис Юхананов, ученик и сподвижник известного режиссера Анатолия Васильева, ныне художественный руководитель Электротеатра СТАНИСЛАВСКИЙ. К моменту, о котором я рассказываю, занятия с особыми актерами в рамках студии шли уже несколько лет. Борис позже рассказывал: «Когда я впервые познакомился с людьми с синдромом Дауна, в их контакте со мной была такая невероятная степень откликнутости, распахнутости и содержательности, что не поразиться этому было невозможно. И невозможно было не вступить вместе с ними на путь художественного проекта… Я отнесся к ним как к своеобразным инопланетянам, как к отряду пришельцев, с которыми я должен вступить в контакт и постепенно, не имея никакого априорного представления о них, открыть, кто они, каково их сознание, как они смотрят на мир, каким они видят этот мир. Постепенно я увидел, что в них есть то, что в культуре принято называть священным сознанием. Это сознание вычищает происходящее, оно как бы открывает в происходящем его реальность, открывает то, как устроена его форма, как устроены его смыслы, как живут его энергии и чувства… Вот все это, сначала интуитивно, а потом все яснее и структурированнее, было мною обнаружено там, где у меня с ними возникал сердечный контакт, и там, где возникал контакт концептуальный, интеллектуальный, художнический…».

Мне довелось присутствовать не на самих тренингах и репетициях, а на их разборе. Борис побуждал своих учеников размышлять о смысле того, что происходило на занятиях. Мне казалось, что я слышу, как запускаются и начинают крутиться шестеренки в головах у ребят. Они полюбили своего режиссера безоговорочно, и это тоже было стимулом к размышлениям и рассуждениям. Борис очень высоко ценил их способ видения мира и попытки выразить это видение.

В конце 1994 года в ГМИИ им. Пушкина в рамках фестиваля «Декабрьские вечера» прошла выставка и серия концертов на тему «Художник читает Библию». Размышления участников театральной студии, посетивших музей в один из этих дней, нашли свое отражение в удивительном фильме Юхананова.

О создании этого фильма Борис рассказывает так: «Первой стадией нашего совместного путешествия, проекта “Дауны комментируют мир” стал фильм “Неуправляемый ни для кого”. Такими словами, совершенно гениально один из этих детей, Лёша, определил Иисуса Христа. Просто вслушайтесь в это определение: “неуправляемый ни для кого”! Это был маленький фильм, где дети рассказывали Евангелие, а я смотрел на них. Рассказывали они от себя, без всякой подготовки, обнаруживали как бы свое внутреннее Евангелие, свое внутреннее представление о рождении, жизни и смерти Иисуса Христа. И бессмертии. Это был первый фильм – некое Евангелие от даунов».

Примерно в то же время начали работать московские интегрированные театральные студии «Круг» и «Круг II». И тогда и сейчас эти студии огромное значение придают формированию личности своих участников. Многим ребятам требуется не год и не два, чтобы подготовиться к выходу на сцену. Не будучи ни в коей мере знатоком театра или психологии искусства, я все-таки все больше убеждаюсь в том, насколько такой подход важнее и плодотворнее, чем, например, простое выучивание ролей. Сейчас в Москве есть чрезвычайно интересные и очень разные инклюзивные театральные коллективы, руководители которых внимательно относятся к тому, какие выразительные средства наиболее органичны для их участников, и это помогает создать по-настоящему художественные произведения. И как радостно было узнать, что в далекой Австралии есть не просто наши единомышленники, но единомышленники молодые и очень деятельные.

 

Нина Иванова, журналист, обозреватель Даунсайд Ап             

Действительно, когда мы узнаем о зарубежном кинопроекте, в котором на равных участвуют дипломированные мастера кинопроизводства и люди с ментальными нарушениями, и пытаемся найти аналогию с отечественным опытом творческой инклюзии, то в первую очередь вспоминаем об инклюзивном театре. Это и понятно: кино и театр довольно близки друг другу, они имеют общий «корень», композиционную структуру сюжета, движущей силой которого является конфликт. Но есть и отличия. Театр – это во многом условность, кино – максимальное жизнеподобие. Кино требует фактуры, насыщения предметным миром, активно действующим наряду с персонажами. Действие фильма происходит не в ограниченном пространстве сцены, а в реальном мире, потому кино – это постоянное движение, а движение, как известно, и есть сама жизнь.

Какое это имеет значение? Если рассматривать кино и театральное искусство с точки зрения их реабилитационного потенциала для людей с ограниченными возможностями, то, на мой взгляд, потенциал кино значительно выше. Вспомним работы недавно ушедшей из жизни Натали Роджерс (1928—2015) — американского психолога, психотерапевта, автора концепции «Экспрессивная человекоцентрированная психотерапия». В своей статье «Творчество как усиление себя» она утверждала: «Если создать безопасный, доверительный климат, в котором личность почувствует себя свободно настолько, что начнет исследовать свой внутренний психический мир, то в этом случае сам человек и выберет наиболее оптимальное направление своего развития как личности». Миры театра и кино как раз таковы. Но кино, благодаря упомянутым выше особенностям, гораздо в большей степени способно обеспечить человеку такое путешествие внутрь себя, которое «приводит к самопониманию, усилению себя и личностной трансформации». Причем из кинематографического процесса, в силу его жизнеподобия, человеку гораздо проще перенести в реальность полученные на съемочной площадке навыки общения. И тогда происходит то, о чем Н. Роджерс писала далее: «По мере того как раскрепощается творческая энергия, мы интегрируем в единое целое наш интеллект, тело, эмоции и дух; мы усиливаем себя и испытываем чувство радости и надежды».

Я не психолог и не настаиваю на том, что эти умозаключения – истина в последней инстанции. Но я не знаю, как еще объяснить живость общения, поразительное достоинство и уверенную манеру держать себя, которые нельзя не заметить у особых участников австралийского кинопроекта. Глядя на них, даже не думаешь о том, что эти люди отлично социализировались, поскольку это кажется таким же закономерным, как в случае любого полноправного члена общества. На мой взгляд, это еще одно чудо, которое может сотворить кино. Поэтому очень жаль, что такой формат творческого самовыражения недоступен для большинства особых людей в России. Почему недоступен, объяснять, я думаю, не нужно: профессиональная киноиндустрия – удовольствие не просто дорогое, а очень дорогое. И все же хочется верить, что когда-нибудь и в нашей стране появятся проекты, подобные тому, о котором пойдет речь ниже. Ведь, согласитесь, на свете есть вещи, которые гораздо дороже любых денег. 

Жизнь моя – кинематограф

Как известно, Bus Stop в переводе с английского – «автобусная остановка». Странное название для кинопроекта, но лишь на первый взгляд, поскольку где же еще, кроме как на остановке, очень разные люди имеют шанс встретиться? И не просто встретиться, а прожить рядом особую маленькую жизнь-ожидание и, возможно, проявить себя самым чудесным образом? Ведь никогда не знаешь, кому на остановке понадобится помощь и кто в нужный момент сможет ее оказать…

«Вы не поймете, каковы потенциальные возможности человека, до тех пор, пока не дадите ему шанс оказаться на высоте положения», — говорит Женевьев. Сама она профессионал в области кинопроизводства и не только: получила степень бакалавра в сфере медиаискусства, сертификат о прохождении годичного курса обучения малому бизнесу и степень магистра в области режиссуры в Австралийской школе кино и телевидения. Сегодня Женевьев Смит работает одновременно в нескольких местах: в киноиндустрии, в рекламном бизнесе и в некоммерческом секторе. Она является совладельцем и соучредителем рекламного агентства Taste Creative и исполнительным директором студии Bus Stop Films.

«Красивая» и другие

Для нас знакомство с этой студией началось со случайно замеченной ссылки на фильм Beautiful («Красивая»), который размещен на видеохостинге YouTube. Это короткометражка с простым, но очень жизненным сюжетом; всего 17-минутное видео о любви, дружбе, преданности и отваге производит на зрителей неизгладимое впечатление. Главная героиня фильма – девушка с синдромом Дауна, которую играет Одри О’Коннор (Audrey O’Connor) – выпускница киношколы Женевьев Клей Смит. Несмотря на лишнюю хромосому, Одри – страстная поклонница киноискусства и актриса. Она участвует в проекте Bus Stop три с половиной года, в течение которых сыграла в трех фильмах и попробовала себя в роли сценариста. Также Одри работает в кинокомпании Roadshow Films, танцует в танцевальной группе Специальных Олимпийских Игр, играет в театре Beyondthe Square’s Rukus Ensemble (это инклюзивная труппа, дающая уличные представления), занимается теннисом… Может быть, именно потому, что в ее характере много общего с главной героиней «Красивой», свою роль она сыграла с удивительным мастерством. Хотя герои фильма говорят по-английски, в принципе там все понятно и без слов.

Сейчас Bus Stop Films создал уже пять инклюзивных фильмов, которые были показаны и в Австралии, и за ее пределами. Эти фильмы удостоились нескольких наград, включая главную премию самого крупного всемирного фестиваля короткометражных фильмов Tropfes, которую в 2009 году получила лента Be my Brother («Стань мне братом»). Герой этой короткометражки – тоже человек с синдромом Дауна.

Самая недавняя из наград досталась Bus Stop Films в октябре прошлого года за фильм Heartbreak and Beauty («Горечь и красота жизни»), который получил приз жюри на кинофестивале в Южной Дакоте. Эта лента была создана еще в 2012-м, и она стала первым фильмом, который целиком – от сценария до актерской игры – был сделан людьми с интеллектуальными нарушениями. В производстве фильма участвовали 13 таких актеров и кинематографистов, включая режиссера картины, 24-летнюю Либби Бэнкс, до этого обучавшуюся в колледже основам кинопроизводства. «Горечь и красота жизни» — это экспериментальный фильм, поэма, рассказанная в основном средствами пластики. Поэма о любви, потере, страсти, в ней используется поэзия визуальных метафор и танец. В фильме исследуются радость и боль, которые приносят отношения с другим человеком. Острая ли это тоска по спутнику жизни, боль ли от потери кого-то или красота, сопровождающая настоящую дружбу и истинную любовь, — через все это особые студенты киношколы Женевьев Клей Смит представляют свой взгляд на то, что значит быть человеком.

Следующая остановка — творчество

«Мое страстное желание — соединить свою деятельность в кино и рекламной индустрии с работой по достижению перемен в социальной сфере и области содействия инклюзии, — говорит Женевьев Клей Смит. — Для этого и была создана некоммерческая организация — студия Bus Stop Films. Ее цель — вовлечь людей с интеллектуальными нарушениями в кинопроизводство и в другую творческую деятельность, дать им возможность освоить основы мастерства, а затем на равных участвовать в создании фильмов, и в процессе этой работы сделать так, чтобы их профессиональное мнение было услышано».

По словам Женевьев Смит, проект Bus Stop начал свое существование в 2009 году, как раз после триумфальной победы фильма «Стань мне братом» на фестивале Tropfes. «Делая этот фильм, мы давали людям с интеллектуальными нарушениями возможность работать на съемочной площадке и помогать нам, — говорит Женевьев. – И мы сознавали, что тоже можем помочь им».

Итак, все началось с того, что шесть лет назад на съемочную площадку фильма «Стань мне братом» пригласили особых актеров и дали им шанс показать себя перед камерой. В настоящее время в студии налажено полноценное обучение киноделу: еженедельно проводится по три обучающих семинара. В них участвуют люди с различными видами интеллектуальных нарушений, в том числе 12 человек с синдромом Дауна. Работая с ними, ведущие семинаров стремятся улучшить речевые и бытовые навыки слушателей, сформировать у них ответственное отношение к работе, повысить их уверенность в себе и качество жизни в целом. Занятия в киношколе включают в себя уроки теории киноискусства, на которых молодые люди, в частности, узнают, что такое мизансцены, а также изучают историю кино, его жанры и многое другое. Затем им предоставляется возможность применить полученные знания на практике и они вместе с наставниками — профессионалами в области киноиндустрии — отправляются в увлекательное творческое путешествие, итогом которого становится создание фильмов.

Образно говоря, все обучение в киношколе основано на том, что знания — это дверь в мир неограниченных возможностей, а позитивный стиль обращения к слушателям семинаров и заинтересованная поддержка их творческих начинаний — ключи от этой двери. Расширение знаний воодушевляет особых людей, а установление высокой профессиональной планки и настойчивость гарантируют, что каждый раз, когда педагоги преподносят своим воспитанникам что-то новое, они открывают эту дверь. «Хотя волшебной формулы не существует, я верю, что эта философия во многом определяет успех», — говорит руководитель проекта.

Женевьев Смит сама разработала программу обучения. Сейчас она пытается привлечь финансовые средства на то, чтобы этот курс стал доступен онлайн и участники проекта могли не только очно, но и дистанционно учиться, взаимодействовать друг с другом, приобретать еще больше знаний. В конечном итоге все это делается ради продвижения идеи, которая в XXI веке выходит на первый план: чтобы люди с ограниченными возможностями полноценно жили среди обычных членов своего местного сообщества. «Невозможно переоценить, насколько у ребят прибавляется сил и расширяются горизонты, когда у них есть шанс общаться с другими людьми и высказывать свое мнение и мысли по той или иной проблеме с определенным чувством компетентности», — делится Женевьев своими наблюдениями. Эти слова полностью подтверждают и сами участники проекта, и их родители.

Вот некоторые цитаты из высказываний студентов: «Больше всего я горжусь знаниями, которые получил. Я горжусь, что стал очень уверенно разговаривать с людьми обо всем, чему я научился»; «Я больше всего горжусь тем, что могу самостоятельно читать тексты моей группе и, делая это, чувствовать себя уверенно».

В свою очередь, родители этих молодых людей подчеркивают, что благодаря участию в проекте у ребят чрезвычайно улучшились такие качества, как умение общаться, концентрировать внимание и взаимодействовать со сверстниками. Мама одной из особых студенток утверждает, что в связи с посещением киношколы ее дочь стала лучше понимать процесс планирования — как логистику, так и связь между замыслом и исполнением. Возросла ее способность считывать эмоции и вообще аспекты поведения других людей через анализ фильмов. У девушки появилось желание хорошо одеться и пойти на общественные мероприятия, а также организовать какие-то групповые мероприятия после занятий в школе. Наконец, она явно получает большое удовольствие от хвалебных отзывов на фильмы, в производстве которых она участвовала. Эти похвалы стали огромным вкладом в повышение ее уверенности в себе.

«Эти существенные моменты напрямую связаны с киношколой. Они стали ключевыми факторами, повлиявшими на рост зрелости и самостоятельности моей дочери. У меня не хватает слов, чтобы выразить, до какой степени ценен для нее опыт участия в проекте», — говорит эта женщина.

А вот еще один отзыв: «Для моего сына прохождение этого курса равноценно продолжению процесса реабилитации. Киношкола дает ему возможность социального взаимодействия в группе, где он находится с людьми своего возраста. Участие в программе обучения держит его ум в состоянии напряженной работы, и это явно позитивная работа. У него улучшилась кратковременная память, кроме того, в группе он гораздо менее возбудим и непостоянен, чем был раньше».

Прямая речь

В заключение статьи приведем ответы Женевьев Клей Смит на некоторые наши вопросы, заданные ей в письме.

— Женевьев, какая главная идея двигала вами, когда вы задумывали этот проект? У вас был уже какой-то опыт взаимодействия с людьми с интеллектуальными нарушениями? Что для вас эта работа: она больше для души или для реализации себя в профессии?

— До того как снять «Стань моим братом», я работала над документальным фильмом для родительской ассоциации штата Новый Южный Уэльс (Down Syndrome NSW). Фильм должен был сопровождать описание одного из проектов ассоциации. А сам проект был направлен на помощь людям с синдромом Дауна путем создания так называемого круга поддержки, который объединяет членов семьи, друзей и других представителей местного сообщества. С помощью регулярных встреч такой круг поддержки помогает своему подопечному достигать конкретных целей на пути к своей мечте.

В процессе этой работы я провела полтора года с шестью семьями, с их дочерьми и сыновьями с синдромом Дауна, и за это время получила очень ясное представление о разнообразных барьерах на пути к инклюзии, с которыми сталкиваются люди с интеллектуальными нарушениями.

Наблюдая за тем, как действуют круги поддержки, я осознала, что ответственность за включение людей с особенностями развития в социум и оказание им помощи в достижении их целей лежит на каждом из нас. Я поняла, что должна продвигать эту идею и быть полезной, делясь с такими людьми своей любовью к созданию фильмов и помогая им приобщиться к делу, которым я занимаюсь. Мне подумалось, что я могла бы проводить для них обучающие занятия, давать им знания из области кинопроизводства, и я начала организовывать различные тренинги и мастер-классы, делать фильмы вместе с ними. Постепенно я убеждалась в том, что результаты этой работы гораздо больше, чем просто привлечение людей с интеллектуальными нарушениями к киноиндустрии. Я заметила, что участие в наших занятиях улучшает их речевые и коммуникативные навыки и вообще делает их жизнь лучше, насыщенней. Да и роль профессиональных наставников в этом проекте не сводится к обучению особых юношей и девушек работе на съемочной площадке. Мы влияем на то, насколько успешно они социализируются, приобретают ответственное отношение к работе. Кроме того, через те послания, которые несут фильмы, мы формируем общественное мнение, защищаем права и интересы людей с интеллектуальными нарушениями.

— Как изменилась жизнь участников проекта благодаря ему?

— Я вижу, как молодые люди, участвуя в нашей программе, растут, развиваются и расцветают. Все мои студенты очень довольны возможностью практиковаться в чтении и письме, а затем использовать эти навыки. И они все без исключения сказали, что трудности, с которыми они столкнулись при усвоении теоретических знаний, необходимых для выполнения заданий в классе, а также при работе над кинопроектами, способствовали их личностному росту и помогли повысить уверенность в себе. А еще — что они гордятся своими достижениями в киношколе. Кроме того, подавляющее большинство студентов отметили, что программа помогла им осмыслить трудовые отношения, освоить тайм-менеджмент, научиться налаживать межличностные и социальные связи, усвоить рабочую этику. Их семьи хорошо видят это: почти все родители подтвердили, что они были свидетелями позитивных изменений в поведении своих детей, и эти изменения напрямую связаны с программой.

Так что в Bus Stop мы действительно меняем жизнь особых молодых людей к лучшему. Обеспечивая им доступ к образованию, мы создаем условия для их полноправного участия в жизни общества. Мои студенты чувствуют себя информированными людьми, понимают, что могут компетентно обсуждать фильмы, они ощущают свою силу.

— А что придает силы вам? Вы делаете большую работу. Что поддерживает вас, когда вы терпите неудачи или испытываете разочарования?

— Я глубоко верующий человек, прихожанка местного храма, и мне как христианке преодолевать разочарования помогает моя вера, она дает мне силы и позволяет видеть вещи в более широкой перспективе. Я верю, что Господь держит мою жизнь в Своих руках и с чем бы я ни столкнулась, через какие бы трудные испытания мне ни пришлось проходить, Он проведет меня.

— Что вам кажется самым важным в том, чем вы занимаетесь?

— Самая важная вещь — нельзя недооценивать людей. Я вижу, как наше правительство тратит очень большие деньги на программы дневного пребывания, которые лишь заполняют время тех, кто в них участвует. Им предлагают погулять в парке, потанцевать, порисовать или заняться еще чем-то, что не мобилизует их силы, не ставит перед ними трудные задачи, а просто дает им «что-нибудь делать». По моим ощущениям, этого недостаточно. Например, танцевальные программы очень хороши, но почему бы не включить в них теоретические занятия, не дать участникам знания о разных стилях танца, о том, откуда происходит тот или иной стиль? То же и с другими видами искусства: почему бы не ввести в программу изостудии курс лекций о знаменитых художниках? В общем, я хочу сказать, что какие бы «ограниченные» возможности ни были у людей с особенностями развития, мы должны уважать их достоинство, давать им возможность учиться и быть частью общества — так же, как и любому другому человеку.