Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    137

    Судьба моя – генетика: выдающийся генетик Евгения Федоровна Давиденкова

    Описание:

    История жизни и профессионального пути замечательного генетика Евгении Давиденковой. Она стояла у истоков формирования системы генетического консультирования в СССР, была на передовой мировой генетической науки и во многом определяла траекторию ее развития. Книги Евгении Федоровны «Клиническая генетика» и «Болезнь Дауна» остаются настольными для многих поколений студентов и аспирантов.

    Как человек выбирает профессию? Или это профессия выбирает человека? Как те дорожки и тропинки, по которым мы движемся каждый день, выводят нас на широкую дорогу, по которой кому-то суждено пройти длинный путь, с высоко поднятой головой, оставив глубокий след? Именно так прошла по жизни выдающийся генетик, член-корреспондент РАМН Евгения Федоровна Давиденкова.

    Сколько жизненных ролей довелось сыграть этой женщине, причем сыграть блестяще! Успешная студентка-медик Иркутского госуниверситета, талантливая аспирантка, жена знаменитого академика, ученый-исследователь, вдумчивый теоретик, руководитель кафедры в вузе, член-корреспондент РАМН, и лидер научной группы, и одновременно – мать прекрасной художницы и бабушка замечательной пианистки и композитора! Евгения Федоровна стояла у истоков системы медико-генетического консультирования в СССР; до сих пор ее учебник «Клиническая генетика» – настольная книга студентов и будущих ученых, а монография «Болезнь Дауна» – одна из немногих работ в нашей стране, посвященная изучению этого синдрома. Но обо всем по порядку. 

    4.jpg

    Начало пути

    Родилась Евгения Федоровна Давиденкова, урожденная Кулькова, 8 октября 1902 года в Москве. Ее мать, Станислава Кулькова, в девичестве Политанская, принадлежала к польскому дворянскому роду и имела прекрасное образование. Рано потеряв родителей, она переехала к родственникам в Москву, где и встретила своего будущего мужа, Федора Александровича Кулькова, президента крупной чайной фирмы.

    Станислава Семеновна владела французским и немецким языками и много внимания уделяла воспитанию дочери Евгении и сына Анатолия. Брат Толя был нежно любим Евгенией Федоровной. Он был очень талантлив: получив профессию горного инженера, он не бросал свое любимое дело – музыку. К сожалению, он погиб на фронте в 1942 году. «Бабушка всю жизнь чтила память о нем, – рассказывает внучка Давиденковой, композитор, доцент Санкт-Петербургской консерватории Екатерина Давиденкова-Хмара. – Она всегда плакала 9 мая перед фотографией брата... Мне от дяди Толи достались 5 чемоданов нот, я их берегу и некоторые уже даю маленькой дочери, она тоже музыкант. Все ноты подписаны «Толя и Женя Кульковы, Москва-Иркутск-Ленинград». Ноты пережили войну, эвакуацию – и своего хозяина, но до сих пор звучат в нашем доме. Живо и пианино дяди Толи. Его сберегли друзья семьи в блокадном городе».

    В 1917 году отец Евгении Федоровны потерял все свое состояние и уехал с семьей в Новосибирск, где получил место финансового служащего. Ранняя юность будущего академика прошла в столице Сибири. Здесь Женя Кулькова окончила среднюю школу и три года работала машинисткой в канцелярии Новосибирского совнархоза. Интересно, что получить эту работу ей помогло ее занятие музыкой: пальцы девушки бегали по клавишам печатной машинки так же быстро и точно, как и по клавишам фортепиано… Всю жизнь творчество будет окружать Евгению Федоровну, но никогда не займет первого места – оно отдано науке.

    За успешную работу Евгения Кулькова в 1922 году была командирована в Иркутский государственный университет, где поступила на медицинский факультет. Уже во время учебы в университете она проявила большой интерес и к научно-исследовательской деятельности, и к санитарно-просветительской: проводила работу среди женщин по охране материнства и младенчества. Она была членом правления научного студенческого медицинского кружка имени И. И. Мечникова. На всю жизнь Евгения Федоровна сохранила любовь к своей alma mater – Иркутскому университету. Стоит отметить, что этот вуз был весьма почитаем как кузница кадров в науке. Однокурсники, с которыми Евгения Федоровна общалась до последних лет, – легендарный хирург Фёдор Углов, биолог Федор Талызин и другие. Она много лет вела переписку с видным ученым-неврологом, заведующим кафедрой нервных болезней института Хаимом Ходосом.

    После окончания университета Евгения Кулькова работала четыре года врачом общей практики в больнице в одном из районов Бурятской АССР, часто выезжала в улусы и деревни, чтобы ликвидировать эпидемии инфекционных заболеваний среди населения. Активный практик, она была командирована на курс специализации по неврологии в Ленинградский государственный институт для усовершенствования врачей (ГИДУВ). Этот момент стал решающим в ее судьбе. 

    2.jpg

    Классическая научная пара

    В 1931 году кафедру нервных болезней государственного института для усовершенствования врачей возглавлял известный ученый-невролог, профессор Леонид Васильевич Блуменау. В своих лекциях, в числе прочего, он освещал и вопросы дефектологии и неврологии детского возраста, уделяя внимание изменению нервной системы у новорожденных и грудных детей. Это было первое приобщение Евгении Федоровны к вопросам детской неврологии. Она посещала лекции профессора Блуменау, которые он читал педагогам, являясь председателем и организатором «Общества образования и воспитания ненормальных детей». Вернувшись с учебы, Евгения Федоровна применяла полученные знания в своей практике, но ее призванием была наука, так что в 1934 году она была зачислена в аспирантуру во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ) в клинику неврозов, которая была организована по инициативе И.И. Павлова. Основным направлением работы клиники было изучение генетических основ высшей нервной деятельности и наследственных болезней нервной системы человека. В то время клиникой руководил профессор Сергей Николаевич Давиденков, который одновременно являлся и заведующим кафедрой нервных болезней ГИДУВ (профессора Л. В. Блуменау не стало в 1931 году). В 1934 году Давиденков организовал при кафедре медико-генетические консультации. Аспирантка Евгения Кулькова разделяла увлеченность и одержимость Давиденкова генетикой. В 1936 году талантливая ученица стала его женой. Так соединились судьбы двух выдающихся ученых – основоположника отечественной нейрогенетики профессора Сергея Николаевича Давиденкова и Евгении Федоровны Кульковой.

    Через год после свадьбы она окончила аспирантуру и защитила кандидатскую диссертацию на тему «Генотипические факторы сирингомиелии». Ее защита была яркой и успешной, и коллеги с уважением приняли Евгению Федоровну в команду профессора Давиденкова. С этого времени и в течение 10 лет она работала ассистентом в клинике нервных болезней ГИДУВ под руководством своего супруга, где приобрела большой опыт и проявила себя как талантливый клиницист и ученый. В это же время она вела педагогическую деятельность как ассистент кафедры, проводила занятия с врачами и аспирантами клиники.

    Спустя некоторое время в семье родилась дочь Лидия, которая стала художницей, а впоследствии – профессором Санкт-Петербургской академии художеств. Она унаследовала способности отца: Сергей Николаевич писал прекрасные живописные работы, особенно хорошо ему удавались пейзажи. Уже после смерти Давиденкова родные и друзья организовали персональную выставку его работ.

    Во время Великой Отечественной войны супруги Давиденковы продолжали работать. Сергей Николаевич был главным невропатологом Ленинградского фронта, помогал больным и раненым. В блокадном Ленинграде он создал эпохальный труд «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии». В этой монографии впервые в мире показана гетерогенность фенотипически сходных клинических форм неврологических заболеваний. Однако в 1948 году генетику заклеймили как лженауку, книга была подвергнута несправедливой критике. Сергей Николаевич лишился возможности вести широкие научные изыскания, но, к счастью, продолжал заниматься клиническими исследованиями на кафедре нервных болезней ГИДУВ. Евгения Федоровна во время войны работала в госпитале. Она была награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945» и «За оборону Ленинграда». После войны она продолжала работать в клинике нервных болезней ГИДУВ, ведя клиническую практику и научную работу.

    В пятидесятые годы Евгения Федоровна в качестве старшего научного сотрудника в академической группе при действительном члене АМН СССР С. Н. Давиденкове занималась изучением синдрома диэнцефальной эпилепсии, неврологических осложнений гриппа и новой формы клещевой инфекции. В 1954 году она защитила докторскую диссертацию на тему «Диэнцефальная эпилепсия (припадки при поражении подбугровой области в клинике и эксперименте)». 

    3.jpg

    Ученый, педагог, врач

    В 1955 году начался новый этап научной и педагогической карьеры Давиденковой – она была избрана по конкурсу заведующей кафедрой нервных болезней Ленинградского педиатрического медицинского института и продолжила традиции, заложенные на этой кафедре. Все, что делала команда Евгении Федоровны, связано с историей становления и развития трех базовых клиник: детского нервного отделения Ленинградского педиатрического института и неврологического и нейрохирургического отделений больницы имени Куйбышева (ныне Мариинская больница).

    В детском нервном отделении трудились и старейшие сотрудники, и молодые врачи. Здесь царила творческая, строгая, научная атмосфера, все преподаватели были высокими профессионалами. Постоянные клинические разборы больных были настоящей школой для врачей, студентов, аспирантов, соискателей, интернов и ординаторов. Евгения Федоровна была очень взыскательна к себе при подготовке лекций для студентов. Экзамены у студентов-иностранцев она принимала на французском, которым владела в совершенстве, а также на английском и немецком языках. Особенно требовательной она была к аспирантам кафедры, считая, что в науку идут избранные, способные к самостоятельному решению вопросов и выбору темы исследования. Ее педагогическая, лечебно-консультативная и научная деятельность были неразрывно связаны.

    Во второй половине 50-х годов Давиденкова активно занималась исследованиями по клинической апробации живой вакцины против полиомиелита. Для борьбы с этой страшной болезнью объединились врачи и ученые всех стран, и Евгения Федоровна оказалась на передовой этой борьбы. Она участвовала в научных съездах по проблеме полиомиелита в Чехословакии, Бельгии. Именно в этой стране после вспышки полиомиелита с большим числом детских смертей и применением для лечения инактивированной вакцины Солка появился хороший опыт научно-исследовательской работы в области нейроинфекции. С другой стороны, и бельгийские врачи проявляли особый интерес к опыту Ленинградского педиатрического института и клиники нервных болезней, руководимой Евгенией Федоровной. Кроме того, на плечи Давиденковой легла миротворческая миссия: сказать «Нет!» холодной войне – на нее как на делегата СССР смотрели с уважением и любопытством, задавали много вопросов. На одной встрече ее спросили: «Вы жена академика Давиденкова. Зачем вы работаете, ведь вы хорошо обеспечены?» На что она ответила: «Я работаю в Ленинградском педиатрическом медицинском институте. Мы хотим избавить человечество от полиомиелита».

    В это же время пришла информация из США – коллеги Евгении Федоровны встречались там с профессором Сэбином, который разработал живую ослабленную вакцину против полиомиелита. Давиденкова на себе испытала действие этой вакцины – никаких признаков заболевания. После необходимых исследований, которые исключили возможность постпрививочной формы заболевания у детей, ее команда сделала заключение о том, что вакцина Сэбина безвредна и может быть использована для профилактики полиомиелита. На Всесоюзной конференции микробиологов Давиденкова доложила о результатах работы, и здесь же ей удалось лично познакомиться с доктором Сэбином, который высоко оценил работу ее команды.

    Еще одной темой, которой Евгения Федоровна занималась совместно с коллегами и супругом, были вопросы лечения сосудистых заболеваний головного мозга. Наблюдая увеличение числа этих заболеваний, команда ученых-практиков решила, что в Ленинграде необходимо создать отделение хирургического лечения сосудистых заболеваний головного мозга. 9 октября 1961 года было создано первое в нашей стране нейрососудистое хирургическое отделение и организовано нейрохирургическое отделение на базе больницы имени Куйбышева. В этих отделениях была организована логопедическая служба, проводились функциональная диагностика и электроэнцефалографические исследования. Благодаря совместной деятельности всех специалистов проводилось правильное лечение и социальная адаптация больных. Евгения Федоровна патронировала работу отделения, которое более сорока лет возглавлял Борис Михайлович Никифоров – ученый с мировым именем, лауреат Госпремии СССР, номинант первой национальной премии лучшим врачам России «Призвание» (2002 год).

    С начала 1960-х годов в СССР началось возрождение генетических и медико-генетических исследований. 1 марта 1961 года была создана лаборатория медицинской генетики под руководством С. Н. Давиденкова при Институте экспериментальной медицины АМН СССР. Ее основными направлениями работы стали изучение генетических основ мультифакториальных заболеваний (атеросклероз, эпилепсия, сахарный диабет), а также исследование хромосомной патологии. И снова лаборатория тесно сотрудничала с кафедрой генетики ЛГУ и кафедрой внутренних болезней Ленинградского ГИДУВ. Сергей Николаевич и Евгения Федоровна Давиденковы лично принимали участие в занятиях по медицинской генетике, которые проводили для врачей Ленинграда ведущие специалисты СССР в этой области, в том числе и приезжавшие для этого из Москвы.

    Беда пришла внезапно. Через четыре месяца после создания лаборатории скоропостижно скончался Сергей Николаевич Давиденков. Рассказывает Екатерина Давиденкова-Хмара: «Это произошло на даче, в доме, который бабушка и дедушка купили после войны. Дед умер от инфаркта, в своем любимом кресле в саду, на руках у бабушки. Даже тяжело больная, уже лежачая, бабушка просила каждое лето привозить ее на дачу – окна ее комнаты выходили как раз на то место, где стояло кресло деда... Она, конечно, любила мужа, как никого другого в жизни. Несмотря на то, что она приехала в Ленинград с желанием заниматься неврологией, то, что она потом изучала многие годы, было наследием деда. Он заразил ее идеями, не все из которых сам успел разработать, и она разделила его научные интересы. Ее карьера неразрывно связана с судьбой мужа, они действительно были классической научной парой, дополняли друг друга, помогали и поддерживали. Ее всегда воспринимали и как ученого, и как жену академика Давиденкова, и оба эти образа она с благодарностью принимала». 

    1.jpg

    Член-корреспондент АМН и ее команда

    Тем не менее только что созданная лаборатория медицинской генетики была детищем Сергея Николаевича Давиденкова, и президиум АМН СССР передал руководство лабораторией профессору Евгении Федоровне. В сентябре 1961 года лаборатория в полном составе была переведена в НИИ онкологии АМН СССР. Эта связь обусловила разработку темы исследования, актуальной в то время, – распространенность рака пищевода в Казахской ССР, где наблюдался резкий рост этого заболевания. Первым аспирантом лаборатории по специальности «Генетика» в 1963 году стала выпускница педиатрического медицинского института Т. А. Дрознина-Лазебник, которая написала впоследствии единственную биографию Давиденковой, своего научного руководителя.

    На кафедре под руководством Евгении Федоровны была выполнена целая серия диссертационных исследований по нервно-мышечной патологии у детей, касающаяся клиники, диагностики, патогенеза, лечения и медико-генетического консультирования. В 1963 году профессор Давиденкова была избрана членом-корреспондентом АМН СССР. Некоторое время спустя лаборатория была преобразована в академическую группу при члене-корреспонденте АМН СССР профессоре Евгении Федоровне Давиденковой.

    Евгения Федоровна была на передовой генетики в СССР и во многом определяла ее развитие. Она была председателем Всесоюзной проблемной комиссии по медицинской генетике и наследственным болезням человека. На этой должности она тщательно изучала представляемые ей обзоры основных результатов научных исследований, выполняемых в медицинских и научно-исследовательских институтах Министерства здравоохранения СССР. Это позволяло ей вырабатывать стратегию и тактику развития данного направления в науке.

    Одновременно год от года крепли ее контакты с ведущими мировыми учеными-генетиками. Она вела постоянную переписку с виднейшими клиницистами-генетиками: В. Маккьюсиком, Л. Пенроузом, Н. Кречмером и всемирно известным цитогенетиком Дж. Х. Тио. Переписывалась она и с Жеромом Леженом, ученым, который открыл хромосомную природу синдрома Дауна.

    Вероятнее всего, тема исследования синдрома Дауна досталась Давиденковой в наследство от супруга. В лаборатории с момента основания проводились исследования наиболее распространенных болезней, обусловленных хромосомными аномалиями, в частности синдрома Дауна (в то время его называли «болезнь Дауна») и заболеваний, связанных с аномалиями половых хромосом. Все эти исследования были обобщены в сборниках статей сотрудников академической группы – «Хромосомные болезни» (1965) и «Болезнь Дауна» (1966), вышедших под редакцией Е. Ф. Давиденковой. Это направление развивалось в течение нескольких последующих десятилетий.

    В 1963 году в академической группе были впервые получены хромосомные препараты из костного мозга ребенка с синдромом Дауна. Эта методика затем была использована при цитогенетических исследованиях у больных лейкозами. В дальнейшем цитогенетические исследования при синдроме Дауна проводились в культуре лейкоцитов периферической крови. После многолетнего замалчивания роли наследственных факторов в развитии патологии человека в Москве в 1968 году издательством «Знание» была опубликована научно-популярная книга Е. Ф. Давиденковой и И. С. Либерман «Что такое наследственные болезни». В ней содержались основные сведения о заболеваниях, обусловленных хромосомными и генными аномалиями, и о том, как происходит наследование некоторых заболеваний.

    По инициативе Евгении Федоровны в 1969 году в Ленинграде была организована медико-генетическая консультация, Давиденкова взяла на себя ее научное руководство. Позднее консультация была преобразована в городской медико-генетический центр. Он стал базой академической группы, несколько сотрудников группы перешли работать туда. Такое содружество академической группы и центра позволило создать эффективную систему медико-генетического консультирования, профилактики и лечения наследственных болезней.

    В 1972 году, в год своего 70-летия, Евгения Федоровна оставляет работу на кафедре неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики Ленинградского педиатрического медицинского института и всю свою энергию направляет на деятельность академической группы. Она выступает с инициативой публикации серии научно-популярных изданий – в целях повышения генетической грамотности населения. Это книги о наследственности и здоровье человека, о сердечно-сосудистых заболеваниях, о наследственности в целом. В 1973 году вышла книга «Клинические синдромы при аномалиях половых хромосом», а позднее – монография Е. Ф. Давиденковой и И. С. Либерман «Клиническая генетика». Последняя использовалась в учебной работе по программам медицинской генетики медицинских вузов и на курсах усовершенствования врачей-генетиков.

    Сотрудники цитогенетической группы работали в тесном содружестве с Институтом медицинской генетики АМН СССР, которым руководил академик РАМН Н. П. Бочков (нельзя не напомнить, что Николай Павлович был одним из создателей журнала «Синдром Дауна. XXI век»). Совместно ими было проведено исследование по определению частоты вариантов гетерохроматина при некоторых хромосомных болезнях. В академической группе впервые в нашей стране были диагностированы некоторые наследственные синдромы. Впервые была разработана и получила широкое применение методика люминесцентного окрашивания хромосом производными акрихина. Была достигнута возможность определять Y-хромосомы в любых клетках человека на любой стадии онтогенеза. Появилась возможность определения родительского происхождения дополнительной хромосомы при синдроме Дауна. С помощью цитогенетического метода исследования была установлена частота синдрома Дауна среди новорожденных, а также в популяции детей с умственной отсталостью. Материалы по изучению этих проблем легли в основу многочисленных публикаций и кандидатских диссертаций членов академической группы. Сама Евгения Федоровна в 1983 году за цикл работ по исследованию хромосом человека в норме и патологии была удостоена Государственной премии СССР. А в 1986 году она получила премию имени С. Н. Давиденкова за лучшую работу в области медицинской генетики.

    С 1992 года проводилось изучение частоты факторов риска всех врожденных пороков развития в рамках Региональной программы совместно с НИИ гигиены и профпатологии Минздрава РФ. На основании этих данных и сведений, полученных из различных медицинских и статистических учреждений города, создан Регистр болезни Дауна.

    Важное место в работе академической группы Евгении Федоровны занимало изучение роли генетических факторов в развитии наиболее тяжелых сосудистых осложнений атеросклероза: ишемической болезни сердца, особенно инфаркта миокарда, и инсультов. По итогам этой работы вышла монография «Наследственные факторы в развитии церебральных инсультов», в которой говорилось в том числе и о различных генетических и патогенетических предпосылках этого заболевания. Академическая группа изучала связь между атеросклерозом и сахарным диабетом 2-го типа. Были выдвинуты объяснения развития и широкого распространения среди населения цивилизованных стран этих заболеваний – «болезней цивилизации». За рубежом подобные исследования появились значительно позже.

    Академическая группа изучала различные вопросы, проводила исследования. В течение 35 с лишним лет работы в ней защитились многие доктора и кандидаты наук, были написаны и опубликованы в отечественных и зарубежных журналах сотни статей. Творческая атмосфера, царившая в группе, способствовала художественному творчеству. Из уст врачей-генетиков до сих пор звучит гимн «Хочу генетику воспеть…», созданный в то время. Рукописный журнал академической группы украшали юмористические шаржи. Портреты ведущих ученых представлялись на персональных выставках Лидии Давиденковой. Сама Евгения Федоровна писала стихи.

    О том, какой Евгения Федоровна была в жизни, вспоминает ее внучка Екатерина Давиденкова-Хмара: «Помню, как я, совсем маленькая, сижу под столом в кабинете бабушки, а вокруг стола – ее сотрудники. Взрослые обсуждают какие-то «хромосомы», обмениваются фотографиями… Я испытывала какой-то невероятный восторг, что меня допускают присутствовать при этом! Бабушка была очень организованным человеком, любила уют и порядок, в ее кабинете все было красиво, строго и элегантно подобрано. До самой старости она была очень ухожена, носила фамильные драгоценности в качестве украшений, при этом без вычурности и претенциозности. Она была настоящей дамой и всегда поддерживала энергию и тонус работой, чтением, общением с коллегами и прогулками. В старости она гуляла с шагомером, обдумывая какие-то профессиональные вопросы, а после прогулок обязательно садилась за телефонные переговоры с сотрудниками. Я жила с ней до 16 лет и до сих пор с восхищением вспоминаю ее сдержанность, всегда спокойные и уверенные интонации голоса, немногословность... Как бабушка она была очень ласковой и нежной, но все равно я всегда чувствовала ее положение. Быть с ней на равных в общении было органически неприемлемо, я никогда не переступала границ уважения и пиетета».

    За вклад в отечественную науку и практическое здравоохранение член-корреспондент РАМН, профессор Евгения Федоровна Давиденкова к 90-летию была награждена орденом Ленина.

    Когда в 1996 году Евгении Федоровны не стало, ее группа была реорганизована. Сотрудники группы, занятые разработкой проблем хромосомной патологии и других врожденных аномалий, вошли в состав академической группы РАМН профессора А. А. Скоромца и продолжили исследования на базе Санкт-Петербургского медико-генетического центра. До сих пор дело Евгении Федоровны живет в трудах ее соратников и многочисленных учеников. А еще… Фамилию Давиденковых носят и ее дочь Лидия, и внучка Екатерина, а теперь и правнучка, юный музыкант Женя Давиденкова-Хмара, названная в честь бабушки Евгенией, что в переводе с греческого означает «благородная»… 

    Литература

    Лазебник Т. А. Евгения Федоровна Давиденкова. Врач, ученый, педагог. К 100-летию со дня рождения. СПб: Б.и., 2002. 36 с.

    Похожие материалы