Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    1433

    История Дины и Нурмата Эшалиевых

    Описание:

    В жизни каждого человека есть моменты, которые делят ее на «до» и «после»… Я была так счастлива! Любимый муж, умница-сынок, ждем доченьку! Что еще можно желать — прекрасная семейная идиллия. 5 сентября 2011 года я запомню на всю жизнь. С утра мы увезли сына в развивающий центр и поехали на плановое УЗИ. Я так любила ездить к врачам во время беременности, слушать сердечко наших малышей, взвешиваться и считать дни до нашей с ними встречи! Но в этот раз все было по-другому. ФПН третьей степени — другими словами, моя малышка в животе не получала кислород, как долго она была в таком состоянии, никто не знал… Срочно на операцию — таким был вердикт врача. Муж поехал домой за сумкой, которую я приготовила за пару дней до этого.

    В жизни каждого человека есть моменты, которые делят ее на «до» и «после»…

    Я была так счастлива! Любимый муж, умница-сынок, ждем доченьку! Что еще можно желать — прекрасная семейная идиллия. 5 сентября 2011 года я запомню на всю жизнь. С утра мы увезли сына в развивающий центр и поехали на плановое УЗИ. Я так любила ездить к врачам во время беременности, слушать сердечко наших малышей, взвешиваться и считать дни до нашей с ними встречи! Но в этот раз все было по-другому. ФПН третьей степени — другими словами, моя малышка в животе не получала кислород, как долго она была в таком состоянии, никто не знал… Срочно на операцию — таким был вердикт врача. Муж поехал домой за сумкой, которую я приготовила за пару дней до этого.

    Я лежала в операционной после кесарева сечения. Ребенок был жив, я слышала плач моей маленькой девочки и спокойно приходила в себя, когда зашла неонатолог и, потупив глаза, сообщила, что нам нужна консультация генетика. «У моей девочки синдром Дауна?» — интуитивно спросила я… Откуда пришла мне эта мысль? Почему именно синдром Дауна? Я не знала тогда и не знаю сейчас… Но, как я слышала от многих родителей, еще до рождения их ребенка с синдромом Дауна, многие начинают как-то чувствовать это. Я не была исключением — во время беременности мне иногда приходили мысли о синдроме Дауна. Неонатолог не стала мне ничего говорить из этических соображений, мол после анализов поговорим. Тот момент стал переломным в жизни нашей семьи. Жизнь разделилась на «до» и «после»…  Я сообщила счастливому мужу, что у ребенка подозревают синдром Дауна. «Что это?» — был его вопрос…

    Выписка из роддома была совсем не такой, какой я ее себе представляла тогда, когда приходила каждый месяц на прием по беременности. Я уезжала из роддома со слезами, в неизвестность, со стыдом, что не родила здорового ребенка. Старший сын бегал под окнами роддома с радостными криками: «У меня родилась сестренка!!!» А мы с мужем стояли обнявшись в палате и плакали, смотря на маленький беззащитный комочек с дополнительной хромосомой… Так началось наше путешествие в «изнаночную сторону» жизни… Где родители боятся умереть раньше своих детей; где стыд за неполноценность своего ребенка заставляет тебя обманывать о его состоянии; где ты думаешь, что каждый тыкает в тебя пальцем, потому что твой ребенок не такой как все…

    Исцеление нашей семьи началось тогда, когда мы признали, что у нашего ребенка неизлечимое хромосомное состояние. На это понадобилось почти год… Наша Абигель (ее имя означает «радость отца») отличается от других, также, как и каждый из нас. Хотя и позже, но она пошла, начала различать близких людей, сказала «мама», начала самостоятельно кушать, собирать рюкзак в садик, убирать за собой посуду, накрывать на стол. Чем старше она становилась, тем меньше и незначительнее становился ее диагноз. Самый полезный совет, который я получила от одного педагога и подруги — прежде всего, она Абигель, а уже потом — «у которой синдром Дауна»…

    Сейчас Абише четыре года. Наша девочка прошла длинный путь, и впереди долгая дорога — она учится всему и потихоньку, по своему расписанию. Она делала и делает все то же самое, что делают другие малыши. Может чуть медленнее, может не так ловко, но она старается!  Когда ее обнимаешь, чувствуешь столько нежности и любви! У нас дома есть термин «Абишко-терапия» — когда нам грустно и нет настроения, мы просим Аби поцеловать нас. Она подходит, нежно касается твоей щеки своими губками, и все невзгоды уходят прочь. Иногда она смотрит на меня и просто шепчет: «Мама, люблю тебя!» Что еще нужно матери? Сейчас мы почти не вспоминаем про ее диагноз, для нас на первом месте — уникальность нашей дочки. Она также уникальна, как и ее старший и младший братья, у которых обычное количество хромосом.

    Мы без страха смотрим в будущее, потому что знаем, Аби — подарок от Бога, совершенный подарок, без изъяна и порока. И Он позаботится о ней…  Она — наша радость, наш свет, наша любовь! Аби вдохновила нас на то, что мы сами никогда бы не сделали, она меняет нас и людей вокруг к лучшему, она несет им любовь и надежду. Многие нам говорят, что смотря на нее, они меняют отношение к людям с синдромом Дауна. Наверное, это ее миссия здесь на земле…

    Я думала в начале, что жизнь «после» — черная и пустая… нет!!! Она заполнена разными красками, яркими солнечными зайчиками и смехом нашей дочки!!!

    Похожие материалы