Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    124

    Необходимо обществу – выгодно государству

    Описание:

    Как организаторы отдельных проектов находят выход из сложных ситуаций, вызванных отсутствием механизмов и источников стабильного финансирования этого направления социальной работы, и почему надежды на изменения к лучшему – это не только оптимистично, но и вполне логично с точки зрения экономической выгоды для государства? Об этом идет речь в интервью с человеком, который занимается темой сопровождаемого проживания людей с ментальной инвалидностью уже много лет: А. М. Царевым, кандидатом педагогических наук, директором ГБОУ «Центр лечебной педагогики и дифференцированного обучения» (г. Псков).

    Одна из основных проблем, в которые сегодня упирается развитие проектов сопровождаемого проживания в России, – отсутствие механизмов и источников стабильного финансирования этого направления социальной работы.

    Как организаторы отдельных проектов находят выход из сложных ситуаций и почему надежды на изменения к лучшему – это не только оптимистично, но и вполне логично с точки зрения экономической выгоды для государства? Об этом мы поговорили с человеком, который занимается темой сопровождаемого проживания людей с ментальной инвалидностью уже много лет: А. М. Царевым, кандидатом педагогических наук, директором ГБОУ «Центр лечебной педагогики и дифференцированного обучения» (г. Псков).

    – Андрей Михайлович, насколько эффективно и стабильно сейчас работают схемы финансирования проектов сопровождаемого проживания на условиях социального партнерства государства, самих участников проекта (или их семей) и НКО, силами которых осуществляется сопровождение?

    – Проекты с подобным механизмом финансового обеспечения есть и за рубежом, и у нас в стране. Зарубежная практика показала эффективность и жизнеспособность такой схемы. У нас она тоже работает, но есть ряд очень важных нюансов.

    Приведу в пример проект сопровождаемого проживания, который с 2013 года реализуется в Пскове. Он финансируется как раз на условиях социального партнерства. При этом примерно 60 % текущих расходов покрывается из государственных средств, примерно 30 % – расходы самих проживающих, примерно 10 % – затраты псковской региональной общественной благотворительной организации родителей детей-инвалидов с аутизмом «Я и Ты», которая в данном случае является поставщиком социальных услуг (см. рис. 1).

    На первых порах организации проекта, в начале 2010-х годов, мы проговаривали с родителями, желающими, чтобы их дети получали услуги в рамках сопровождаемого проживания, что будет именно так, что в финансировании будут участвовать разные стороны.

    Помимо текущих, были еще первоначальные расходы по организации проекта: приобретение квартир и их оборудование. Квартиры были приобретены на средства муниципалитета (города Пскова), в рамках муниципальной программы «Жилище». Оборудование квартир осуществлялось преимущественно за счет родителей, при частичной помощи спонсоров. Обустройством комнаты для каждого проживающего занимались его родители или другие законные представители, а спонсоры помогли приобрести всё необходимое для общих помещений.

    Таким образом, это жилье сейчас является муниципальной собственностью и арендуется проживающими в нем людьми с инвалидностью, точнее, их законными представителями, которые при вступлении в проект подписывают два договора: один – об аренде жилого помещения, другой – об оказании социальных услуг в условиях сопровождаемого проживания.

    Соответственно, поставщик социальных услуг получает компенсацию из бюджета субъекта Российской Федерации – в виде целевой субсидии Комитета по социальной защите населения Псковской области. В настоящий момент эта компенсация составляет около 60 % финансирования текущих расходов проекта. Это соответствует реальным затратам: заработная плата сопровождающих полностью выплачивается за счет этих средств.

    В 30 % расходов, которые несут сами участники проекта, входит оплата жилья и коммунальных услуг, продуктов питания, бытовой химии, других расходных материалов.

    В зависимости от конкретных потребностей средства в проект вкладывает и НКО, осуществляющая сопровождение. Это деньги, полученные по грантам или от спонсоров. Как правило, они идут на разовые большие покупки. Например, установка потолочного подъемника для человека, который сам не может передвигаться. Или это расходы на какие-то поездки, досуговые мероприятия. Объем таких расходов может варьироваться, в среднем он составляет 10 %.

    Вопрос – в стабильности такой схемы финансирования. На год она стабильна: если контракт с НКО – поставщиком социальных услуг – заключен, то эта организация будет получать компенсацию затрат на сопровождение. Но в следующем году субсидию ей могут не продлить, теоретически такой риск есть. Поэтому важно на законодательном уровне обеспечить финансовую устойчивость проектов сопровождаемого проживания, чтобы поставщики услуг могли получать бюджетные средства для реализации этих проектов на более стабильных, предсказуемых, долгосрочных условиях.

    2.jpg

    – Каким образом такие условия могут быть созданы?

    – Мы возлагаем надежды, в частности, на закон о социальном заказе, который был принят недавно, но еще не полностью вступил в силу. Как вариант (на мой взгляд, неплохой) – получение услуг по сертификату. Человек, который имеет право на такой сертификат, приходит в организацию, которая оказывает ему нужные услуги, и, соответственно, за ним «приходят» деньги. Второй вариант, который тоже в некоторых случаях действует, – в рамках 442-го закона «Об основах социального обслуживания». Но там сейчас возникают проблемы из-за того, что перечень социальных услуг далеко не полный, он не во всем соответствует тем услугам, которые оказываются в процессе сопровождаемого проживания. Кроме того, сопровождаемое проживание не ограничивается только социальными услугами.

    – Не правильнее ли было бы включить сопровождаемое проживание как услугу в закон об основах социального обслуживания?

    – Сопровождаемое проживание – это не услуга. В документах системы соцзащиты оно понимается как технология социального обслуживания, которая включает в себя и социальные услуги, и услуги по реабилитации (абилитации), и образовательные услуги, и социальное сопровождение, то есть комплекс разного рода услуг, которые помогают человеку с инвалидностью вести нормальный образ жизни в обществе, а не в закрытом учреждении. Президентом РФ дано поручение зафиксировать это понятие в законодательстве, но пока нет единого мнения, в каком законе, каким образом это должно быть сделано. Ну и, соответственно, каким образом финансировать это направление социальной работы. Однако в том, что это должно произойти, никаких сомнений нет.

    – Понятно, что для устойчивости проектов сопровождаемого проживания нужны стабильные механизмы и источники финансирования. Какая доля бюджетных расходов при этом должна соблюдаться, чтобы финансовая устойчивость могла сохраняться?

    – Самό сопровождение – на наш взгляд – должно оплачиваться со стороны государства. Потому что именно эта работа позволяет человеку с инвалидностью вести обычный образ жизни. Кому-то сопровождения потребуется больше, кому-то – меньше, в зависимости от функциональных возможностей конкретного человека. Опыт сопровождаемого проживания показывает, что можно оценивать степень потребности в помощи по-разному. Есть люди, которые нуждаются в помощи и сопровождении 24 часа в сутки, есть люди, которым помощь нужна несколько часов в день или в неделю. От этого будет зависеть и стоимость сопровождения.

    3.JPG

    – Все, кто начал и продолжает заниматься проектами сопровождаемого проживания людей с ментальной инвалидностью, говорят о том, что подобные проекты должны осуществляться непременно в комплексе с организацией трудоустройства или дневной занятости проживающих. Насколько, по-вашему, реально осуществить проект, в рамках которого люди, хотя и нуждающиеся в сопровождении, могли бы достаточно эффективно работать и зарабатывать деньги для самоокупаемости и независимости от государственного финансирования?

    – Чаще всего участники проектов сопровождаемого проживания не могут зарабатывать на открытом рынке труда, речь идет лишь о дневной социальной занятости. Отдельные люди, с более сохранными функциями, даже если они могут производительно трудиться, всё равно нуждаются в сопровождении на рабочем месте, не для того, чтобы произвести качественный продукт или предоставить качественную услугу, за которую потребитель был бы готов заплатить, а потому, что им бывает сложно наладить контакт с окружающими, понимать задачу, которую ставит начальник, сохранять нужный темп работы и т. д. Это влечет за собой увеличение себестоимости товаров и услуг. Поэтому подобные проекты, к сожалению, не приносят дохода никогда, ни в одной стране мира. За счет коммерческой деятельности можно в лучшем случае на 50 % покрыть затраты на сопровождение. Об этом свидетельствует опыт Голландии, Германии, США и других стран. Мы изучали этот опыт, прежде чем приступать к сопровождаемому проживанию и сопровождаемому трудоустройству, и понимаем, что здесь обязательно должен быть определенный процент участия государства, как это, опять же, происходит в других странах.

    В нашей стране этот опыт тоже есть, но надо совершенствовать законодательство, чтобы больше людей могли получать такого рода услуги. В любом случае для государства это будет гораздо более выгодно, чем содержать стационарные учреждения. На сегодняшний день расходы на услуги сопровождения в условиях стационара и в условиях сопровождаемого проживания примерно одинаковы, но качество этих услуг и качество жизни человека с инвалидностью при сопровождаемом проживании выше. Если такой же спектр и аналогичное качество услуг мы захотим получить в условиях стационара, то стоимость содержания там каждого проживающего вырастет в разы: нужно будет больше персонала, причем более квалифицированного. Это приведет к заметному увеличению расходования бюджетных средств. Сопровождаемое проживание позволит расходовать их более эффективно и в то же время существенно улучшать качество жизни людей с инвалидностью, а решать эту задачу сегодня просто необходимо.

    – Все это время мы говорили о текущих расходах на сопровождение. Даже при его нынешнем качестве в условиях стационаров содержание каждого жителя обходится заметно дороже, чем при сопровождаемом проживании, – за счет других расходов, которых при сопровождаемом проживании меньше, чем в ПНИ. Хотя в разных регионах затраты довольно сильно отличаются, но общая тенденция везде одна, и она убедительно свидетельствует в пользу проектов сопровождаемого проживания. Однако у этой проблемы есть и другая сторона: первоначальные расходы на приобретение и оборудование жилья. За счет чего их можно покрыть и будет ли это в конечном итоге выгодно государству?

    – Сейчас в некоторых регионах ведется строительство новых психоневрологических интернатов. И судя по проектно-сметной документации, это обойдется казне от 3,5 до 5,6 млн руб. в расчете на одного проживающего. А стоимость квартиры для сопровождаемого проживания гораздо ниже – от одного до 2,5 млн руб. на человека м. таблицу 1). Например, две пятикомнатные квартиры в Пскове (вернее, даже четыре квартиры, которые затем объединили в две) при покупке в 2014 году стоили 10 млн руб. И это на 10 человек, то есть по миллиону на человека. В настоящий момент цены хоть и выросли, но незначительно. В Москве и Санкт-Петербурге это будет дороже, но все равно не сравнимо с теми вложениями, которые государство делает в строительство интернатов.

    Для примера достаточно вспомнить получившую общественный резонанс историю с планами постройки интерната в Севастополе. В результате от этих планов было решено отказаться – именно из-за их социально-экономической нецелесообразности, поскольку предполагалось, что строительство будет стоить порядка четырех с половиной миллиардов рублей на 335 человек. При том, что в Севастополе по сей день люди с интеллектуальными нарушениями живут либо в семьях, либо в психиатрических больницах, и изменять эту ситуацию непременно надо – было решено попробовать реализовать другие модели жизнеустройства после обсуждения данного вопроса с представителями общественности.

     1.jpg

    Кстати, и в других регионах общественность ведет диалоги с властью для того, чтобы жизнеустройство людей с инвалидностью было более достойным и рационально организованным. Эти диалоги основаны на том, что экономические расчеты доказывают обоснованность и целесообразность вложения средств в проекты сопровождаемого проживания. В частности, у нас в Псковской области сейчас ведется обсуждение региональной концепции комплексного сопровождения людей с интеллектуальными особенностями. Чтобы имеющиеся у нас успешные модели стали нормой для всего региона, необходимо единое понимание всех заинтересованных сторон: родителей, специалистов, органов власти в вопросе о том, чего мы хотим достичь в перспективе, скажем, через пять–десять лет, стремясь к тому, чтобы инвалиды жили нормальной жизнью.

    Далеко не все люди, которые живут сейчас в ПНИ, стремятся к сопровождаемому проживанию. Никто и не призывает закрывать интернаты. Если человек хочет остаться жить в условиях стационарного обслуживания, это его выбор. Важно, чтобы он имел возможность этого выбора: самостоятельно или при участии опекуна принять решение, где и как ему жить. Вместе с тем, люди с нарушениями интеллекта, которые проживают в семьях, привыкли находиться в домашних условиях, и важно, чтобы у них тоже был свой выбор. Их родители не смогут решить эту проблему сами, поэтому большинство из них боятся будущего, не хотят, чтобы их дети оказались в интернате. Но какой-то устойчивой альтернативной формы мы пока не создали. Необходимо, чтобы родительское сообщество, заинтересованные НКО и государство объединились и консолидированно сформировали источники финансирования для первоначальных расходов на приобретение жилья и самих услуг сопровождения. Работа над этим ведется во многих регионах, и для того, чтобы она была более эффективной, нужны изменения на уровне федерального законодательства.

    Похожие материалы