Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    4672

    Дети солнца или синдром Дауна? Повод изменить свою жизнь или приговор?

    Описание:

    Дети солнца или синдром Дауна? Повод изменить свою жизнь или приговор? Скажу сразу, единственно верного ответа нет. Просто не может быть. Мы даже себе не сможем честно ответить на эти вопросы, до тех пор, пока не столкнемся с проблемой лицом к лицу. В жизни. Можно кричать на каждом углу о том, что никогда подобный диагноз не заставит сделать аборт, или отказаться от ребенка.Можно возмущаться безразличию здоровых к проблемам людей с синдромом Дауна. Можно сохранить беременность, зная, что у ребенка патология. Ждать его. Любить. Надеяться на лучшее. Родить его. А потом просто сорваться. И бросить. Или не бросить. А продолжать любить его всем сердцем, защищать от нападок, закрывать собой от косых взглядов, беречь...

    Скажу сразу, единственно верного ответа нет. Просто не может быть. Мы даже себе не сможем честно ответить на эти вопросы, до тех пор, пока не столкнемся с проблемой лицом к лицу. В жизни. Можно кричать на каждом углу о том, что никогда подобный диагноз не заставит сделать аборт, или отказаться от ребенка.Можно возмущаться безразличию здоровых к проблемам людей с синдромом Дауна. Можно сохранить беременность, зная, что у ребенка патология. Ждать его. Любить. Надеяться на лучшее. Родить его. А потом просто сорваться. И бросить. Или не бросить. А продолжать любить его всем сердцем, защищать от нападок, закрывать собой от косых взглядов, беречь...

    Вариантов развития событий множество.

    Вот пример.

    Я становилась на учет по беременности в женскую консультацию. В коридоре стайка мамочек. Все веселые, улыбаются, некоторые с мужьями. А она плачет. Тихонько, в кулачок, в стороне от всех, как-то тревожно поглаживая живот. И никому нет дела. Я подошла. Оказалось, девушку зовут Юля (этого я добилась от нее не сразу, сквозь поток слез пробивалось слабое "отстаньте от меня, у меня все хорошо, это не ваше дело"). Ей 22. Она не замужем. Парень бросил ее, когда узнал о беременности. Но она его не винила. Она все понимала. К тому же он слишком молод, ему всего 19. Но Юля все равно решила сохранить жизнь малышу. И вот теперь она столкнулась с самым страшным. У ее малыша диагностировали синдром Дауна. Срок двенадцать с половиной недель. И она в растерянности. Она не знает как сказать об этом родителям (говорить отцу ребенка она не считала нужным). Она не знает, выносит ли она малыша. Она напугана. Ей предстоит сложнейший выбор - родить или убить.

    Вот схожая ситуация. 

    Наташе 30. Она уже 7 лет замужем. Они с мужем очень хотят ребенка. Но вот досада, все никак не выходит. Обследования, лечение, снова обследования, миллионы анализов - и так все 7 лет. И вот - чудо! Наташа беременна! Она разве что не летает от счастья. Скупает все для малыша в невообразимых количествах. Раз в неделю с мужем ходит к гинекологу в престижную частную клинику. И вдруг слова врача:"У плода предположительно синдром Дауна". И вдруг слова мужа:"Или ты делаешь аборт, или я ухожу". Наташа не знает, как ей поступить. Она хочет ребенка, но не понимает, хочет ли она ТАКОГО ребенка. Ей предстоит сложный выбор - родить или убить.

    С подобным выбором ежедневно сталкиваются тысячи женщин по всему миру. Из семи тысяч женщин, носящих под сердцем малыша с синдромом Дауна лишь одна решается сохранить беременность. Но в последнее время прослеживается тенденция сохранения таких беременностей, все чаще женщины решаются родить "особенного" ребенка. 

    И ведь эти дети действительно особенны и уникальны. Они отличаются. Они другие.

    Но в этом-то и состоит основная проблема "приятия" - они не такие как все. Как я. Как мой ребенок. И эта уникальность порождает мифы. Мы слышим о том, что люди с синдромом Дауна агрессивны, не способны социализироваться, они не обучаемы и нетрудоспособны. Они не способны адекватно выражать эмоции, общаться с окружающими, им нужны "особые условия".

    На деле же все обстоит немного иначе. "Немного иначе" - в нашей стране. И "намного иначе" в Европе или Америке.

    В Америке, европейских странах и ряде других государств люди с синдромом Дауна отлично социализированы, они учатся, некоторые даже получают высшее образование, работают, создают семьи, занимаются творчеством. Процент отказа от "солнечных детей" ничтожно мал, из 120 таких детей лишь один оказывается в спецучреждении. Более того, 70 процентов таких "отказников" обретают приемные семьи. К людям с этой патологией нет предубеждений, они не окружены мифами и неприязнью. Их "принимают".

    Абсолютно иначе дело обстоит в России, да и в целом в странах бывшего "совка". Дети с синдромом Дауна в 95% случаев оказываются в специнтернатах. Чуть более десяти процентов из них доживают до года. Вдумайтесь в эти цифры: примерно восемь детей из ста, помещенных в интернат, остаются в живых! Восемь! Это дикость! А ведь мы живем в цивилизованном обществе, абсолютное большинство из нас считают себя гуманными людьми, не способными на бесчеловечные поступки!

    Проблема "солнечных детей" стоит остро, острее чем мы думаем. И в нашей стране рождение такого особенного ребенка - это, скорее, приговор. Для родителей, для самого ребенка. Никто не скажет, что этот ребенок "солнечный", "особенный", "талантливый". Абсолютное большинство "человечных" будет в лучшем случае шептаться за спиной. Этот ребенок станет "занозой" во дворе, его не примут в обычную школу, да и родители, скорее, не рискнут проситься к "нормальным" детям. Этот ребенок на всю жизнь останется "овощем". И от осознания этого хочется плакать. Плакать от бессилия. Плакать от того, что в нашей стране лучше сделать аборт, и не калечить себе жизнь. Плакать от того, что нет единственно верного решения.

    Наташа сделала аборт. Она побоялась потерять мужа. Но муж все-таки ушел, потому что через некоторое время после аборта оказалось, что Наташа больше не сможет иметь детей.

    Юля родила. "Солнечную" девочку. И даже сказала об этом её отцу. Но это ничего не изменило. Поэтому Юля написала отказ от дочери.

    А недавно на детской площадке я увидела женщину с ребенком в инвалидной коляске. У девочки синдром Дауна. На вид ей лет 7-8. Женщина каждый день гуляет с дочкой, они вместе кормят голубей и котов у парадного, плетут венки и поливают розы. Всегда только вдвоем. Я долго не решалась подойти, думала, не так поймут, примут за ненормальную... Но хотелось, ох, как хотелось выразить этой женщине почтение и уважение! Через пару месяцев решилась - шла в магазин, увидела их, сидящих в палисаде. Подсела в тень. Долго не могла и рта раскрыть, меня как будто сковало. Женщина начала первой. 
    - Соня, - сказала она, - поздоровайся с тетей. 

    Девочка молчала, только губы шевелились беззвучно. Завязался разговор. Мы подружились. Оказалось, женщину зовут Вера. Соня - единственный ее ребенок. Они живут втроем, с Вериной мамой. Папы у Сони нет, он ушел еще до ее рождения, даже не узнал о беременности Веры. Соня поздний ребенок (Вера родила ее далеко за тридцать). Кроме синдрома Дауна у Сони много сопутствующих заболеваний, она не может ходить. 
    Я не решалась спросить, но в один из дней Вера сказала все сама.
    - Я вижу, хочешь спросить - и не решаешься. Думаешь, обижусь?
    Я молча кивнула.

    - Я не могла бросить ее. Понимаешь?! Не могла! Не имела права! Она моя! Она искалечила мне жизнь, но она МОЯ! Если бы я знала раньше - пошла бы на аборт, не задумываясь! Но я не знала, я родила, я в ответе за нее, в ответе до последнего вдоха!
    Я только молча кивала, не в силах даже вытереть слезы...

    Похожие материалы