Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    2030

    Виктория Падалко, театр «Взаимодействие»: «Формулировка «солнечные дети» очень натянутая»

    Описание:

    Tele2, альтернативный оператор мобильной связи, и фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам» подвели итоги II Всероссийского конкурса социальных предпринимателей «Навстречу переменам-2016» и назвали имена четырех победителей. Ими стали социальные предприниматели, авторы самых интересных, перспективных и инновационных проектов, посвященных решению проблем детства. Это Анна и Анатолий Вощиковы из Каменск-Уральского с проектом «Особый велосипед для особенных детей», Наталья Лисковец из Кемерово с мобильным приложением iDiabet-Mobile; Маргарита Ребецкая и Виктория Падалко из Москвы с инклюзивным театральным проектом «Взаимодействие» и Сергей Умбетов из Барнаула с прибором для ориентации в пространстве слепых и слабовидящих детей. Каждому из победителей фонд «Навстречу переменам» обеспечит начальное финансирование в течение одного года в сумме 1,2 млн руб., а также консультационную помощь в продвижении проекта в формате бизнес-инкубатора от сотрудников компаний-партнеров и информационную поддержку на территории региона. DK.RU пообщался с одной из победительниц Викторией Падалко и узнал об особенностях создания театрального проекта с детьми с синдромом Дауна.

    «Когда меня спрашивают, тяжело ли с такими детьми? Я отвечаю – с любыми детьми тяжело. Сколько ты вложишь в своего ребенка, столько ты и получишь».

    Tele2, альтернативный оператор мобильной связи, и фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам» подвели итоги II Всероссийского конкурса социальных предпринимателей «Навстречу переменам-2016» и назвали имена четырех победителей. Ими стали социальные предприниматели, авторы самых интересных, перспективных и инновационных проектов, посвященных решению проблем детства. Это Анна и Анатолий Вощиковы из Каменск-Уральского с проектом «Особый велосипед для особенных детей», Наталья Лисковец из Кемерово с мобильным приложением iDiabet-Mobile; Маргарита Ребецкая и Виктория Падалко из Москвы с инклюзивным театральным проектом «Взаимодействие» и Сергей Умбетов из Барнаула с прибором для ориентации в пространстве слепых и слабовидящих детей.

    Каждому из победителей фонд «Навстречу переменам» обеспечит начальное финансирование в течение одного года в сумме 1,2 млн руб., а также консультационную помощь в продвижении проекта в формате бизнес-инкубатора от сотрудников компаний-партнеров и информационную поддержку на территории региона.

    DK.RU пообщался с одной из победительниц Викторией Падалко и узнал об особенностях создания театрального проекта с детьми с синдромом Дауна.

    Расскажите историю создания инклюзивного театра «Взаимодействие»

    Три года назад мою коллегу Маргариту Ребецкую, которая является автором этого проекта, пригласили в качестве хореографа и режиссера на волонтерских началах в московскую театральную студию «Открытое искусство». Именно тогда родилась идея поставить спектакль с ребятами с синдромом Дауна. После того, как Маргарита поработала с такими детьми, она буквально влюбилась в них.  После продолжительных репетиций мы поняли, что ребята на сцене находятся самостоятельно, они соучастны происходящему на ней, и им не требуется ничья помощь. Проблемы с речью, которые у них существуют, компенсируются музыкой. Так родился спектакль «История одной золушки», премьера которого состоялась весной в Москве в центре ЗИЛ. Тогда мы решили, что готовы выйти в самостоятельное плавание. Отдельно мы начали функционировать в конце лета этого года. Несмотря на то, что мы достаточно молодой проект, у нас очень профессиональная команда. Маргарита Ребецкая является артисткой ансамбля Игоря Моисеева,  она с отличием закончила театроведческий факультет ГИТИСа. Сергей Котюх, который занимается с нашими ребятами актерским мастерством, является актером театра «Современник» и Мастерской Петра Фоменко. Каждый в нашей большой профессиональной команде занимается своим делом. Конкретно я – администратор, потому что взаимодействую с родителями детей, занимаюсь поиском площадок и т.д.

    Сейчас у вас постоянной площадки нет?

    Нас поддерживает московский центр «Открытый мир», и мы ему очень за это благодарны. Его представители сами на нас вышли и предложили сотрудничать. Теперь мы занимаемся в центре на безвозмездной основе два раза в неделю по три часа. У нас были большие проблемы с поиском площадки, потому что всем нужны деньги и мало кому интересно социальное предпринимательство.

    Как вы находите актеров для вашего театра?

    Здесь важна личная заинтересованность самих родителей. Если мы понимаем, что ребенок не хочет заниматься в театре, мы же не будем его заставлять. «Тусовка» родителей детей с синдромом Дауна сложившаяся и как только ребенок попадает к нам и ему у нас нравится, то родители рассказывают об этом своим знакомым, у которых есть дети с такой же особенностью. Мы, в принципе, рады видеть всех. Конечно, мы проводим какое-то предварительно собеседование. Но у нас нет четких критериев для приема. В театре занимаются совершенно разные ребята с разным уровнем речи. Есть такие, кто может самостоятельно ездить на метро, кто-то к нам приезжает только в сопровождении родителей. Но для нас это совершенно не принципиально. Пока мы взяли всех, кто к нам обратился. Сейчас у нас занимается 10 детей.

    Вы сказали, что «солнечные дети» влюбляют в себя. Почему?

    Мне не нравится формулировка «солнечные дети», потому что она очень натянутая и заезженная. Наши актеры – совершенно искренние. У нас занимается очень много мальчишек-подростков и когда кто-то из них обнимает тебя, несмотря на то, что у них действительно повышенное либидо и об их сублимации можно писать диссертации, ты не чувствуешь какой-то неловкости. Ребенок  тебя обнимает, потому что ему хочется поделиться с тобой своей любовью. Это поражает и сбивает с толку. Когда заходит какой-то новый человек, дети не сидят как мы, в телефонах, они все сразу знакомятся с тобой, узнают, чем ты занимаешься. Если они считают нужным сделать тебе комплимент, то они тут же его делают. Ребята подмечают такие мелочи, на которые обычные люди никогда не обратят внимание. Когда ты видишь восхищение в глазах детей, это очень подкупает. В обычной жизни, к сожалению, мы часто друг другу не интересны.

    Автор инклюзивного театрального проекта "Взаимодействие" Маргарита Ребецкая 

    Я всегда была категорически против, чтобы о детях с синдромом Дауна думали, что они какие-то ущербные, неправильные. Нет. Они просто особенные. Они общаются на те же темы, что и мы с вами. Например, у нас есть сформировавшаяся парочка мальчик с девочкой. Он читает ей стихи Мандельштама и иначе как «моя королева» не называет. Вам когда-нибудь читали Мандельштама? Это правда поражает. Все наши дети разные, с какими-то особенными талантами. И я еще не видела ни одного человека, который, пообщавшись с ними час, не захотел бы дальше продолжить общение и испытывал бы какую-то жалость к этим ребятам.

    Мы очень много общались с психологами, которые работают с нашими ребятами, и они говорят, что у детей вообще нет никакого ощущения того, что они не «нормальные». Все наши актеры мечтают о семье, о том, что будут водить машину и у них будут дети. Кто-то говорит: «Я уеду в Лас-Вегас» и у меня будет куча девчонок». Они не понимают свою особенность. Только с наших слов.

    Каковы особенности работы с такими детьми?

    Нужно приложить гораздо больше усилий. Потому что детям с синдромом Дауна трудно  удерживать внимание. Чтобы завладеть их вниманием, нужно постоянно что-то делать, придумывать. Такие дети очень привязчивые. Но стоит, например, 5 раз к ним не прийти, они не испытывают совершенно никаких проблем, что тебя нет. 

    Представляете, как обычно родители опекают своих детей? Часто это сверхопека. А для детей с синдромом Дауна нужна сверх-сверх-сверх опека. Эта инфантильность, которая им присуща, вырабатывается в первую очередь из-за родителей. Поэтому мы никогда родителей не пускаем на репетиции. Ребят мы настраиваем на серьезность работы, показываем им, что это не любительский спектакль.

    Каковы ваши дальнейшие планы?

    19 декабря у нас будет новогодняя вечеринка. Это актерские чтения, где актеры и наши ребята будут читать по ролям новогодние произведения, создавать рождественские открытки. Это будет тусовка «для своих». Мы приглашаем всех, конечно, но это мероприятие скорее, для того, чтобы просто отдохнуть. Пока мы продолжаем репетировать немного модифицированную «Золушку» и продолжаем ставить новый спектакль. На постановку спектакля с детьми с синдромом Дауна уходит немного больше времени, чем с обычными людьми. В лучшем случае, мы сможем выпускать 2 спектакля в год.

    Насколько социальное предпринимательство является перспективным направлением в России?

    То, что есть такие Фонды и люди, которые этим интересуются, говорит о том, что социальное предпринимательство выходит на новый уровень. С госсферой у нас в этом плане все немного тяжелее. Я писала письмо в государственный инклюзивный образовательный центр «Южный» и директор просто не захотел  со мной разговаривать. Эта косность существует и в сознании обычных граждан, и в сознании государственных лиц.

    Но я все равно считаю, что за социальными бизнесменами будущее. Поэтому мы и выигрываем в таких конкурсах, поэтому к нам люди и тянутся. У нас совершенно иной подход к своему делу. Если во всех  любительских театрах (я не хочу никого обидеть) занимаются, как правило, педагоги, психологи, дефектологи, то мы направлены больше не профессиональный продукт и я думаю, что у нас получается. Конечно, психологи-педагоги тоже очень нужны, в нашей команде есть такой специалист тоже, но актерскому мастерству должны обучать профессиональные актеры. В России развитие социального предпринимательства только начинается и я думаю, что в течение 3-5 лет ситуация в корне изменится.

    Куда направите грант?

    Волонтерство сделало этот проект, но для того, чтобы он развивался дальше без каких-либо задержек, нам нужно оплачивать труд специалистов, чтобы они были мотивированы. Потому что когда человек – волонтер, он думает примерно так: «Я доброе дело делаю, но я ведь не обязан это делать сейчас, поэтому я сделаю это послезавтра». Грант пойдет как на оплату труда, так и на создание продукта. Создание одного спектакля оценивается примерно в 600 тыс. руб. Мы хотим, чтобы о нас заговорили. А чтобы о нас заговорили, мы должны сделать что-то супер-крутое, супер-качественное. Режиссер готов с нами работать бесплатно, но, помимо режиссера, существуют еще художники по костюмам, визажисты. Нужно арендовать студию, установить свет. Большое количество всего, на что уходят деньги. И чтобы привлечь внимание и чтобы люди заинтересовались нашим проектом, нужны деньги. Мы грант потратим на это.

    Когда меня спрашивают, тяжело ли с такими детьми? Я отвечаю – с любыми детьми тяжело. Сколько ты вложишь в своего ребенка, столько ты и получишь. 

    Похожие материалы