Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    7392

    «Солнечного» внука взяли себе старички

    Описание:

    Супруги Золины решили помочь дочери – поселили у себя ее первого малыша с синдромом Дауна. Так получилось, что навсегда.

    Супруги Золины решили помочь дочери – поселили у себя ее первого малыша с синдромом Дауна. Так получилось, что навсегда... 

    От автора:  в начале сентября я встретилась со своей сокурсницей Аней, которая проживает в Юрьевце. Она рассказала мне: «Неподалеку от моего дома пара живет – 65 лет вместе. Ему в будущем году 90 стукнет. Внука-инвалида вырастили. Напиши». 18 сентября я выехала по адресу, который дала мне подруга, и встретилась с супругами ЗОЛИНЫМИ. 

    «ОН ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ ТАНЦЕВАТЬ – Я ОТКАЗАЛАСЬ»

    Небольшой домик на окраине города утопает в розах. Цветами занимаются оба. Золины приветливо встретили меня. Дома на диване сидел 28-летний внук Леша и улыбался по-детски наивной улыбкой. Он инвалид детства. Таких называют «солнечными детьми».

    - Родилась я в1929 году в городе Данилове, в 60-ти километрах от Ярославля, - начала свой рассказ Валентина Михайловна. - Всего мама воспитывала четырех детей. Папу по возрасту на войну не взяли. В 1944 году мама, в 39 лет, после обычного ушиба заболела и умерла. Тогда бабушка увезла нас на свою родину в Ивановскую область, в поселок Новая Слободка.

    Жили в квартире тети-учительницы. Летом Валя подрабатывала ученицей контролера в сберкассе. Она часто ездила по работе в Юрьевец, на лодке через Волгу.

    - В 1946 году я пришла в клуб водников на танцы, - вспоминает Валентина. –Там увидела незнакомца – красавца-брюнета с голубыми глазами. Подруга сказала, что это ее двоюродный брат Толя Золин – фронтовик, после войны служил в Иране, сейчас дома на побывке. Он пригласил меня танцевать – я отказалась. Но он после танцев напросился провожать. Потом мы еще виделись в клубе, но не гуляли и ни разу не целовались. А через 20 дней он уехал - дальше служить. Вскоре от него пришло письмо, я ответила. О любви мы не писали ни слова, тогда это было не принято сразу. 

    ВАЛЕНТИНА ПОЛУЧИЛА ДИПЛОМ ТОКАРЯ

    В 1947 году Валя поступила в ремесленное училище в Макарьеве – тогда этот город входил в состав Ивановской области, сейчас он относится к Костромской. Через два года она получила диплом токаря. Это тогда это было модно – женщины в мужских профессиях. Это же училище закончили братья.

    - В 1949 году я и брат Вова приехали в Ленинград, устроились на ремонтно-строительный завод, - рассказала мне Валентина. - Жили мы у родного отца - он поехал на работу в восстанавливающийся после войны Ленинград и женился на вдове фронтовика. В одной комнате вчетвером нам было не тесно, мачеху мы полюбили.

    Валя работала хорошо, ей нравилось соревноваться с мужчинами. Город ее потряс – она ходила в кино, Эрмитаж, Петропавловскую крепость.

    «ИРАНСКИЙ ИШАК СЫГРАЛ ДЛЯ МЕНЯ РОЛЬ КУПИДОНА»

    А Толя продолжал писать Вале письма.

    - Теперь я расскажу историю нашей любви с моей стороны, - вмешался в наш разговор Анатолий Павлович. - Родился я в Юрьевце в 1926 году, был самый старший, за мной еще 3 брата и 3 сестры появились.

    В свой 17-й день рождения, 7 ноября 1943-го года Анатолий ушел на войну. Освобождал Белоруссию. В бой ходили с трофейными немецкими «парабеллумами» и нашими гранатами. После войны Толя остался служить сверхсрочно. В мае он был командирован в Ковров, в кавалерийский запасной полк, откуда набирали фронтовиков, чтобы отправить… в Иран.

    - Нам обещали, что только доставим туда лошадей и вернемся, - вспоминает Анатолий. - Но СССР из Ирана войска выводить не торопился. И вот ехал я однажды к Тегерану на тачанке, четыре лошади в упряжке. Вдруг на дорогу вышел ишак. Лошади на дыбы, повозку смяло, меня покалечило: переломы, ушибы. Пролежал в госпитале целый год. Когда войска выводили, госпиталь перевели в Армению, потом в Абхазию. А я все болел. Летом 1946 года отпустили меня на побывку домой. Там мы и встретились с Валей — красавицей с русой косой. Так что, получается, иранский ишак сыграл для меня роль купидона. 

    «ХОЧЕШЬ БЫТЬ МОЕЙ ЖЕНОЙ – ТОГДА ПОШЛИ В СЕЛЬСОВЕТ!»

    Возвратившись на службу, Анатолий писал Вале письма – про природу и погоду. Про что угодно, только не про любовь. Летом 1950 года его демобилизовали. Он написал ей, что едет домой.

    - Я сразу взяла отпуск и приехала в Новую Слободку. Будто вовсе не из-за него, - рассказала мне Валентина. - Когда встретились 22 августа, сердце выпрыгивало от радости. Но мы не показали друг другу вида. Анатолий набрался смелости и говорит мне: «Хочешь быть моей женой - тогда пошли в сельсовет!» Мы пошли. Нас сразу расписали. А потом он взял меня за руку и привел к своим родителям: знакомьтесь, моя жена Валя.

    Родственники не очень обрадовались своеволию сына, но приняли молодых в свой дом, где жила еще куча народа – два брата, два сестры. Как только закончился отпуск, Валя поехала в Ленинград — увольняться. Мастер Вали Соломон Аркадьевич целый день не давал ей расчета: «Пожалеешь, ведь Ленинград бросаешь, работу хорошую». Но она сказала: «Значит, судьба такая».

    Спали молодые в тесной комнатке, за перегородкой, и сами удивлялись, как в таких условиях умудрились родить сына - в 1951 году у них появился Сашенька. 

    «28-ЛЕТНИЙ ЛЁША ОЧЕНЬ ДОБРЫЙ И ЗАБОТЛИВЫЙ»

    В 1952 году началось строительство Горьковского водохранилища. Перед тем, как плотина в 1953 году затопила многие деревни и села, власти стали готовить жителей Новой Слободки к переселению в Юрьевец.

    К августу 1960 года Золины своими силами построили дом, в котором живут уже 55 лет. Анатолий работал в судоремонтном доке, Валя - машинистом насосной станции.

    В 1963 году у Золиных родилась дочка Таня. Разница между детьми была немалая -12 лет. Саша работал гидротехником в Юрьевце. Женат, двое детей, сейчас на пенсии. У Тани - диплом Кинешемского медицинского техникума, в 1985 году она вышла замуж, работала в Кинешме на «скорой помощи». И вдруг заболела - проблемы с кровью. Это сказалось и на беременности – в 1987 году первенец Леша родился с синдромом Дауна. Не держал голову, был слабым. В то время супруги Золины уже были на пенсии.

    - Чтобы помочь Тане, мы взяли внука к себе, - поделилась со мной Валентина. – Ей было очень тяжело с больным малышом работать на такой трудной работе. Да и жила дочь с мужем в аварийной квартире, в одной комнате. С тех пор внук и живет у нас. А потом у Тани и ее мужа через два года родился второй сын – так что Лешу мы так и не отдали дочке. Сначала мы просто выхаживали его – кормили из бутылочки, варили кашки. Постепенно он начал развиваться, мы радовались его успехам: загукал, начал ходить, разговаривать. Мы покупали ему игрушки, книжки с яркими картинками, по очереди читали. Он нам стал совсем как сын.

    Когда пришло время школы, доктор сказала бабушке и дедушке, что учиться по здоровью Леше нельзя. Дали инвалидность. Но мальчик был такой любознательный, очень открытый – поистине «ребенок солнца». Родители никогда не забывали Лешу – постоянно навещали, привозили ему подарки.

    Леша рос ласковым парнишкой, его знала вся улица. Когда он по малолетству убегал, все окрестные ребята помогали его искать.

    - Сейчас Леше уже 28 лет, он очень добрый, заботливый, - рассказала мне Валентина. - Сам научился читать, книги запоем глотает. Леша — наш первый помощник: и огород вскопает, и в магазин сходит, продуктов купит. Мы на него не нарадуемся. Нас он зовет любимыми бабушкой и дедушкой, но все равно всегда ждет маму.

    По субботам у Золиных собирается 17 человек — Саша, Таня, сноха, зять, внуки. Второй сын Татьяны, 26-летний Дима, работает электриком.

    - Когда родные приезжают, мы паримся в своей бане, за столом сидим, весело у нас, - улыбнулся мне Анатолий.

    Похожие материалы