Чтобы продолжить просмотр материалов Электронной библиотеки, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться
288

"Я поняла, что не одна в окопах"

Описание:

Григорию Примак в этом году исполнится 26 лет. Гриша практически ровесник фонда, вместе с мамой Татьяной они были “первооткрывателями” Даунсайд Ап, первыми пришли в фонд, когда он только начинал свою работу. О том, как жила семья тогда в 90-е и как живет Гриша сегодня - рассказывает Татьяна Примак.

Григорию Примак в этом году исполнится 26 лет. Гриша практически ровесник фонда, вместе с мамой Татьяной они были “первооткрывателями” Даунсайд Ап, первыми пришли в фонд, когда он только начинал свою работу.  

“Грише было 2 года, когда мы приехали в Даунсайд Ап. И все эти 2 года до того, как узнала о фонде, я просто сидела и плакала над ребенком, — вспоминает Татьяна.

- Я же вообще тогда ничего не знала про этот диагноз, у нас тогда совсем было не принято про это говорить в Советском Союзе. Вот и когда я родила, и мне сказали у ребенка синдром Дауна, я говорю: “А что это такое ?!”, и там, конечно, наговорили, что будет овощ и, чтоб ребенка я оставила, отказалась. Врачи очень напирали.

После роддома нас с Гришей перевезли в детскую поликлинику и там мы застряли. Я спрашиваю: “Почему мы тут лежим? Что происходит?” Медики говорят, мол, мы наблюдаем за ребенком. А через неделю просто приходят ко мне со всеми документами для отказа, сделали все-все-все, мне только осталось подпись одну поставить, понимаете? Я взяла ребенка и ушла — сказала: “Нет, что будет, то будет!”

А не было тогда ни-че-го. 96 год о синдроме Дауна совсем не говорят, детей не показывают, все сидят по домам и не знают, что делать. Мне казалось, что у меня у одной такой ребенок, кажется, что ты, как прокаженный и совсем один. Совсем.

И вот однажды я включила телевизор, там выступал Сергей Колосков, он рассказывал о своей дочке Маше с синдромом Дауна и в конце программы оставил телефон. Я позвонила, мы поговорили, и он дал мне контакты Даунсайд Ап.

И для меня началась другая жизнь.

WhatsApp Image 2022-09-22 at 17.20.52.jpeg

***

Помню, мы приехали: двухкомнатная квартира, детей и родителей было мало, вместе с нами не больше десяти, детишки все маленькие, такие же, как и Гриша. Честно говоря, я сейчас уже и не вспомню, чем они там занимались, но очень хорошо помню, свое состояние — мне стало легче дышать.

Даунсайд Ап словно открыл мне глаза, я, во-первых, поняла, что синдром Дауна — это не так уж и страшно, как врачи говорят. Во-вторых, когда фонд только открылся, родители увидели друг друга — это уже было что-то такое большое. Одно дело я плакала два года из-за того, что я одна и мой мир рухнул, и тут... я поняла, что не одна в поле воин! Я не одна в окопе! Когда мы все вместе, понимаете, это такое подспорье, мы все как можем воспитываем наших детей и что есть такая организация, которая при случае всегда поможет.

Никто ни на кого косо не смотрел, все были равные.

И это было важно не только для меня, но и для всех нас, помню, родителей, которые из других городов приезжали. У меня появились силы, открылась другая дверь в другой мир и самое главное — глаза на этих детей. Там мне впервые сказали, что если заниматься с ребенком, то может что-то получиться.

WhatsApp Image 2022-09-22 at 17.20.53.jpeg

***

Гриша ходил на занятия, раза два в неделю, если не ошибаюсь, и всегда был просто в восторге от этих занятий. Был маленький - рисовал, лепил, логопеда хорошо помню, потом подготовку в школе проходили. На этом занятия в Даунсайд Ап для нас закончились.

Гриша молчал до 7 лет, потом заговорил. Пошел в школу коррекционную, здесь у нас, в Одинцово. Закончил её. Любимые предметы в школе были, труд, физ-ра, танцы. Танцевать любит очень и по сей день. Когда была еще возможность ездить в летний лагерь, как он там на дискотеке отрывался, раскрепощался, вы бы видели! Очень любил раскрашивать, до сих пор раскрашивает. В лотерею любил играть, понимал, как и что нужно зачеркивать.

В детстве у Гриши характер хороший был, сейчас повзрослел и: “это не буду, то не буду”. 8 октября будет отмечать свое 27-летие. Когда был маленький книжки просил подарить, про динозавров любил, Пушкина “Золотую рыбку” наизусть знал, Есенина любил.

Сейчас в качестве подарка диски просит. Он увлекается компьютерными играми, вечерами за ноутбуком сидит. Ушел с головой с компьютер. Читает сейчас, разве что - газеты, журналы

Гриша вырос добрым и ласковым, конечно, он поменялся, вырос и ему хочется самостоятельности, может и нагрубить, хоть и показывает характер, ругаемся иногда, но у нас получается договариваться.

Хочется ему гулять уже самому, понятно: “я пойду погуляю, на качели”. Выходит на улицу вечером, там у него товарищ есть Антон, тоже с ОВЗ, с которым на площадке вместе мяч гоняют. Поиграют и разошлись. Не могу сказать, что они дружат, но очень тепло друг к другу относятся. Когда Гриша видит, что номер Антона на экране телефона высвечивается, радуется:” Ой, мне Антон звонит!” разговоры у них, конечно, своеобразные, каждый о своем говорит, но тем не менее.

С удовольствием ходит сам в магазин. Когда я болела, ходил в магазин с радостью, я дам денег, напишу, что нужно на листочке - приносит. Он мне очень помогает. Может пол помыть и посуду помыть, подмести, постель заправить - не проблема. Единственное, готовить сам не может, говорю ему: “Гриша, давай научу тебя, как макароны отварить”- он убегает сразу, потому что газа очень сильно боится.

Мне жаль, что в нашей стране после того, как ребенку стукнуло 18 лет, государство не очень обращает на нас внимание. Я понимаю, что нам очень нужен социум, социум — это общение, если нет социума, наши дети чахнут. Сейчас Гришин социум - это ребята из “Доброториума” - центр творчества в Одинцово. Они там в компании таких же молодых людей рисуют, поют Гриша, кстати, очень любит Киркорова, Баскова, “Самоцветы”, знает их песни, может подпеть. Только вот, когда все закончилось, все разъезжаются по домам, дружбы нет как таковой.

Я дружу с Ириной, мамой Эдика, мы вместе тогда в 97-ом поехали в Даунсайд Ап и до сих пор общаемся. А так мы никогда бы не встретились. Это хорошо, когда вместе.

Поэтому, конечно, Даунсайд Ап повлиял на нашу жизнь, на мою жизнь. Фонд подарил людей, оживил меня, вернул в реальную жизнь, вдохновил меня. Слава Богу, что он был и есть, и быть ему до конца века! Пусть существует и существует! А мамам малышей хочу сказать - не бросайте детей, эти дети добрые, смышленые, очень хорошие. Я говорю это, смотря на Гришу, спустя 26 лет после его рождения.

WhatsApp Image 2022-09-22 at 17.20.54 (1).jpeg

Похожие материалы