Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    51

    Дистанционное обучение. Опыт одного карантина

    Описание:

    Карантин, введенный в связи с пандемией коронавируса, заставил всех нас пересмотреть привычные форматы работы. Своим уникальным опытом проведения групповых занятий через интернет делятся педагоги Даунсайд Ап и сотрудники кировского Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра». Этот опыт поможет педагогам переориентировать свою работу в условиях, которые до сих пор остаются нестабильными.

    Карантин в связи с пандемией коронавируса, который наша страна пережила весной 2020 года, заставил всех пересмотреть привычные форматы работы. И если в некоторых сферах уход на дистанционную работу был достаточно безболезненным, то все, кто связан с образованием и обучением, были, без преувеличения, в панике. Ответа на вопрос «Как учить особенного ребенка через интернет?» не знал никто. Теперь, когда прошел почти год, можно проанализировать ситуацию и заметить, что специалисты в итоге разделились на две категории: те, кто так и не смог адаптироваться, и те, кто быстро сориентировался в новой ситуации и попытался сделать все возможное, чтобы сохранить и даже приумножить достигнутое в работе.

    В кризисной ситуации опыт некоммерческих организаций снова стал новаторским. Те преимущества, которые имели НКО и частные организации в обычной жизни (гибкость, самостоятельность, умение быстро меняться, исходя из требований ситуации, обратная связь с подопечными и высокое качество оказываемой помощи), в ситуации карантина не просто приобрели особое значение, но и помогли выжить.

    В этой статье мы расскажем об опыте проведения групповых занятий для детей, который приобрел за время карантина Даунсайд Ап и наши партнеры из кировского Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра». Специалисты-практики расскажут о том, как они в условиях изоляции организовали дистанционное обучение для своих воспитанников. И хотя этот опыт нельзя считать методикой и прямым руководством к действию, он может помочь кому-то переориентировать свою работу в условиях, которые до сих пор остаются нестабильными. 

    «Мы поняли, что невозможное возможно!»

    Ирина Жуковская, педагог группы подготовки к школе Даунсайд Ап

    – Группы подготовки к школе в Даунсайд Ап работают уже не первый год и рассчитаны на детей от 6 до 8 лет. Обычно занятия в группе проходят раз в неделю, длятся в общей сложности два часа и включают в себя несколько блоков. Первый блок – традиционное приветствие, ознакомление с окружающим миром, лексическая тема; второй блок – чтение; третий – музыкально-двигательные занятия, в том числе танцы и подвижные игры с правилами; четвертый – математика. Завершается занятие в группе любимым ритуалом – задуванием свечи.

    Когда мы поняли, что скоро занятия в центре Даунсайд Ап прекратятся, мы стали думать, как сделать так, чтобы образовательный процесс в группах не останавливался. Конечно, мы опасались, что дети не будут воспринимать нас через экран гаджетов, и потому не смогут сконцентрироваться и усвоить информацию. Сразу возникли и технические вопросы: как проводить музыкально-двигательную часть, чтобы всем участникам было слышно музыку. Тем не менее мы быстро освоили программу Zoom и начали действовать.

    к статье Жуковской 1.png

    Онлайн-занятия, так же, как и очные, проводили два педагога: один выступал в роли ведущего, другой – модератора. В зависимости от содержания урока педагоги сменяли друг друга. Важность роли модератора мы оценили уже в процессе занятий: именно он решал все технические задачи, с которыми один педагог-ведущий не смог бы справиться. Он оперативно подключал участников к сессии в Zoom, включал слайды или видеоматериалы, выводил на экран изображения отдельных детей или педагога, общался с родителями в чате по техническим вопросам.

    Что касается содержания занятия, то мы понимали, что, во-первых, оно должно быть максимально предметным. Но в новых обстоятельствах была одна сложность – мы не могли предоставить детям дидактический материал. Так что пришлось поступать следующим образом: мы заранее объявляли в чате группы в Ватсапе тему занятия и писали, что именно нужно подготовить для работы, высылали родителям на почту все необходимые файлы.

    1.JPG

    Во-вторых, пришлось изменить длительность занятия и расписание. Вместо одного двухчасового занятия мы сделали два занятия в неделю, но по часу, и это оказалось оптимальным временем. Сначала не все дети выдерживали целый час, но интересные задания и увлекательные игры, постоянная смена видов деятельности очень быстро вовлекли всех в образовательный процесс, так что часа стало даже не хватать.

    В-третьих, мы сохранили ритуалы приветствия и прощания, которые структурировали работу и настраивали детей на серьезность происходящего. Так же, как и в зале, дети задували свечу: модератор выводил на экран крупное изображение ребенка, педагог зажигал свечу, и ребенок задувал ее на определенный счет.

    В-четвертых, мы понимали, что на дистанционных занятиях существенно меняется роль родителей, и это неизбежно. Они становятся активными участниками образовательного процесса. Нам очень повезло: в группах подготовки к школе у нас оказались замечательные родители, которые поддержали нас и быстро включились в работу. Конечно, первая реакция на новые обстоятельства и у них была разная: многие волновались и не верили в то, что их дети смогут заниматься онлайн. На первом занятии группы присутствовало только четыре ребенка. Но в итоге подключились все! И постепенно родители настолько увлеклись тем, что происходит на занятиях, что сами с удовольствием играли и занимались с детьми. Кроме того, родители были открыты к общению и взаимодействию и с педагогами, и друг с другом, после каждого занятия они вели активное обсуждение в чате. Для того чтобы обсудить достижения и сложности, после занятия мы оставались с родителями в сессии Zoom и все проговаривали.

    к статье Жуковской 2.jpg

    Для нас, как педагогов, было важно сохранить все полученные ранее знания, навыки и умения, но еще более значимым было найти тот «ключик», который помог бы детям усвоить новый материал. «Учимся играя» – так можно описать все то, что происходило на занятиях в новом формате. Именно игра явилась тем самым «золотым ключиком» к новым успехам и достижениям ребят. Очень часто все задания были связаны между собой одной сюжетной линией, что еще больше вовлекало детей и превращало скучную тему в увлекательное путешествие к знаниям. Прищепки, конфеты M&M's, яблоки, бутылки с крашеной водой, расческа, латексные перчатки, набитые манкой, – все это и многое другое стало простым и, главное, доступным материалом для всех участников обучения.

    Благодаря большой включенности родителей и быстрой обратной связи от них мы сохранили индивидуальный подход к каждому юному ученику, помогли родителям адаптировать многие задания под конкретного ребенка с учетом его возможностей и интересов.

    На каждом занятии было важно уделить внимание каждому ребенку: обратиться к нему, задать вопрос, отметить успехи или подвести к правильному решению. Для этого мы придумали такую игру: педагог виртуально, увеличив окно с определенным ребенком на экране компьютера, «приходил к нему в гости» и напрямую взаимодействовал с ним.

    Единственный блок занятий, который нам не удалось реализовать в онлайн-формате, –    это игры на взаимодействие. Дети очень скучали по живому общению с друзьями, многие игры в кругу пришлось отложить до очных занятий. Уже летом, когда карантин закончился, по инициативе родителей мы проводили встречи группы подготовки к школе, и на них мы играли, танцевали и делились своими успехами и достижениями.

    к статье Жуковской 3.jpg

    Анализируя сейчас результаты нашей деятельности на карантине и причины того, что нам удалось выполнить все задуманное, мы можем сказать, что во многом это заслуга родителей. Активная позиция семей, готовность сотрудничать, гибкость, желание родителей посмотреть на образовательный процесс иначе и помочь своему ребенку, а также желание раскрыть свой творческий потенциал – все это стало огромным подспорьем для педагогов.

    Конечно, были и задачи, которые мы не стали включать в онлайн-формат, чтобы не перегружать наших родителей. Например, знакомство ребят с тетрадкой и линейкой, формирование умения ориентироваться на плоскости и умелое владение карандашом мы решили оставить на очные занятия.

    Для того, чтобы у читателя не сложилось мнения, что все было идеально, заметим, что не все дети легко включались в работу на занятиях через Zoom. Некоторым было сложно, и они просто сидели и наблюдали. Но другие, наоборот, дома были более собранными и внимательными, чем на занятии в центре, и демонстрировали лучшие результаты. Но для нас, педагогов, было важно, что все, так или иначе, участвовали в занятии. В итоге группа так сплотилась, что в конце мая мы провели замечательный выпускной, тоже в дистанционном формате: вместе сделали аппликацию – школьный колокольчик, прочитали стихотворение, поздравили друг друга с окончанием года.

    Я уверена, что теперь, если обстоятельства снова заставят нас работать дистанционно, это ни для кого не станет огромным стрессом. Мы просто продолжим заниматься как раньше. Ведь карантин убедил нас, что «невозможное возможно»!

    «Главное – сохранить контакт с ребятами»

    Лада Талызина, старший педагог группы дневной занятости Даунсайд Ап

    На момент, когда карантин прервал очные занятия, группы дневной занятости в Даунсайд Ап работали второй год. Они открыты для ребят с синдромом Дауна от 18 лет и старше. Это люди с разными знаниями, умениями и навыками, совершенно разным жизненным опытом; кто-то из них учился в школе или колледже, кто-то нет. Занятия проходят в центре три раза в неделю с 11.00 до 15.30, в каждой из трех групп до 10 участников. Работа с ними в основном ориентирована на развитие социально-бытовых навыков и навыков самообслуживания, коммуникативных умений, отчасти – на ознакомление ребят с темами трудоустройства и профориентации. Участники групп регулярно выходят в общественные места: музеи, мастерские, на предприятия сферы услуг. В группах работает три педагога, все они молодые, активные специалисты.

    Когда мы поняли, что изоляции в связи с пандемией не избежать, то ни паники, ни сомнений в том, что нужно продолжать работу групп дневной занятости в дистанционном формате, не было. Наоборот, нашей команде было интересно попробовать новые формы работы, чтобы понять, подойдут ли они для людей с синдромом Дауна. Нам виделось это очень перспективным направлением деятельности.

    О содержании занятий также не пришлось долго спорить. Нам было важно сохранить не только наработанные навыки, но и контакт с ребятами. Поэтому мы решили, что занятия будут проходить в программе Zoom один раз в неделю с теми же участниками, целями и задачами.

    Большинству родителей воспитанников идея онлайн-групп понравилась, в любом случае, они понимали, что это лучше, чем ничего. Технически не все были подготовлены, поэтому пришлось потратить некоторое время на их обучение работе с программой Zoom. Если кто-то уехал на дачу и не имел там стабильного доступа к интернету, то мы искали другие пути связи: переписывались с семьями по Ватсапу или звонили по телефону. Активная переписка велась в родительском чате группы в Ватсапе: там взрослые делились новостями, рассказывали о своих делах и эмоциях. Мы предлагали и индивидуальное консультирование родителей по любым вопросам, но к этой услуге обратились всего 3-4 человека. Для ребят с синдромом Дауна мы также создали отдельный чат, куда они отправляли текстовые сообщения или записывали аудио. Тем, кто не владел телефоном, помогали родители. В итоге все остались на связи!

    Через полторы недели после начала карантина стартовали дистанционные занятия. Мы решили придерживаться имеющегося тематического плана, но немного изменить подачу материала, чтобы участники могли воспринимать его через гаджеты. Мы опасались, что внимание участников при таком взаимодействии будет рассеянным, поэтому важно было побуждать их к активным действиям. Например, если на утренней зарядке в центре в роли ведущих обычно выступали педагоги или участники, которые увлекались спортом и сами вызывались ее проводить, то в онлайн-формате проводить зарядку попробовал каждый из участников, некоторым помогали родители. Свое место в этом формате нашли занятия рисованием, совместное чтение педагогами и участниками, счет на калькуляторе, рассказ по изображениям, викторины и т. д. Достаточно большим вызовом для педагогов стали опасения, что участники будут перебивать друг друга, отвечая на вопросы, поэтому от занятия к занятию было необходимо выстраивать четкую очередность, которую следовало соблюдать всем.

    Главной сложностью было то, что на занятиях в центре ребята очень многое делали руками, закрепляя полученные знания на практике, а онлайн мы могли в большинстве случаев дать им только теорию. Возникали закономерные опасения, что участники не усвоят материал. Выход был один – давать им домашние задания. Так, например, если в рамках дистанционного занятия с использованием презентации мы обсуждали состав различных блюд, подбирали необходимые ингредиенты и исключали лишние, то домашним заданием участников непременно была готовка одного из блюд. Для того, чтобы этот процесс не отличался для ребят от того, как это происходит в центре, и они могли бы все так же проявлять больше самостоятельности в готовке, мы отправляли родителям презентации с пошаговыми рецептами, которыми обычно пользовались в центре. К этой деятельности активно подключались родители: вместе с детьми они выполняли работу по дому, присылали нам видеоотчеты. С одной стороны, это усилило нагрузку на родителей, с другой, для многих семей такая совместная деятельность стала открытием. Раньше, в ежедневной суете и плотной занятости, на простые, но важные дела просто не было времени.

    Два раза мы проводили «выходы в свет» – дистанционные занятия с музеями. Одним из прошедших занятий был мастер-класс со специалистами Государственного исторического музея, который был посвящен рыболовному мастерству в древности. Желающие из группы дневной занятости обсуждали с ведущими мастер-класса появление водоемов, устройство рек и озер, смотрели красочную презентацию на эту тему, а во второй половине занятия создавали собственные изображения необычных рыб.

    к статье Талызиной.jpg

    Анализируя опыт работы во время карантина, мы можем сказать, что дистанционный формат привнес в наше общение с семьями новые аспекты, укрепил наши взаимоотношения. Так, деятельность педагогов стала более понятной и открытой для родителей. Они увидели, как происходит обучение их детей, и сами активно участвовали в занятиях, задавали вопросы, помогали детям.

    Переход на дистанционный формат работы позволил педагогам группы дневной занятости реализовать то, о чем у них уже давно были мысли, – привлечь к занятиям участников из регионов. С середины апреля в дистанционном формате, параллельно с уже привычными занятиями, шла работа с двумя коммуникативными группами, каждую из которых посещало 6-8 человек – в их число вошли и некоторые участники из группы дневной занятости. В этих группах мы говорили о том, что происходит в жизни ребят, обсуждали вопросы дружбы и отношений, увлечения и интересы, фильмы, говорили о своих семьях, читали стихи, пели песни и разыгрывали по ролям пьесу «12 месяцев». Темы для обсуждения на занятиях участники выбирали самостоятельно, а педагоги готовили в соответствии с темами материал для работы в группе и для домашнего задания. К этим группам подключилось 8 человек из регионов – из Воронежа, Уфы, Краснодара, Ижевска и Хабаровска. Также участие в занятиях принимала девушка, переехавшая с семьей в Таиланд.

    Нам удалось реализовать педагогическую мечту – привлечь к занятиям и социализировать ребят из регионов, которые сидят дома и никуда не ходят. Участница из Ижевска оказалась именно в такой ситуации: она оканчивала школу, но ее социализация была минимальной. Мы наблюдали, как она постепенно адаптировалась в онлайн-группе. Сначала девочка не могла понять, кому адресованы вопросы, ей было трудно соблюдать очередность и поддерживать беседу. Ко второму месяцу занятий было очевидно, что она стала более активной, начала проявлять инициативу в общении. Нам было важно услышать отзыв ее мамы, которая отметила, что дочь «стала взрослая, не хочет слушаться». Педагоги поймут, какой это прогресс в развитии личности подростка с синдромом Дауна.

    Если говорить о сложностях дистанционного обучения, то сам по себе онлайн-формат не поддерживает авторитет педагога и потому требует от него дополнительных усилий. Кроме того, не все участники активны как на самом занятии, так и в плане выполнения домашних заданий. Есть вопросы семейных отношений и самоорганизации, авторитета родителей, на которые педагоги не всегда могут повлиять. Для того, чтобы некоторые ребята не потеряли наработанные навыки, мы предложили проводить с ними индивидуальные сессии. Цель была одна: помочь им привыкнуть к онлайн-формату, убедить, что это не просто общение, а занятие, что здесь есть педагоги и задания.

    Из явных преимуществ дистанционного обучения можно назвать то, что дома участники чувствуют себя более свободно и открыто, мы можем увидеть их с другой стороны. И конечно, этот формат очень удобен для семей из регионов – он расширяет их границы и позволяет присоединиться к любым активностям.

    После окончания карантина мы частично сохранили дистанционное обучение – раз в неделю проводим групповые занятия для тех, кто болеет либо находится на самоизоляции. А коммуникативные группы мы теперь проводим в очно-заочном формате: московские ребята находятся в центре, а участников из регионов подключаем через Zoom; мы видим их на большом экране и общаемся, как будто они здесь, рядом. 

    «Важно было пережить изоляцию – и поддержать семьи!»

    Елена Лянгузова, руководитель кировского Центра поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра», учитель-логопед

    – До карантина сетка расписания в нашем Центре была очень плотной: групповые занятия по различным направлениям для детей от рождения до ребят 18+, индивидуальные консультации, дополнительные занятия, группы поддержки для родителей и многое другое. С началом изоляции все эти активности мы перевели в онлайн-формат. Но для того, чтобы это случилось, пришлось приложить немало усилий.

    Узнав о пандемии и скором карантине, и родители, и педагоги оказались в состоянии растерянности и даже паники. Было очевидно, что люди в ситуации неопределенности и стресса проживают первые этапы работы горя: отрицание, а чуть позднее – злость и обиду. Мне, как руководителю Центра, нужно было поддержать их, не игнорируя переживания и тревоги, но одновременно и принять волевое решение о том, что мы не закрываемся и будем продолжать работать онлайн. Многие поддержали это решение и довольно быстро адаптировались, но встречались и те, кто сопротивлялся новой деятельности. Правда, как оказалось в итоге, именно они, приняв ситуацию, прекрасно в ней освоились и смогли реализовать все намеченные планы.

    Первые вопросы у всех были технические: как работать в программе Zoom, где найти необходимые гаджеты. Спонсоры помогли нам приобрести несколько планшетов и видеокамер для семей, которые в них нуждались. Один из педагогов, Иван Ушаков, быстро изучил Zoom и в течение недели обучил работе в этой программе всех коллег и родителей, проводя несколько групповых консультаций в день и лично работая с теми, кто с трудом осваивал новые технологии.

    Одна из отличительных черт нашего Центра поддержки семей заключается в том, что некоторые педагоги сами являются родителями детей с особенностями развития. В новых условиях это было преимуществом, так как мы могли анализировать образовательный процесс с разных сторон и оперативно его корректировать. Я сама, как педагог-логопед и мама двоих детей с синдромом Дауна, могу утверждать: педагогу непросто вести онлайн-занятие для особенных детей, но родителю еще труднее! Педагог тратит много эмоциональных ресурсов, которые в Центре восполняются за счет прямого контакта и обратной связи от детей, в дистанционном формате такой подпитки практически нет. А родитель должен оставаться поддерживающим взрослым, добрым и любящим, и при этом обучать ребенка, постоянно искать средства мотивации. К тому же дети очень разные: например, моя дочь Миля быстро освоилась в новой реальности, а вот сын Ваня с трудом принял дистанционные занятия.

    к статье Лязгуновой.jpg

    Поэтому мы, с одной стороны, могли понять родителей, которые психологически не были готовы стать учителями для своих детей. С другой стороны, нельзя было терять время и навыки, наработанные годами. Поэтому таких родителей мы старались особенно поддерживать: созванивались, предлагали для них индивидуальные встречи, уделяли больше внимания их психологической поддержке и консультированию. Все наши программы для родителей также перешли на дистант: консультации, психотерапевтическая группа, семинары. Тематические семинары по просьбе родителей мы и после карантина оставили исключительно в режиме онлайн – оказалось, что это очень удобно.

    Что касается основных занятий для детей раннего возраста и ребят с тяжелыми множественными нарушениями (для малышей это творчество, логоритмика и двигательные занятия, для детей постарше – еще математика), то они были ориентированы, скорее, на помогающих взрослых: педагог объяснял, что делать, и ребенок выполнял задания под руководством родителя. Оказалось, что такая работа очень эффективна. Если родители получают четкую инструкцию к действию и им не нужно ничего придумывать, то они прекрасно транслируют знания ребенку, а педагог при этом берет на себя функции организатора и мотиватора. Эти занятия проходили два раза в неделю, чего, в принципе, было достаточно для поддержания необходимого уровня знаний и навыков. Педагоги давали привычный материал, единственное, что нужно было придумывать – как из подручного материала сделать музыкальные инструменты для логоритмики и из чего делать поделки на творчестве, если нельзя выйти из дома, чтобы купить материалы. Например, маракасы сделали из пластиковых банок, наполненных разными крупами, вместо барабанов использовали кастрюли.

    Примерно так же работала группа подготовки к школе. В Центре занятия с ней проходят почти полдня, но дистанционно невозможно так долго находиться за компьютером, так что мы проводили по 2 занятия два раза в неделю. Для того, чтобы избежать лишнего стресса, мы сначала повторяли старый материал, лишь постепенно осваивая новое. Для освоения математики использовали Нумикон, те, у кого его не было дома, вырезали формы из цветного картона. На занятии «Круг» использовали фото самих ребят через демонстрацию экрана. Перед каждым занятием педагоги писали родителям, что необходимо приготовить, а если этого дома не было, думали, чем можно заменить.

    У детей школьного возраста в онлайн-формате проходили коммуникативные занятия «Круг», музыкальные занятия, мастерские, кулинария. На «Круге» ребята искали на своем Zoom-экране друг друга, называли имена и фамилии, изучали новую тему «Эмоции», используя фотографии, жесты, пиктограммы на каждую из эмоций. На музыкальных занятиях пели любимые песни с использованием жестов и самодельных музыкальных инструментов, танцевали.

    Сложнее всего оказалось перевести в онлайн-формат мастерские. Они требовали наличия дома различных материалов и инструментов, а во время строгого карантина не все можно было найти или приобрести. Педагоги, советуясь с родителями, искали оптимальные варианты. Например, мастерили органайзер для канцтоваров из обувных коробок. Потом, когда стало можно выходить из дома, мы стали делать в Центре заготовки для столярных работ и валяния, откуда родители забирали эти наборы. Так мы сделали несколько поделок: подставки под горячее, ящички, скворечники. Онлайн-занятия кулинарией продемонстрировали родителям, сколько навыков уже освоено ребятами. Детей стали чаще привлекать к приготовлению еды дома.

    Продолжались в дистанционном формате все индивидуальные занятия с логопедами, дефектологами, психологом, нейропсихологом. Некоторые дети так адаптировались, что могли заниматься со своим педагогом даже без поддержки родителей, выполняя все инструкции через экран.

    Удалось перевести в онлайн-формат дополнительные занятия для ребят разных возрастов: театральную студию, танцы, адаптивную физкультуру, «мягкую школу» (игротерапия), индивидуальные занятия гитарой. Для театральных занятий, артикуляционной гимнастики и изучения эмоций педагоги даже сшили ростовую куклу Колю, который стал у нас символом дистанта.

    По отзывам педагогов, некоторые дети в онлайн-формате даже лучше усваивали материал, в первую очередь потому, что в привычной обстановке дома они чувствовали себя безопасно и комфортно, им требовалось меньше времени на адаптацию и было легче сконцентрироваться и быть внимательными, собранными, а участие родителей добавляло уверенности. Но кому-то дистанционный формат не подошел, некоторые ребята не могли войти в учебный режим в домашних условиях, не смогли концентрироваться у экрана, им было трудно переживать неполадки с интернетом, неустойчивый звук или картинку.

    Летом мы придумали новую форму работы, которую теперь хотим развивать. Мы назвали ее «Центр на диване» – свободные занятия, к которым могут присоединиться все желающие. Если основные группы сформированы по возрастам и уровню развития детей и имеют постоянный состав, то «Центр на диване» открыт для всех. Мы отправляем ссылку на сессию в Zoom примерно пятидесяти семьям и никак не ограничиваем участников: можно заходить и активно работать, а можно просто наблюдать. В таком формате мы уже проводили занятия «Мягкой школы» – игровые тренинги для детей и родителей, кулинарию. Иногда на сессии приходило 3-4 семьи, иногда больше 10. Как правило, люди постепенно присоединялись, особенно после того, как участники делились своими впечатлениями и фотографиями в чатах. Хотим попробовать в таком формате творчество, чтение сказок с театрализацией.

    Не все формы работы в карантин оказались эффективными. К примеру, мы отказались от создания видеоуроков, когда поняли, что семьи по ним практически не занимаются. В первую очередь потому, что в этом случае родитель фактически становится педагогом и не имеет поддержки от специалиста, а ребенок не воспринимает «говорящее кино»: педагог может танцевать на видеозаписи, а ребенок в это время сидит на диване. Единственное, что мы записывали и отправляли семьям, – это наши песни с музыкальных занятий. По отзывам родителей, ребята часто смотрели песни в исполнении любимых педагогов вместо мультиков.

    Мы рады, что около 70 процентов семей (всего в программах Центра занималось 280 семей) подключились к дистанционной работе. Почему получилось? На наш взгляд, дистанционный формат возможен, если до этого были сформированы хорошие партнерские отношения: педагог-родитель, педагог-ребенок, родитель-ребенок; если использовать основные приемы-«маячки», которые работали очно (визуальное расписание, ритуалы приветствия, перехода от занятия к занятию, прощания); если прислушиваться к потребностям семей, подбирать задания так, чтобы ребенок и родитель находились в ситуации успеха.

    За время карантина мы получили столько хороших отзывов, сколько не получали, пожалуй, за все годы работы Центра! Родители не ожидали, что дистанционное обучение для их детей в принципе возможно, и потому были довольны результатом. И родители, и мы сами поняли, что дети способны на большее, чем мы предполагали. Да и мы сами можем больше! Порой мы удивлялись коллегам, их устойчивости, изобретательности, готовности поддерживать друг друга. С нами занимались дети с разным уровнем физических и интеллектуальных возможностей, в том числе дети со множественными нарушениями развития и слабовидящие. Именно в дистанционной форме некоторые родители впервые погрузились в процесс обучения детей, так как на занятиях в Центре чаще всего они оставались за дверями зала. Также родители отмечали, что если бы не было занятий от Центра, то самим было бы трудно их организовать. Внешняя мотивация – контроль со стороны педагога, работа в группе, четкое расписание – была для них очень значимой.

    Теперь первая волна пандемии позади. Что можно сказать по итогам этого опыта? Дистанционное обучение дало нам новые возможности, чтобы без больших потерь пережить кризисные времена, но сложно представить, чтобы мы работали так постоянно. Оно может стать средством поддержки семей, сохранения связи с детьми, но никогда не заменит очных встреч. При этом ситуация с пандемией не стабилизировалась, и мы продолжаем думать о том, как поддерживать семьи дистанционно. И конечно, мы готовы к разным вариантам развития событий: 1) можем проводить все занятия дистанционно; 2) допускаем, что группа работает очно, а те, кто болеет или изолируется, подключаются к своей группе дистанционно; 3) возможно даже, что группа работает очно, а один из педагогов подключается дистанционно, если он изолирован или болеет. В любом случае, главное – пробовать, иначе ничего не получится!

    Похожие материалы