Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
    9975

    Владимир: «Школа жизни»

    Описание:

    Ассоциация Родителей Детей-Инвалидов «Свет» (ВООО АРДИ «Свет») работает во Владимире далеко не первый год. Родители детей с синдромом Дауна объединили свои усилия, чтобы создать альтернативу существующей сегодня государственной практике организации жизни взрослых людей, имеющих ментальные нарушения.

    Осенью 2008 года, собирая материалы о профессиональном образовании и трудоустройстве молодых людей с ограниченными возможностями для журнала «Синдром Дауна. ХХI век»,  мы с нашим педагогом Лизой Сладковой (а по совместительству и фоторепортером) поехали в город Владимир. Мы много хорошего слышали о достижениях Ассоциации Родителей Детей-Инвалидов "Свет" (ВООО АРДИ «Свет») - в числе прочих, от представителей родительской организации «Время перемен» (их впечатления опубликованы в журнале «Сделай шаг» №3 (32) за  октябрь 2007 г.). Хотелось, однако, разгадать секрет успеха владимирцев.

    Итак, сначала некоторые цифры и штрихи общей картины, которая предстала перед нами.

    Во Владимире в программах АРДИ «Свет» участвуют 200 ребят из почти 1000 живущих в городе детей-инвалидов. В области это соотношение - 2000 из 6000. Все программы АРДИ «Свет» действуют в рамках единого проекта «Школа жизни». Участников программ не разделяют по диагнозам. Среди ребят есть, разумеется, дети и подростки с синдромом Дауна.

    За 13 лет работы организации жители Владимира привыкли каждый день видеть инвалидов на улицах города. Места учебы, работы, проведения досуга разбросаны по всему городу. Всего таких «узловых точек» девять. Среди них три помещения, где с ребятами занимаются педагоги (причём в одном из них находится производственный швейный цех), а также бассейн, Дом культуры, где проходят репетиции театральной студии, парк, в котором организованы занятия иппотерапией, лицей – профессиональное учебное заведение, в котором молодые люди учатся и по окончании получают свидетельство о присвоении разряда по специальности «швея».

    «Мы – часть города», – говорят активисты организации.

    По договоренности с тремя обычными общеобразовательными школами ребята каждый день обедают в школьных столовых. Их видят на работах по благоустройству городских территорий; на городских праздниках участники программ активно знакомят жителей со своим творчеством и т. п.

    Мы однако видели свою задачу в том, чтобы не просто рассказать о том, что именно сделано во Владимирской области для обучения и максимально возможного включения людей со особыми потребностями в жизнь общества, но попытаться разобраться в том, как АРДИ «Свет» удалось добиться успеха. И когда об этом говоришь непосредственно с теми, кто стоял у истоков организации и кто ведёт её сегодня, понимаешь, что оторвать отдельные направления их работы – профессиональное обучение, занятость или программу обучения сопровождаемому проживанию от деятельности в целом не получится. Поэтому сначала поговорим о том КАК и БЛАГОДАРЯ ЧЕМУ в области сложилась обстановка, благоприятная для жизни, учёбы и работы детей и молодежи с особенностями развития. Сразу оговоримся, что речь идёт об успешном преодолении лишь определенной части пути, впереди ещё много серьёзной работы. 

    «Школа жизни» начиналась в 1995 году с группы из 8 семей, воспитывающих детей, которых не принимали ни в какие учебные заведения. Понятие «необучаемый» имело силу приговора. Сейчас во Владимире все дети школьного возраста учатся в школах! «Во Владимире Конституция РФ в части, касающейся образования, соблюдается полностью. Все дети в 7 лет после прохождения освидетельствования в ПМПК идут в школы. «Необучаемых больше нет», – с заслуженной гордостью отмечают руководители АРДИ «Свет».

    По словам Любови Ивановны Кац, председателя АРДИ «Свет», ей, маме мальчика с инвалидностью, которому родители своими силами старались обеспечить всестороннюю поддержку специалистов, пришлось лично ходить по квартирам родителей детей-инвалидов и предлагать им объединиться. Родители с самого начала поняли, что платить педагогам им придётся из своего кармана, а вернее, из своей пенсии. Удалось набрать самим только половину необходимых средств, а вторую половину добывали у спонсоров.

    На следующий год для участия в учебной программе пришли уже 64 семьи. Тогда в организации ещё не было программы распространения информации, но сработало «сарафанное радио». «Вы бы видели, какие они пришли… Родители за руку водили их много лет…», – говорит Любовь Ивановна.

    Механизм, который действует сейчас, выстраивался много лет. Помещение, где проводились занятия с детьми, стало первым плодом сотрудничества НКО с властями города – Владимирским городским советом народных депутатов и отделом по делам молодежи администрации города. Новые родители, как и все остальные, стали собирать деньги, дежурить и ходить по спонсорам. Договорились, что помощником педагога будет кто-то из родителей. Отсюда пошло дежурство – раз в неделю по очереди…

    У ребят появились профессиональные педагоги. С группой из 8 человек работали двое: специалист и родитель. Таким образом «убивали сразу трёх зайцев»: экономили деньги, педагог получал точное и полное представление об особенностях ребят и о том, как лучше с ними работать, а родитель учился у педагога профессиональному подходу. Учились на ходу, и скоро конкурс среди специалистов, желающих работать с нашими детьми, достиг 11 человек на место. И хотя зарплата педагогов не выше, чем везде, людей привлекает атмосфера творчества, возможность делать что-то новое, постоянно учиться и делиться своим опытом с другими.

    Но вернёмся в сегодняшний день. Молодые люди с инвалидностью в г. Владимире заняты следующими видами оплачиваемой работы:

    • благоустройство территорий (уборка и приведение в порядок площадок перед городским дворцом культуры и одним из кооперативных домов с использованием соответствующего инвентаря, включающего бензокосилки; разбивка клумб и уход за цветами);
    • уборка подъездов;
    • выполнение простых швейных заказов.

    Ниже мы подробнее остановимся на том, на каких основаниях удалось трудоустроить ребят и организовать их производственное обучение в условиях, когда за спиной у них не было школы и, соответственно, никаких аттестатов. Но сначала попробуем ответить на вопрос, благодаря чему все это стало возможным. 

    Три ноу-хау, о которых рассказывает Юрий Михайлович Кац, заместитель председателя АРДИ «Свет»: 

    ВО-ПЕРВЫХ, умение сотрудничать: с администрацией, с родителями, с частными лицами, со спонсорами. И здесь есть свои подходы, которые коротко можно обозначить так:

    • не плакать, а договариваться;
    • не требовать, а предлагать, не говорить: «Дайте нам!», а говорить: «Давайте это сделаем вместе!»;
    • любые вопросы решать на основании законодательства, четко соблюдая права всех людей – с инвалидностью и без.

     

    ВО-ВТОРЫХ, объединение ресурсов. Например, помещение (муниципальное) кто-то дал (как в самом начале – Комитет по делам молодежи); все методическое наполнение программы – от АРДИ «Свет»; спонсоры оплачивают оборудование. А родители своим трудом поддерживают работу всех программ.

     

    В-ТРЕТЬИХ, «добровольно-принудительное» вовлечение родителей. Важно понимать, что мы собираемся вместе, чтобы помочь нашим детям. Когда человек приходит, чтобы записать своего ребёнка в программу, мы не просим его непременно вступать в нашу организацию – это по желанию. Но участвовать добровольным трудом в той программе, в которой занимается ребёнок, обязательно. Заявление, которое пишет мама или папа, содержит условие: отдавать в месяц 3-4 часа своего времени работе по поддержке программы. Подписанное родителем заявление становится таким образом своего рода нормативным актом.

     

    Пояснения к ноу-хау №1. Когда мы говорим о взаимоотношениях с администрацией, важно твердо придерживаться определенных правил. Все заявления следует подавать только в письменной форме и обязательно указывать: «Просим дать ответ в письменном виде». Чиновник должен дать мотивированный ответ, а если наша просьба не относится к его компетенции, в соответствии с законом он сам должен переслать его в то ведомство, которое обязано решать данный вопрос. У него есть три варианта поведения: сделать так, как мы предлагаем, не ответить и  отказать, написав, на основании чего. В первом случае - мы совместно начинаем реализовывать ту или иную программу. Во втором, случае,  если чиновник не отвечает, мы обращаемся к вышестоящему начальнику, объясняя, что предлагали сделать то-то и то-то (в крайнем случае, при жестком варианте, можно писать в прокуратуру). Но мы предпочитаем не действовать по жесткому варианту. Мы призываем начальника: давайте решим эту проблему вместе! И предлагаем, как решить, причем на основе законодательств, нормативных актов. Начальник понимает: если он собирается отказать, то должен сослаться на закон. Но у нас уже есть обоснование того, что наше предложение реализовать возможно, и сделать то, что мы предлагаем, положено. Человек попадает в ситуацию, когда он должен сделать что-то конкретное - не потому, что так хотим мы, а потому, что так нужно.

    Если при всем этом сразу не следует положительный ответ, мы не бьем в колокола, не зовем телевидение, мол, смотрите, какие они плохие.. Мы не хотим объявлять войну, поднимать народ на пикетирование. Нам не нужен скандал, «жареные» сообщения в прессе. Нужно решение проблемы. И главный упор  делается на сотрудничество.

    Далее – взаимоотношения со спонсорами. Мы заинтересовываем спонсоров прозрачностью, полной отчётностью, предоставлением ксерокопий всех товарных чеков. Бывает, дал предприниматель небольшую сумму и отказывается от отчёта – я вам верю. А мы всё равно даём отчет – веришь, не веришь. Приносишь ему эти ксерокопии, он скосит глаз – а они читают быстро – и всё. И потом к тебе уже доверие, и так каждый раз. Есть такие спонсоры, которые готовы помочь конкретному человеку, но не организации. И в этом случае мы отчитываемся перед ними и приглашаем на наши праздники. 

    Пояснения к ноу-хау № 3. Формулировка «добровольно-принудительное», безусловно, берётся в кавычки. Потому что главное  – это работа с родителями: громадная работа по преодолению у родителей забитого состояния, по выводу их на уровень нормальной работы и работы в общественной организации тоже. За нашими достижениями огромный 13-летний труд.

     

    Как и почему лицей (так названо профессионально-техническое училище), куда обычно поступают подростки после окончания 9 или 11 классов школы, открыл отделение для инвалидов? В настоящее время – в соответствии с важным нормативным актом, разработанным областным департаментом образования. Согласно ему ребята, которые не имеют образования – начального, восьмилетнего, среднего (их так и назвали: «ребята, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации»), имеют право учиться в лицее и получать свидетельства о присвоении разряда по той или иной осваиваемой профессии. Любой лицей Владимирской области имеет право взять ребёнка «с улицы» и обучить его профессии. Пока этот нормативный акт имеет силу только на территории Владимирской области (начальное профессиональное образование у нас находится в ведении субъектов Федерации), но есть надежда, что подобные постановления появятся и в других субъектах Российской Федерации, и в России в целом. 

    Однако история не была такой простой. Большинство участников программ АРДИ «Свет» имеют, как принято выражаться, «глубокую степень умственной отсталости» и, значит, относятся к ведению органов соцзащиты. Однако (и это важно!) благодаря тому, что совместными усилиями НКО и государственных органов удалось добиться соглашения между министерствами социальной защиты и образования, стало возможно появление такого нормативного акта.

    Логика организаторов АРДИ «Свет» была такой: с самого начала было решено, что «Школа жизни» будет включать обучение трудовым навыкам. Ребятам необходимо научиться обслуживать себя, убирать помещения, стирать бельё и делать всё, что может обеспечить максимальную независимость. Потом появилась программа обучения швейному делу. Дело было так. В 2000 году АРДИ «Свет» стала лауреатом конкурса памяти Матери Терезы и получила приз в 1500 долларов. На эти деньги купили бытовые электрические швейные машинки. Начали учить ребят – сперва строчить на бумажке, затем на тряпочках… Потом научились шить рукавицы, подшивать полотенца, Это было уже что-то реальное. Что же делать дальше? Искать заказы? Но для этого у ребят должен быть разряд. Находившийся рядом учебно-производственный комбинат (УПК) мог принять экзамены и присвоить разряд, но УПК закрыли. Учащиеся со своими швейными машинками ушли и оказались на улице. Руководители организации всё же не потеряли уверенности в том, что смогут найти место, где ребят будут учить швейному делу. «Когда ты начинаешь думать и решать какую-то проблему, в конечном итоге она решается, – говорит Л. И. Кац, – просто нужно как следует сконцентрироваться, и проблема начинает решаться». В профессиональном лицее №39 студентов обучали по специальностям портной, закройщик, лаборант, эколог, бармен, официант.

    Итак, портной.

    Пришли в департамент образования и предложили попробовать открыть в лицее группу для участников программ АРДИ «Свет». Первые 3 года ребята учились в лицее в рамках эксперимента. Опять-таки, в этот период бок о бок с педагогом лицея работал ещё один взрослый – педагог сопровождения, представитель организации. По прошествии трех  лет после начала обучения работа идёт уже без педагогов сопровождения. «Получается, что мы помогли сохранить педагогов и предложили им новый опыт. – говорит Л. И. Кац, – этот опыт изучали сотрудники психоневрологического интерната, и воспитывающиеся там дети тоже стали посещать находящийся поблизости лицей». Тогда и появился документ, легализующий обучение не только детей-инвалидов, но и других молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

    Что же, помимо доброй воли администрации лицея, могло мотивировать администрацию учебного заведения? Во-первых, в данном случае открытию такой группы способствовала недостаточная наполняемость лицея. Во-вторых, это дополнительные деньги (20% к зарплате), которые выделяет департамент образования в фонд заработной платы работников лицея для оплаты труда педагога, работающего группой ребят с инвалидностью.

    В 2008 году состоялся уже третий выпуск. Что дальше? Несмотря на наличие разряда, все молодые люди имеют 1-ю группу инвалидности, 3-ю степень нетрудоспособности, и  значит, не могут быть трудоустроены официально. Несколько выпускников лицея пошли работать в учебный швейный цех (полученный в свое время от ВОИ). Там они закрепляют усвоенные в лицее навыки и выполняют заказы (поиск заказов – отдельная, непростая работа). Другие не пошли в цех, но тоже работают: 3 девушки стали надомницами – шьют для монастыря; одна – вышивает иконы. Ещё одна девушка по желанию мамы учится убирать помещение, находящееся неподалеку. Двое юношей решили заниматься благоустройством территорий и присоединились к уже работающей бригаде. Все эти молодые люди работают, но оформляются на работу либо их родители, либо организация, занимающаяся трудовой реабилитацией. Инвалидам выплачиваются деньги за работу в форме стипендии. Её размер зависит от количества проработанных дней и качества выполненной работы. Всего на благоустройстве двух участков в настоящее время работают 15 молодых людей.

    Вопросы профессионального обучения и трудоустройства, естественно, волнуют не только владимирских родителей и профессионалов. Анализ ситуации, выявление препятствий и поиск путей решения этих вопросов становятся содержанием региональных, межрегиональных и международных встреч. Возможно, активистам наших родительских объединений стоит поближе познакомиться с выводами и практическими предложениями их коллег.

    В заключение хочется сказать, что «хождение за три моря» – занятие интересное и полезное, но в Москве тоже есть чему поучиться. Об этом – в наших следующих публикациях журнала «Сделай шаг».

    Похожие материалы